Все произведения

Читая между строк

Читая между строк, про строки не забудь -
ведь правду говорят и в них когда-нибудь.

А я люблю, когда светло и грустно...

А я люблю, когда светло и грустно,
когда в заснеженном окне - мороз,
и в росчерке, оставленном искусно,
сверкает тайна миру странных грёз.

Когда подружки, белые снежинки -
под инеем прекрасные вдвойне -
не победили в гордом поединке,
в них близость чуда видится полней.

Какое счастье быть в Твоих руках

Какое счастье быть в Твоих руках -
как в птичьих лапах верная добыча.
Пернатые летают в тех мирах,
где не охотятся - таков обычай.
Охотник здешний, как и рыболов,
бросает в небо пойманный «улов».

И хорошо, что вы не здесь, а там...

И хорошо, что вы не здесь, а там:
я не люблю вблизи людей далёких -
душа не привыкает к сквознякам,
бежит ручьями к своему Истоку.
Сливаясь в реки, ручейки журчат,
их воды в общей серенаде спелись;
и капельки котятами урчат,
как бы у кошки молока наелись.

Цепи и выси

Ваши цепи ломают выси.
Ах, оставьте свои забавы!
Лязг металла и ваши мысли
каждым звуком своим лукавы.
Как ручей, иссыхает жажда -
разве ждёте вы муз падения? 
Их на пир позовут дважды
ради мужества их и пения.

Песня держит...

Песня держит,
не отпускает:
я - синица в её руке.

Светись

Светись, светись - и свет придёт,
светами говорят рассветы.
И сумерков пусты наветы,
когда светать придёт черёд.

Птицам - птичье: что день, что длань...

Птицам - птичье: что день, что длань...
Птичьи свойства - забота песен.
Зовом горним для ближних стань,
сердцем Сердца - Господь не тесен.
Звуки в радуге наугад
растворяют чужие зовы.
Льётся соком песнь-водопад,
в прямодушных врастая словом.
Искривлённое прямозвучие
ароматом неба излечится -
исправляется прямолучием
всё что в сумерках птицей светится.

Глаза в слезах...

Глаза в слезах,
В тоске безмерной сердце,
И ноет грудь от боли в небесах.
Повсюду бродят словно иноверцы,
Но их глаза, как и мои - в слезах.

На том неизреченном языке...

На том неизреченном языке
я с тучами по-братски говорила,
не узнанная до конца никем,
я постигала в чём стихии сила.

Забывчивость, моя вторая суть,
была дороже памятей злосчастных -
я не пыталась радости вернуть,
завоевав почтенье безучастных...

О чём говорят пазлы?

О чём могут поговорить два пазла? Ну, конечно, только о целой картинке - она их соединяет, даже если они расположены на её противоположных краях и не соприкасаются. Общая картинка - целое - это всё, что есть у них обоих. Можно наверное попытаться предложить друг другу рассмотреть тот фрагмент общего рисунка, который их различает, но чтобы его увидеть и воспринять...

Одна песня

Уважение к чужой песне сердца - критерий человечности. Равнодушие в людях и мертвенная глупость развиваются от равнодушия к песне: и своей, и чужой. Своя песня напрямую связана с песней другого, потому что это в принципе ОДНА ПЕСНЯ, но спетая разными голосами. Люди порой свою болтовню ценят выше чужой песни - верный признак того, что и своя песня им мало знакома.

Что-то высказать...

Что-то высказать - это счастье!
Словом мир земной очарован -
как же трудно мычать коровам,
лаять псам и кудахтать курам...
Мы  от них отличны структурой,
именуемой ипостасью.
Лишь глаза у животных - наши:
жизнь мы пьём из единой чаши.

Если родился...

Если родился, то всяко приходится жить.
Хочешь, не хочешь — о казусе этом не спросят.
Лето, зима или рыжая с проседью осень
спорят с весной о тебе, как о вздорной мечте.

Если родился, обязан показывать прыть —
прочь подтасовки! Ах, если бы душу зарыть:
лишний талант...

В хлеву души ютится Рождество...

В хлеву души ютится Рождество
призывом в Божий храм преобразиться.
Христу-Младенцу будет нелегко
в душе воловьей Богом нарядиться.

Осёл и Вол, вспашите эту землю,
согрейте ниву жаждой и теплом!
Пусть Господу она отныне внемлет
и засевается Его Добром!..

Рождественская песнь души

Наверное, сколько душ, столько и песен может быть — каждое сердце поёт Богу хвалу своим голосом, и эти уникальные голоса сливаются в единый хор, славящий Творца. Но у всех ли из нас есть собственный голос? Все ли открыли в себе Бога? Как говорил средневековый поэт и мистик Ангелиус Силезский, Иисус Христос мог тысячу раз рождаться в Вифлееме, но если Он не родился снова в твоей душе, ты всё равно погиб...

При луне

Ваше утро - вчерашний сон,
где же полночь? Часы разбиты.
Утро грезит напором волн
золотых - берегов избыток.
Солнце лунное - не в цене,
но откуда же быть другому?
При луне дороги видней,
если тянутся к дорогому.
Спите дольше - рассвет грядёт,
птичье пенье ему попутно.
Ветер будущее прядёт,
хоть ему вовне бесприютно.

Инициалы

Я так никем не называлась —
я имени ещё не знала,
когда строкою отзывалась
на звук своих инициалов.

И шёлком падали зарницы,
миг искушающие алым —
твоё сомнение продлится
стихотворения кристаллом.

Почему мир погибнет?

Мой сосед сегодня слишком громко говорил со своим Богом, и я невольно всё слышала и даже записала их разговор.
- Бог, - сказал сосед, смеясь, - я так много позитивных картинок размещаю в социальных сетях, столько ставлю лайков под красивыми изречениями мудрецов, всё это делают и многие другие люди - почему же мир становится всё хуже?
- Я смотрю в твоё сердце, - ответил Бог...

Воробьиное

Поэт  болтал  — чирикал с воробьями
о том, о сём, всем зовам поперёк.
А те в мечтах летали с журавлями,
природе посылая свой упрёк:
 — Одним тепло, другим — мороз и стужа,
а справедливость где, чирик-чирик?
—  Друг-воробей, —  сказал поэт досужий, — 
послушай лучше журавлиный крик!..

Два крыла

Взмах крыла - и ужас, и служение,
и тоска, и головокружение:
от высоких чувств до козней ада,
от рождений звёзд до звездопадов.
Всё в себя взяло моё крыло,
но другое было мне дано -
и оно, как всех небес отрада,
взмаху каждому бездумно радо.

Теснота

Если сердце зажмут, 
как пальцы в дверном проёме —
закричит неуёмность утр,
что мир — огромен:
места хватит для всех.
Безумием страсти тёмен,
грех желает утех
средь тех, чей бог нескромен.
Беззаконные плачут звери:
цветы и песни
не растут в их узкие двери —
бездушно тесные.

Корысть против любви, или Почему мы глупеем

Время, в котором мы живём, богато неприятными сюрпризами. Один из них — всеобщее оглупление. И это не эмоции, а научный факт, подкреплённый множеством исследований, в т.ч. генетических. Даже бред шизофреников, как сообщают специалисты, стал заметно более примитивным, скучным — плоским.Мышление теряет объём и становится плоским. Причём плоскоумие создаёт массу затруднений не только в понимании истин, событий...

Поцарапать сердце святого — вдвойне неопасно...

Поцарапать сердце святого — вдвойне неопасно,
оттого, наверное, люди царапают страстно
небеса друг другу. Все, видимо, ищут святыню,
но находят чаще хранимую втайне гордыню.
Лишь святые души внимают молитвам порезов
и сердечным жаром сжигают деяния бесов.