Проза

Виновата ли «белая ворона» в том, что она «белая»?

Виновата ли «белая ворона» в том, что она «белая»? Вряд ли, хотя кто знает - может ей хочется быть таковой. Виновата ли она, если хочется? Смотря в каком смысле хочется: желание выделяться любой ценой - дурное, а желание быть собой - нет. Имеет ли право «белая ворона» быть собой?
Под ответ на этот вопрос подогнана вся тематика прав меньшинств, развёрнутая в наше лукавое время. Если следовать этой нечестной логике, то и убийца имеет право быть убийцей (мозг у него такой) - и такое понимание транслируется в определённых кругах. С какой-то сомнительной целью, вероятно...

Словесный бисер (из дневников). Для книги «Полиритмия времени»

Две бездны человеческого

Всматриваться в бездну человеческого означает видеть сразу две бездны: бездну божественного в нас и бездну бесчеловечного в нас. Оказаться между этими безднами и означает прийти в мир человеком. Вторая бездна преодолевается устремлением в первую — не иначе. Стоит отмахнуться от бездны божественного в нас, и падение в бесчеловечность — лишь вопрос времени. Но время в данном случае штука непростая, оно одновременно выступает на стороне двух бездн, и побеждает то время (и та бездна), которое милее людям...

Христа можно не предавать умом, но предавать сущностью

Сделав тот или иной благой выбор, личность должна ещё овладеть им на уровне своей сущности -  т.е. надо овладеть своей сущностью настолько, чтобы привести её в согласие с выбором. Личность и сущность могут сильно не совпадать. Скажем, личность желает родиться во Христе, чтобы обрести свою полноту, и потому делает правильный интеллектуальный выбор, однако сущностно остаётся прежней, отстаёт, не практикуя этот выбор в каждый момент жизни. Потому и мертва вера без дел, что сущность без дел не втягивается в личностно выбранную жизнь, а значит подлинно человек не живёт той жизнью, которую выбрал. 

Идеальное искушение — соблазн идеалами

Идеальное искушение для человека, особенно русского — соблазн идеальным, в смысле относящимся к идеальному, соблазн идеалами, идеями добра и правды, которые привиты и живут, кажется, на генетическом уровне (достаточно их переформатировать, приспособив к новым реалиям — изменить суть, но не ярлык). Русские — романтичны, они действительно способны разрушить свою страну, если она им кажется неидеальной. А какая идеальная-то? Где?

Наша сила — в правде, но в какой именно?

«Отмените рекламу! - вопиет французский писатель Рено Камю в статье «Уродство знака». - Отмените подачу сигнала! Перестаньте заменять текст комментарием, изящество - объяснением, объект - названием, продукт - торговой маркой, поэзию - инструкциями по использованию».
«Когда на здании много лет висит реклама чего-то чуждого,  люди начинают думать, что Лувр — это швейцарские часы»...

Супруги святы друг для друга – вот что такое «малая церковь», т.е. семья

Любить человека –  это всегда знать, что он хороший (не помнить, а знать!), видеть его хорошесть даже сквозь его несовершенства и ошибки. Не то, чтобы прощать, а как бы не винить даже, понимать, что все мы немощны, и не судить. Просто любить... –  всегда.

Служение Родине — это форма служения Богу

Наверное можно начать от противного: Родина - не идол, нельзя позволять превращать служение Родине в служение идолу. Служение Родине - это форма служения Богу, иначе вырождение и гибель неизбежны. 
Ближе всего к понятию «родина» понятие «народ». Как говорил свт. Иоанн Златоуст, народ - это святые, а не толпа народа. Народ и население - про разное. Так и с родиной обстоит дело, потому эту Родину пишут с большой буквы.

Полиритмия времени

Полиритмия — музыка времени (отличный её пример — композиция John Browne и группы «Monuments» — «I, The Creator»). Полиритмия учит мозг уклоняться от мейнстримных рек, по которым ныне течёт всякая чушь, портящая умы, мешающая процессу осмысления происходящего. Наши реки сознания захвачены технологами оболванивания, потому надо уметь уклоняться от прущего в глаза лживо привычного, глупого и фальшивого, уклоняться умом, как Нео телом уклонялся от пуль.

Полёт дороже птицы

- Птица, к твоим крыльям хотят привязать верёвки. Потому что верёвки не летают иначе.
Тем более цепи...
Птица на цепи - птица? 

- Зачем верёвкам и цепям небо?...

Видеть другого...

Что такое друг? Это другой (не Я), у которого можно спросить совета как у бога. Это другой, через которого можно поговорить с Богом, т.е. это человек, который любит тебя настолько, что в нём может подавать весточки о Себе Бог. Бог, который в нас.
Друг - это тот, кто смотрит на меня глазами Бога, тот, кто позволяет Богу быть в себе, кто приглашает Бога в себя, и при этом любовью удерживает меня, мой образ, в своём сердце...

Жить в мире и не травмироваться миром невозможно, или Правду сегодня надо заслужить

«Мир во зле лежит», и бремя мира - это бремя греха. Жить в мире и не травмироваться миром невозможно - травмируются все, но в разной степени и в разных местах, на разных уровнях. Быть может, мы более всего различаемся именно выбором наиболее выносимых для себя способов травмирования. Вот эту травму я могу понести, а ту - не могу, или это для меня более травматично, чем другое (более затратно в итоге)...

В брак вступают с личностью, а живут со стихией

Радовать личность женщины и женщину в ней - не одно и то же*. Это про разное. Ловеласы всегда соблазняют не личность, но женщину, включая гормональный фон, влияющий и на личность. В супружеской жизни часто происходит обратное: муж обращается не к женщине, но к личности женщины, намереваясь общаться с женщиной. Потому что так безопаснее - опосредованное личностью женщины общение  с её женской стихией в некотором смысле более гарантировано, т.к. отношения выстраиваются именно с личностью. Личность мужчины как бы спрашивает разрешение у личности женщины - можно ли включить другой этаж отношений.

Мы должны помогать друг другу быть прекрасными

Что такое предательство? Это, прежде всего, предательство себя прекрасного. Раньше, чем предать другого (прекрасного другого - т.е. прекрасного в другом), человек предаёт прекрасного себя (прекрасное в себе). Быть прекрасным - вот главная задача и главная жажда всякого человека.
Все хотят быть прекрасными, только не все поняли это про себя, не все знают об этом - потому что себя мало кто познал...

Ткани. О покровах

Нет-нет, я не шью покрывала из лоскутов. И не рву вещи на части, чтобы понять из чего они сделаны - для меня это больно. Я только штопаю - латаю дыры, пытаясь сберечь истончённое временем целое в сохранности.
Люблю тонкие ткани - они как дымка неуловимы и потому крепки. Прозрачное - лукаво, неправдиво, оно прозрачно лишь там, где хочет, и потому, что хочет себя показать кому-то. А вдруг не мне? Сокрытое - тоже обманно, оно не умеет быть открытым и оставаться собой: сокрытое право, пока таится.
Ткани - не только покров и защита, они высокий дар, который не ценят. Покрытое - не сокрытое...

Адам — это выживание, а Ева — жизнь

Выживание-Неуязвимость-Антихрупкость* — триада, предложенная Талебом**, для осмысления реальности и себя в кризисной реальности...
Очевидно, что мужчина и женщина созданы как хрупкость и антихрупкость, причем где хрупок один, там антихрупок другой. Мужчина физически хрупок, а женщина физически антихрупка... Однако женщина хрупка психически, в то время как мужчина психически антихрупок

Скажи каков твой миф, и я скажу кто ты

Миф — вот настоящая реальность! Скажи каков твой миф, и я скажу, кто ты. Реальность — это миф, то есть реальностей много, их гораздо больше, чем одна. Заблуждаются, как правило, те, кто этого не понял и потому находится в плену того или иного мифа. Свобода — в свободном подчинении избранному мифу.
Сегодня реальностей больше, чем людей. В комнате может находиться три человека и вместе с ними сто три мифа. В этом особенность нашего времени.
Условный Запад лжёт? Нет, они создают свой миф*. И верят в него, а значит создают мир по мифу своему. И многие русские уверовали в их миф — потому что своего не имеют...

На что жалуетесь?

- На что жалуетесь?
- На себя. Я оказался не тем, кем хотел быть.
- Неожиданно получилось?
- Сначала было неожиданно, а потом уже предсказуемо. Но неисправимо.
- Почему неисправимо?
- Оказалось мало желания быть вообще. Всё равно не быть, так какая разница каким быть. Начинаешь охотиться за сиюминутным, а не за вечным, за мелким, а не глобальным...
- Потеряли вечность в себе? 
- Не знаю, может не обрёл. Или мало дорожил ею. Я теперь ничем не дорожу. Ничего не жаль по-настоящему, чтобы за это сражаться...

Бла-бла-бла «за мир» и реальная борьба за мир — не одно и то же

Истина может противоречить очевидности. И чем дальше в постмодерн, тем больше очевидность расходится с истиной.
Но у истины есть потрясающее свойство - выходить навстречу своему соискателю. Возможно, что именно это свойство истины и позволяет её безошибочно находить, когда жажда истины неложна...

Матрица образов может удерживать мир от падения

Когда всё только случилось, и ум многих застыл в ужасе и недоумении, люди обращались взорами к тем маячкам, которые быстрее соображают — чтобы схватить как можно скорее хотя бы флёр, хотя бы тень грядущей, рождающейся мыслепилюли. Люди не знали, что делать с той реальностью, которая вошла в жизнь и обрушилась на них всем своим весом подлинности.
И, замечу, искали не столько информацию, сколько духовную опору (на кого опереться, на что) в стоянии посреди рухнувшей прежней реальности — чтобы не упасть...

Надо молиться об отрезвлении, чтобы закончились военные действия

Когда говорят о войне России и Украины, уже играют по правилам врага — невольно, конечно, но всё же. В политическом лексиконе иначе не скажешь, но в житейском измерении и, главное, на душевно-духовном уровне — что такое Украина, и что такое Россия? Для меня, например, Украина — это я и многие близкие мне люди, и Россия это я и многие близкие мне люди...

Запоздалый герой, преступник или загнанный в угол человек?

Мне показались точными слова одного из недружественных Путину комментаторов: «Он действует как историческое лицо, а не как политик», потому, мол, трудно предсказать, что он сделает. Роль личности в истории — школьный тезис, теперь у нас есть возможность увидеть своими глазами как это работает в истории. Непростое это дело — видеть подобное, не праздное глядение, потому что требует личного вовлечения в процесс. Мало кому охота это видеть — слишком высока плата.

Время — это стиль

Время — это стиль. Его надевают как одежду и/или носят внутри как истину. Время рядит людей в себя извне и изнутри.
Как когда-то время рядило людей в коммунистов, стахановцев, героев во благо со всеми возможными перегибами, так теперь рядит в торгашей, в аполитичных или протестующих мечтателей, которые погрязли в чужих сказках и не в состоянии сочинять свои. Героями становятся на пути воплощения в жизнь своей сказки, потому теперь не время героев. Хотя они, конечно же, есть — вопреки времени. А может и не вопреки, может они тоже порождаются временем, но как-то иначе...

Друг — тот, кто не любуется собой на фоне твоего страдания

Друг познаётся в беде, причём не обязательно твоей личной — может, общей. Беда — время трагедии многих.
Люди по-разному смотрят, разное видят, по-разному оценивают увиденное, по-разному ставят диагноз ситуации, ищут решение проблем, спасения. А беда обостряет все эти различия.
Глядишь, тот, кто казался близким, уже далёк. Тем более тот, кто таковым прикидывался. А тот, кто совсем не близок, вдруг неожиданно оказывается рядом...

Интенсивность философского вопрошания — это всегда интенсивность переживания своей беды

Решение проблемы — это, прежде всего, рождение себя, способного решить проблему. Порой, конечно, наши проблемы носят более рутинный характер. т.е. не растят нас, и мы в них не растём, однако настоящая проблема всегда требует меня нового, которого ещё нет и который должен явиться в мир в процессе её решения...