Словесный бисер. Афоризмы Светланы Коппел-Ковтун

Невозможно сохранить своё человеческое достоинство, попирая чужое. Кто не оберегает достоинство другого, уже потерял своё.

Надо мыслить и наблюдать, созерцать и вопрошать. И ни в коем случае не самодовольничать. Видеть — это спрашивать, тот, кто думает, что знает — не видит ничего, не может видеть.

Вера во Христа — это не вера в авторитет, а её противоположность.

Мы падаем в Бога, если не падаем в дьявола. И если падаем в Бога, то не упадём: падать в Бога — это лететь, а не падать. Об этом юродство...

Человечность — это такой большой и мягкий «слон», размером со Вселенную (он больше Вселенной), которого хотят запихнуть в коробочку, размером с игольное ушко. Вот такой духовный перевёртыш! Это и будет дело системного антихриста.

Когда всё лучшее в жизни случается не благодаря обстоятельствам и людям, а вопреки им, трудно не заметить рядом Бога. Трудно не заметить Бога, когда трудно.

Человек — это мечта, к которой идут все люди (если они люди, пока они люди...).

Люди становятся каждый вполне собой, когда помогают друг другу состояться, а не когда требуют друг от друга состоятельности.

И мы — подобие шкафов:
хранилище вещей не для себя...

Что я должен другому? С одной стороны — никто никому ничего не должен. Однако с другой — звание человека меня обязывает и приглашает, призывает к соответствующему мышлению и действию (это и есть человек — определенный функционал), и вопрос в том, беру я на себя эту роль или нет, принимаю на себя право и возможность быть человеком или отказываюсь. И если принимаю, то из этого следует, что я должна другому человека. Причём в себе и в нём (они всегда сопряжены). Иначе невозможно быть человеком.

Рецепт хранения в себе человечности прост: храни её в другом! Тот, кто готов предать человека в другом, уже предал его в себе.

Дикий человек до человека и дикий человек после человека — не одно и то же.

Когда критичный взгляд на другого более критичен, чем взгляд на себя, истину невозможно увидеть и правду сотворить невозможно.

Для беседы надо входить на территорию размышляющего, а не сидеть на своей. На своей понимаешь только себя. Как входить на территорию другого? Снимая свои дорожные сапоги, как минимум. Смотреть глазами другого — искусство, которым владеют только свободные.

Эгоизм — это ложная любовь к себе. А ещё точнее — любовь к ложному себе. Чтобы перестать быть эгоистом, надо расти ввысь — т.е. перемещаться по личностной вертикали, чтобы оказаться этажом выше — там, где возможна любовь. На этаже эгоизма любовь невозможна в принципе. Когда человек живёт на этаже эгоизма, он даже добрые дела совершает из эгоизма. Прп. Арсения (Себрякова) об этом говорит так: «Человеческое добро — мерзость есть пред Господом». 
Эгоизм не способен к чистым отношениям — только к манипулятивным, корыстным.

Мыслящие никогда не умничают. Умничающие никогда не мыслят.

Христианство — это свобода. А почему не любовь? Потому что любовь — это уже второй шаг, после свободы? Нет, потому что любовь — это Христос, а не христианство.

Любовь — это про понимание, а не про его отсутствие.

Желание умничать противоположно жажде познания.

Дурной вкус — это начало дурного человека.