Словесный бисер. Афоризмы Светланы Коппел-Ковтун

Быть - это длить себя живого, не алгоритмичного (в отличие от «существовать»). А его многие даже найти не могут, не то что длить - не ищут (незачем).
Причём себя живого надо находить снова и снова, нельзя найти себя живого раз и навсегда. Потому важно жить в кругу живых текстов, живых образов.
Чужие стихи и мысли, которые как стихи, можно длить в себе - это помогает, когда своё не длится. Кое-что из чужого забираю себе на память, чтобы открыть, когда не течёт моя внутренняя река, скованная льдами, и длить. Длить можно только настоящее: своё или чужое - не так и важно, если своё уже найдено, потому что, для чужое, длишь ТОЛЬКО своё. Но и чужое тоже длишь, для своё. То, что длится - общее, хотя и имеет на себе авторский след.

Не желай иметь, а желай быть достойным того, чтобы иметь, и дано будет.

Смирение вырастает при усилии выпрямиться в благодарность.

Пока человек не вырос, он думает, что истина ему дана для того, чтобы бить ею других (тех, у кого не так, иначе, по-другому — не в соответствии с его истиной). А когда вырастет, начинает понимать, что истина ему дана для того, чтобы видеть ею другого, видеть её в другом, всматриваться, вслушиваться в другого и любить его — истиной.

У всякого человека по большому счёту есть только одна валюта — судьба, и ею он расплачивается и за свою любовь, и за свою нелюбовь.

Ложный Другой — метод Антихриста, которым осуществляется порча человечности. Все человеческие наработки на тему Другого — подспорье в деле противостояния набирающему силу социальному антихристу, который разворачивается не где-то, а в нас.

Кичится тот, кто присваивает себе и только себе то, что только ему не принадлежит.

Только впустив в сердце Другого, можно войти и самому. Потому и сказано: кто говорит, что любит Бога, а ближнего своего ненавидит, тот — лжец.

Не надо эмоционировать вместо мышления. Эмоции мешают чувству.

Подлинное величие не знает себя великим, потому что всецело отдано Великому, но оно знает о своей сопричастности Великому.

Кто озарит
на верхних этажах,
тому и верю.

Именно посреди ада есть великая нужда в победе над ним, т.е. в Боге.

Посадив у реки черенок,
ты успеешь о нём позабыть.
Но однажды услышишь, как Бог
просит жажду его утолить.

Всё настоящее — действует. Дары у каждого свои, и люди действуют, исходя из даров. А ряженые — имитируют действие, чтобы скрыть свою ненастоящесть. Ряженые всегда намереваются торчать напоказ.

Личность призвана защищать другого больше, чем себя, а женщина, наоборот, призвана больше хранить себя и своё. Это очень любопытный факт, который стоит осмыслить.
Обращаясь к личности, надо следить за тем, чтобы не оскорбить женщину — иначе результат общения может быть не таков, как ожидается.

Красота, если кто к ней приобщился, непременно требует служения красоте в другом.
Мы должны стремиться помогать другим родиться в красоту, иначе утратим всё, что имеем.

Каждый человек — своя культура, а в итоге — своё бытие. При том, что Бытие, как и Мышление обще у всех.

Метод антихриста в нас — расчеловечивать человека через бесчеловечный (обесчеловечивающий) социальный запрос.

Я иду, изменяюсь во времени и пространстве — живу, а Бог всегда там, где должен быть, чтобы Им можно было жить. Он неизменен в этом вечном предложении Себя как жизни. Он стоит там, где Ему должно стоять, но при этом идёт — со мной, с каждым, кто идёт. Человек знает где ждёт его Бог, знает куда всегда может вернуться из любых далей.
Человек не умеет быть таким прочным, надежным, верным, потому что он всегда изменяется и легко изменяем. Человек течёт, бежит, а Бог — стоит, но и человек в Боге умеет стоять. Бог в человеке идёт (вместе с человеком), а человек в Боге стоит (вместе с Богом).

Не человек овладевает знанием. Знание овладевает человеком. Оно прорастает в него, и человек растёт в знании, когда оно прорастает в нём.