Проза

Люди — существа сказочные

Люди — существа сказочные, всякий человек таков, как он есть, в зависимости от сказки, в которую верит, от сказки, которую он сам себе рассказывает: о себе, о мире, о соседе, о кошке..., о небе. Люди живут в пространстве, создаваемом их сказками о себе, потому надо быть очень внимательными к своим сказкам...

Самость никогда не бывает другом другому

Самость никогда не бывает другом другому, максимум, на что она способна - это партнёрство вокруг общих корыстных интересов того или иного плана (корысть ведь бывает не только грубой, но  тонкой, рядящейся в позу высокого). Где есть дружба, там непременно Господь посреди дружащих...

Запрещаю запрещать...

- Я запрещаю вам запрещать меня!

- Так вот и вы запрещаете...

- Я запрещаю запрещать, а не быть - не чувствуете разницы?

- Нет.

- Если вы не позволите мне быть, я исчезну: совсем или только из вашей жизни - это как повезёт, но исчезну. Хотя... 
Чтобы исчезнуть, надо быть, а был ли я? У себя, кажется был. А у вас, кажется, нет...

- Люди боятся потерять друг друга, потому что...

- Потому что найденное терять не хочется. Но если они так и не встретились, не нашлись друг для друга, потеря - миф, вымысел. Чтобы потерять, надо иметь.

- Чтобы исчезнуть, надо сначала быть...

Кто определяет должное? - Антихрист против Христа

Делать что хочешь? Или делать, что надо? Желаемое или должное? Хорошо желать то, что должно, и делать то, что надо делать. Таков привычный ответ на этот привычный вопрос.
Но сегодня всё более актуальным становится вопрос: а кому это надо? Кто определяет должное? Правильный ответ - Христос, и это очень актуальный ответ, потому что Антихрист как раз эту часть Христового в нас перестраивает на себя, отнимая у Христа в нас. Он желает определять должное человеку, всецело лишая его своего собственного хотения - воли, укоренённой в замысле Творца. 

«Не надо очеловечивать животных»? Или всё-таки надо?

Не надо очеловечивать животных. Эта расхожая формула требует пояснения, потому что в одном случае она верна, в другом случае — ложна, и, как правило, понимается она, к сожалению, ложно. Дело в том, что очеловечивать — качество человечности. Об этом свидетельствует вся культура. Очеловечивая, очеловечиваемся. Так же и расчеловечивая, расчеловечиваемся...

Антиикона против иконы, или Бесчеловечность в маске человечности...

Соглашательство со злом в принципе не злых (но значит и не добрых!) людей наделяет зло силой. В чём ложь соглашательской позиции православных? В том что они считают себя пустым местом. А как же Христос в нас?! Вторая ложь заключается в том, что причиной конца мира считают Бога, мол, по Его воле всё приходит к концу. Да нет же, по Его воле конец мира всецело зависит от уровня человечности в людях! Иссякла человечность, вот и пришли последние времена. Воля человека угробит мир, а не воля Бога. По воле Бога осуществится Второе пришествие.

У времени постправды есть библейское имя — время отделения «овец» от «козлищ»

У времени постправды, постполитики, постмедицины, постхристианства, постистины, постчеловека есть библейское имя - время отделения овец от козлищ. Когда правду устанавливают не извне, а изнутри, когда вовне всё ложь, и давно знакомые истины подменены (сначала выхолощены, уплощены, а потом подменены симулякрами), ваш выбор, сделанный в таких условиях, говорит о вас правду. Нельзя подстроиться под правду - нет такой возможности. Кто не носит правду в себе, тот уже не сможет сориентироваться и отличить правду от лжи.

О конфликте между женским и личностным началом в женщине

Когда я думаю о грехопадении Евы, мне кажется, что во грех её ввело именно женское начало. Прельстилась не личность Евы, но женщина в ней. Она же беседовала со Змием. Личность — для бесед с Богом. И Адам съел запретный плод как мужчина, муж своей жены, послушавший жену. Природный механизм отношений между полами, который создан Богом для людей, и куда Бог не вмешивается, был использован князем мира сего не во благо, а против человека как творения Бога...

«Музыкальный инструмент» решил, что «камертон» устарел, что всякий шум — тоже музыка

Христианство прекрасно доносит веру до людей - которым она нужна. Что делать с религиозными «дальтониками» и «слепцами»? В том и суть веры, что слепые прозревают - если уверуют. Но сегодняшние слепцы хотят, чтобы вера уверовала в слепцов, чтобы вера изменилась, а не они. «Музыкальный инструмент» решил, что «камертон» устарел, что всякий шум - тоже музыка, что любое звукоизвлечение достойно равного внимания и уважения. А ведь это значит, что добра и зла не существует - иначе ущемляется в правах зло. В этом суть новейших устремлений к отмене догматов, которая всегда завуалирована красивыми слоганами.

Подлинные слова приходят в ответ на вопрошание

Подлинный поэтический текст вовлекает читателя в действие (приобщает), он не просто информирует, но ведёт по пути, он есть путь. Неподлинная поэзия этого не творит с читателем, в ней есть слова, но нет силы Слова - в слова не вложен зов Целого. И, разумеется, сам читатель должен быть способен воспринимать тот дар, который есть в поэтическом слове.

Ещё одно платье...

Ещё одно платье, ещё одна кофточка, ещё одни бусы, серьги, туфли, шарфик... Так женщина хранит в себе женщину - она обращается за помощью к вещам, если люди отказывают ей в помощи, если люди атакуют её женственность. Мир сегодня безжалостен по отношению к женщине, и виновата ли она в том, что ей нужно себя беречь и защищать? От мужа, от мира, от пожара...
Женщина - то, что требует бережного отношения и внимания, иначе она гибнет или превращается в стерву, «тёлку»...
Женщине нужно платье, а травмированной женщине - ещё одно... Всегда ещё одно, дополнительное, лишнее - избыток.

Теперь я знаю...

Небо моё искрится, а твоё — темно, как дождливой ночью. Тебе больно? «Да, мне очень больно, — говоришь ты. — Бог меня не любит».
Любит! Он всех любит! Вот тебе искра моего сердца — зажги свою звёздочку. «О, как красиво!», — говоришь ты, и кладёшь в карман свет, который надо отдать, чтобы он вырос. От звезды к звезде идём дорогой Солнца. Тебе теплее? «О, мне больно! Больно!», — говоришь ты и тянешься рукой к очередной звезде на моём небе, чтобы сорвать её...