Гости и друзья

Страна хромых

Христиан Фюрхтеготт Геллерт

Была в какие времена 
Та неприметная страна?
Бог весть, но я того не скрою:
Картавостью и хромотою
Ее народ страдал. «Видна
Галантность в этом, не вина», - 
Тем тешились. Чужак не поддержал затею эту,
Походкой твердой шел по свету 
И правильной своей ходьбой
Решил похвастать пред толпой.
Но лишь услышал едкий смех:
«Учись ходить, гляди на всех!»...

Византия и Русь: два типа духовности

Сергей Аверинцев

Подмена не единственное происшествие, которое может случиться со смыслом. Бахтин недаром говорил, что «смысловые явления могут существовать в скрытом виде, потенциально и раскрываться только в благоприятных для этого раскрытия смысловых культурных контекстах последующих эпох»; и он же ввел в обиход понятие «большого времени». В «большом времени» смысл прорастает как зерно, перерастает себя, он меняется, не подменяясь, он отходит сам от себя, как река отходит от истока, оставаясь все той же рекой...

Богословское понятие человеческой личности

Владимир Лосский

Я не берусь излагать то, как понимали человеческую личность отцы Церкви или же какие-либо иные христианские богословы. Даже если бы мы и хотели за это взяться, следовало бы предварительно спросить себя, в какой мере оправдано само наше желание найти у отцов первых веков учение о человеческой личности...

Ночь, улица, фонарь, аптека...

Александр Блок

Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.
Живи ещё хоть четверть века —
Всё будет так. Исхода нет.

Умрёшь — начнёшь опять сначала
И повторится всё, как встарь:
Ночь, ледяная рябь канала,
Аптека, улица, фонарь.

А знаешь, как я книгу жизни читаю?..

Лариса Миллер

Почитаю, отложу,
После снова почитаю.
В тихом доме обитаю,
Чем безмерно дорожу.

В доме тишь, а за окном
Снег задумчивый летает.
Вечность дни мои листает,
Как рука старинный том.

Я помню ночь на склоне ноября...

Марина Цветаева

Я помню ночь на склоне ноября. 
Туман и дождь. При свете фонаря 
Ваш нежный лик — сомнительный и странный, 
По-диккенсовски — тусклый и туманный, 
Знобящий грудь, как зимние моря... 
— Ваш нежный лик при свете фонаря. 

И ветер дул, и лестница вилась... 
От Ваших губ не отрывая глаз, 
Полусмеясь, свивая пальцы в узел, 
Стояла я, как маленькая Муза, 
Невинная — как самый поздний час... 
И ветер дул и лестница вилась...

За всё тебя, Господь, благодарю!

Иван Бунин

За всё тебя, Господь, благодарю!
Ты, после дня тревоги и печали,
Даруешь мне вечернюю зарю,
Простор полей и кротость синей дали.

Я одинок и ныне - как всегда.
Но вот закат разлил свой пышный пламень,
И тает в нем Вечерняя Звезда,
Дрожа насквозь, как драгоценный камень.

И счастлив я печальною судьбой,
И есть отрада сладкая в сознаньи,
Что я один в безмолвном созерцаньи,
Что я все чужд и говорю - с Тобой.

Границы...

Семен Кирсанов

Границы,
вы —
пустые пропасти, слепые бездны, рвы
отвесных замков.
А любви
нужны дороги, улицы, шоссе,
ворота, сквозь какие
могут все
пройти и встретиться.
И если не шоссе и не пути —
то, может быть, леса, поля, холмы,
чтоб спотыкались мы,
и все ж могли найтись и встретиться...

Тучи

Семен Кирсанов

Тучи идут, как гуляющие
небом, как южным бульваром:
облако
около
облака,
облако
с облаком
об руку,
облако
обнято
облаком,
небо заката пылающее
обдано розовым паром.
Как у людей, одинаково:
там, где уже полусвет, —
у одного одинокого
рядом и облачка нет…

Найти бы кого-то бессонного...

Райнер Мария Рильке

Найти бы кого-то бессонного,
Присесть на его кровать
И, в детство перенесенного,
Баюкать и согревать.
И знать одному, как ночь холодна,
Когда впереди ни огня.
И вслушиваться, пока тишина
Не вслушается в меня.
Струится время по руслам рек,
Часы окликают мрак.
А мимо бредет чужой человек
И будит чужих собак.
И вновь тишина. Я глаза подниму,
И взгляд, уходя вперед,
Придержит тебя и отпустит во тьму,
Где что-то на миг оживёт.

Песнь любви

Райнер Мария Рильке

О как держать мне надо душу, чтоб
 Она твоей не задевала? Как
 Ее мне вырвать из твоей орбиты?
 Как повести ее по той из троп,
 В углах глухих петляющих, где скрыты
 Другие вещи, где не дрогнет мрак,
 Твоих глубин волною не омытый?
 Но все, что к нам притронется слегка,
 Нас единит, - вот так удар смычка
 Сплетает голоса двух струн в один.
 Какому инструменту мы даны?
 Какой скрипач в нас видит две струны?
 О песнь глубин!

Снегири

Иеромонах Роман Матюшин

На душе светло, как на Празднике! 
За окном бело, всё горит. 
А на яблоньке и под яблонькой 
Чудо-яблоки – снегири! 

Поутру пурга всё покрыла тьмой, 
Но заря смирила пургу. 
Диво дивное – снегири зимой, 
Снегири зимой на снегу! 

Счастье детское навсегда со мной, 
Как пасхальное берегу: 
Снегири зимой, снегири зимой, 
Снегири зимой на снегу! 

Когда б я долго жил на свете...

Владислав Ходасевич

Когда б я долго жил на свете,
Должно быть, на исходе дней
Упали бы соблазнов сети
С несчастной совести моей.

Какая может быть досада,
И счастья разве хочешь сам,
Когда нездешняя прохлада
Уже бежит по волосам?

Глаз отдыхает, слух не слышит,
Жизнь потаенно хороша,
И небом невозбранно дышит
Почти свободная душа.

От окраины к центру

Иосиф Бродский

...Неужели не я, 
освещённый тремя фонарями, 
столько лет в темноте 
по осколкам бежал пустырями, 
ничего не узнал, 
обознался, забыл, обманулся? 
Значит, просто зима. 
Значит, я никуда не вернулся. 
  
Остаётся одно: 
по земле проходить бестревожно. 
Невозможно отстать. 
Обгонять – только это возможно. 
Я – наверх или вниз, 
или вечно по самому краю. 
Ничего не узнать. 
Я стою, тороплюсь, обгоняю...

По улице моей который год...

Белла Ахмадулмна

По улице моей который год 
звучат шаги - мои друзья уходят. 
Друзей моих медлительный уход 
той темноте за окнами угоден. 

Запущены моих друзей дела, 
нет в их домах ни музыки, ни пенья, 
и лишь, как прежде, девочки Дега 
голубенькие оправляют перья. 

Ну что ж, ну что ж, да не разбудит страх 
вас, беззащитных, среди этой ночи. 
К предательству таинственная страсть, 
друзья мои, туманит ваши очи...

Эмили Дикинсон. Три стихотворения

Эмили Дикинсон

Перевод Инны Сапеги
НАДЕЖДА — КРЫЛАТАЯ ПТИЦА

Надежда — крылатая птица,
в душе она гнездится,
Мелодию без слов поёт,
и никогда не престает,
ей не остановиться.

И слышно пение её
сквозь шквал любых ветров,
ни шторм её не проберет,
ни холод и ни лед.
Она мала, но греет всех
в любой мороз, всегда.

И я слыхала тот напев
и знаю — никогда
та птица, что в душе поет,
себе и крохи не возьмет.

Незабудки

Светлана Новомлинская

Посвящается крылатым героям повести «Макаровы крылья»


Что могу тебе сказать?
Не с любовью я боролся.
Я боролся за любовь!
Ты сама прекрасно знаешь.

Мне хотелось сохранить
Луч звезды на дне колодца!
Только спряталась вода! -
Глубоко ушла под землю...

Мой колодец пересох,
Но со дна пробились к свету
Голубые лепестки!
Рвутся в Небо незабудки!..

Мы все субъекты

Олег Матвейчев

Взгляд из утопии
Каждая вещь, которая здесь лежит, микрофон, бумага, она постоянно, как бы, самокопируется. Это самокопирование должно что-то прервать. Вот бумага, которая здесь лежит, она самокопируется, но я могу ее порвать, и тогда она станет другой. То есть я могу произвести разрыв в самокопировании. Вот этот разрыв в самокопировании не может происходить из настоящего, он происходит только из будущего.

Страна господ. Часть 1

Олег Матвейчев

Гегель и Ницше об истории и России

Страна господ. Часть 2

Олег Матвейчев

Гегель и Ницше об истории и России
Сами великие философы воспринимали других великих философов всерьез. В частности, тот же Ницше, в отличие от своего не такого великого учителя Шопенгауэра, только по молодости позволял себе хамские замечания в отношении Гегеля. Чем старше и глубже он становился, тем больше понимал, насколько серьезен "конец истории" и как не просто самому стать "утренней зарей", то есть началом нового этапа...

Русский Ницше

Бонецкая Н.К.

Раньше других под знак Ницше в своем творчестве встали Шестов и Мережковский. Ницшеанские мотивы прослеживаются в ряде очерков Мережковского второй половины 1890-х гг., вошедших в книгу «Вечные спутники» (об Еврипиде, Гёте, - прежде всего о Пушкине); Ницше по сути является третьим «героем» книги «Л. Толстой и Достоевский». Но первым, кто ввел Ницше в становящуюся культуру Серебряного века, был Шестов как автор двух книг: «Добро в учении гр. Толстого и Ф. Нитше» (1900) и «Достоевский и Нитше» (1902). Русский Ницше – это, прямо скажем, фантом, в котором, надо думать, автор «Антихриста» вряд ли бы признал себя...

Ты даже не знаешь...

Эдуард Асадов

Когда на лице твоем холод и скука, 
Когда ты живешь в раздраженье и споре, 
Ты даже не знаешь, какая ты мука, 
И даже не знаешь, какое ты горе. 
  
Когда ж ты добрее, чем синь в поднебесье, 
А в сердце и свет, и любовь, и участье, 
Ты даже не знаешь, какая ты песня, 
И даже не знаешь, какое ты счастье!

Сравнительный анализ понятий семантического мира В. В. Налимова и хронотопа М. М. Бахтина

Андрей Политов

Хронотоп - категория, получившая научно-философское обоснование и развитие в трудах отечественных мыслителей ХХ в. Алексея Алексеевича Ухтомского (1875-1942) и Михаила Михайловича Бахтина (1895-1975); именно они дали этому понятию каноническое определение пространственно-временной целокупности [Политов 2014: 50-62]. Несложно заметить, что категория хронотопа по своему содержанию и смыслу существенно близка понятию мира в целом, который также может быть определен в качестве целостного пространственно-временного единства...

Онтологическая грамматика Эмманюэля Левинаса

Максим Евстропов

Французский мыслитель Эмманюэль Левинас (1906-1995) охотно пользуется грамматическими метафорами для выражения онтологических категорий. Данная статья представляет собой попытку реконструировать его своеобразную онто-грамматическую «систему», проследить её возможную связь с тем, что обозначается Левинасом как «этика», а также выявить то общее понимание языка, из которого эта связь вырастает.