Гости и друзья

Где-то в поле возле Магадана

Николай Заболоцкий

Где-то в поле возле Магадана,
Посреди опасностей и бед,
В испареньях мёрзлого тумана
Шли они за розвальнями вслед.

От солдат, от их лужёных глоток,
От бандитов шайки воровской
Здесь спасали только околодок
Да наряды в город за мукой.

Вот они и шли в своих бушлатах –
Два несчастных русских старика,
Вспоминая о родимых хатах
И томясь о них издалека...

Встреча

Николай Заболоцкий

Как открывается заржавевшая дверь,
С трудом, с усилием,- забыв о том, что было,
Она, моя нежданная, теперь
Свое лицо навстречу мне открыла.
И хлынул свет - не свет, но целый сноп
Живых лучей,- не сноп, но целый ворох
Весны и радости, и вечный мизантроп,
Смешался я... И в наших разговорах,
В улыбках, в восклицаньях,- впрочем, нет,
Не в них совсем, но где-то там, за ними,
Теперь горел неугасимый свет,
Овладевая мыслями моими...

Элегия

Райнер Мария Рильке

(Марине Цветаевой-Эфрон)
пер. Владимир Макушевич

О потери Вселенной, Марина, падучие звёзды!
Не преумножишь ты их, за какою звездой ни бросайся,
В целом давно пересчитано всё.
Так что, падая, мы не уменьшаем святого числа.
Падает каждая жертва к истокам, а там – исцеленье.

Стало быть, всё – лишь отсрочка, возврат, одного и того же.
Только игра безо всяких имён и без выигрышей потаённых?
Видно, Марина, мы море! Глубины, Марина, мы небо.
Мы – земля, Марина, мы тысячекратно весна.
Песня, как жаворонков, нас в невидимое извергает.
Мы начинаем восторгом, и нас превышает восторг.
Вдруг нашей тяжестью песня повёрнута к жалобе вниз.
Может быть, жалоба – младший восторг, порыв к преисподней?..

Цветы

Иосиф Бродский

Цветы с их с ума сводящим принципом очертаний,
придающие воздуху за стеклом помятый
вид, с воспаленным "А", выглядящим то гортанней,
то шепелявей, то просто выкрашенным помадой,
- цветы, что хватают вас за душу то жадно и откровенно,
то как блеклые губы, шепчущие "наверно".

Чем ближе тело к земле, тем ему интересней,
как сделаны эти вещи, где из потусторонней
ткани они осторожно выкроены без лезвий
-- чем бестелесней, тем, видно, одушевленней,
как вариант лица, свободного от гримасы
искренности, или звезды, отделавшейся от массы...

Про пончики

Роберт Чарльз Уилсон

...С самого начала карантина Рэй хранил запас «Динь-Донов» в запертом ящике стола. Да, он любил сопроводить утренний кофе пирожными, особенно «Динь-Донами», и вполне мог обойтись без остроумных комментариев по этому поводу, всей этой ерунды насчет Е 343 и «плохих калорий»...

Белизна — угроза Черноте

Марина Цветаева

Белизна — угроза Черноте.
Белый храм грозит гробам и грому.
Бледный праведник грозит Содому
Не мечом — а лилией в щите!

Белизна! Нерукотворный круг!
Чан крестильный! Вещие седины!
Червь и чернь узнают Господина
По цветку, цветущему из рук.

Только агнца убоится — волк,
Только ангелу сдается крепость.
Торжество — в подвалах и в вертепах!
И взойдет в Столицу — Белый полк!

Мы с Вами разные...

Марина Цветаева

Мы с Вами разные,
Как суша и вода,
Мы с Вами разные,
Как лучик с тенью.
Вас уверяю - это не беда,
А лучшее приобретенье.

Мы с Вами разные, Какая благодать!
Прекрасно дополняем Мы друг друга.
Что одинаковость нам может дать?
Лишь ощущенье замкнутого круга.

Ни мыслишки в голове

Лариса Миллер

Ни мыслишки в голове, 
Думать так не хочется. 
Я лежу в густой траве, 
А она щекочется. 
Я гляжу на облака, 
А они не движутся. 
Разжимается рука 
И роняет книжицу. 
Не пойму чего хочу. 
Тихо за околицей. 
Я лежу себе, молчу, 
А кузнечик молится. 
Мне с земли подняться лень, 
А земля вращается. 
За поля уходит день 
И не возвращается.

Меня здесь просто не заметили...

Лариса Миллер

Меня здесь просто не заметили
И на вопрос мой не ответили,
И никуда не пригласили,
И даже имя не спросили.
Всё потому так получается,
Что облик мой не отличается
От лёгкой тени близлежащей
И от осины той дрожащей,
От блика зыбкого, небесного,
От окружения окрестного,
И на листе моём пометки -
Не новый стих, а тень от ветки.
Коль попаду я в поле зрения,
То, как такой же плод творения,
Как тополиные серёжки
На вешней солнечной дорожке...

Ты из клетки для птиц утекала водой...

Влад Маленко

Д.С.
Ты из клетки для птиц утекала водой.
И служил тебе верно твой волк молодой,
И писал тебе письма поэт,
И молитву у ног твоих пели цветы,
Открывая бутонов намокшие рты 
Двадцать пять поразительных лет.

Летний Бог, чья любовь 
весела и редка,
Из дождя для тебя оленёнка соткал,
Чтоб исполнить июльскую вязь.
Не коснулись оленя ни волк, ни змея,
И придирчивых птиц золотая семья 
Даже гимн исполняла для вас...

Ницше

Жиль Делёз

Первая часть «Заратустры» открывается рассказом о трех превращениях: Три превращения духа называю я вам: как дух становится верблюдом, львом верблюд и, наконец, ребенком становится лев». Верблюд – вьючное животное, он несет на себе ярмо установленных ценностей, бремя образования, морали и культуры. Он несет свой груз в пустыне, и там верблюд становится львом, лев разбивает статуи, растаптывает сброшенное с себя бремя установленных ценностей, обрушивается на них с критикой...

Жалоба Ариадны

Фридрих Ницше

Кто согреет меня, кто по-прежнему любит меня?
Протяните горячие руки!
Протяните черные угли сердец!
Ибо простерта я и содрогаюсь,
как замерзший до полусмерти, когда ему греют ноги,
ибо бьет меня дрожь неведомых лихорадок,
колют острые ледяные стрелы мороза,
мысль не дает покоя!
Тот, чьего имени не произносят! Скрытый! Ужасный!
Ловец, притаившийся за облаками!
Молниями ты блещешь навстречу мне,
насмешливый взор из глубокой тьмы!...

О поэзии Ницше

Евгений Головин

Мы до сих пор не знаем, религия и метафизика — отдельные дисциплины или две ветви одного и того же знания? И где между ними граница? Ницше отличается от любого религиозного мыслителя, Ницше — язычник. Его учение, по словам Хайдеггера, — «перевернутый платонизм». Платон представлял первоединого человека сугубо монотеистическим, христианство же — не что иное, как честное толкование платонизма. Метафизика — это признание трансцендентных объектов, например, бога. И в этом смысле очень трудно понимать Ницше. Что касается воли к власти, то на немецком это звучит чётко и по-мужски: der Wille zur Macht. А вот послушайте русское — во-ля к вла-сти. Сам перевод звучит смешно и вяло. Если мы возьмем слово «der Wille» или «die Macht», то найдется много синонимов-омонимов, как и в русском у слов «воля» и «власть», поэтому невозможно до конца понять это выражение.

Тайна Ариадны

Жиль Делёз

"Кто, кроме меня, знает, кто такая Ариадна?" Как и многие другие женщины, Ариадна располагается меж двух мужчин - Тесеем и Дионисом. В философии Ницше Ариадна играет существеннейшую роль не только потому, что она - женщина или воплощение Души, но и потому, что стоит в самом фокусе ее главных понятий. Но в таком качестве она не лишена амбивалентности.

Доминанта преображения Алексея Ухтомского

Виталий Даренский

Если бы академик Алексей Алексеевич Ухтомский и не написал тех писем и дневников, которые сделали его, как это уже стало ясно, одним из классиков философии ХХ века, если бы даже и не совершил своего великого открытия в физиологии, сделавшего его классиком науки еще при жизни, если бы и не погиб в блокадном Ленинграде, отказавшись от эвакуации — даже без всего этого сама его личность была подвигом, не подлежащим забвению, сама его душа стала откровением о том подлинном русском человеке...

Расстояние ночи

Александр Мирный

Всамделишные истории
...Время беззастенчиво лукаво. Оно очень похоже на разумное иномирное существо с бесконечным коэффициентом игривости и всемерным тяготением ко всемирному обману. Оно мчит нас на скоростном поезде сквозь жизнь, а мы спокойно, неспешно бродим по вагонам и лишь изредка вскользь поглядываем в окна. ВРЕМЯ - это и БЫСТРО, и МЕДЛЕННО! В одном флаконе! Мама предупреждала совершенно обоснованно. Без всякого движения к метафоре. Хотя то, что произошло со мною вне воды и света, где-то там, за пределами "объективной" реальности, вполне себе можно было бы отнести к образу, к модели ЖИВОГО ВРЕМЕНИ, к тому, что неприметно происходит с каждым жителем Земли. Я был внутри "поезда" и был снаружи, когда наблюдал свою жизнь в "кинотеатре"...

Как странно ощущение стены

Николай Панченко

Как странно ощущение стены —
и с внутренней и с внешней стороны,
как мать и мачеха:
одна из них теплее,
другая — откровенно холодна.
Незримые…
и видимые стены,
и стены — только видимость одна.
Как много места занимают стены!
Но ты — моя,
а я — твоя стена…
Как странно ощущение стены.
Как глухо это мертвенное — «к стенке!» —
кирпич на лбу и содранность спины,
и все мурашки мира — на спине...

Я, говорит, не воин...

Новелла Матвеева

Я, говорит, не воин,
Я, говорит, раздвоен,
Я, говорит, расстроен,
Расчетверен,
Распят!

Ты, говорю, не воин,
Ты, говорю, раздвоен,
Распят и четвертован,
Но ты – не из растяп.

Покуривая трубку,
Себя, как мясорубку,
На части разобрав,
Ты, может быть, и прав...

Завтра - это не сегодня

Юрий Алексеенко

Суслик решил накопить в своих подземных хранилищах зерна на три года вперёд.
- Соберу зерно, - говорил он сам себе. - И буду жить припеваючи, не заботясь о завтрашнем дне.
День и ночь он таскал с полей в нору ячмень, пшеницу, просо, горох. Не досыпал, не доедал, мёрз, простуживался на ветрах и не заметил, как потерял здоровье...

Рубаи Авиценны

Авиценна

Когда к невеждам ты идешь высокомерным,
Средь ложных мудрецов явись ослом примерным,
Ослиных черт у них такое изобилье,
Что тот, кто не осел, у них слывет неверным.
* * *
От праха черного и до небесных тел
Я тайны разгадал мудрейших слов и дел.
Коварства я избег, распутал все узлы,
Лишь узел смерти я распутать не сумел...

Как глупо взять да и скончаться...

Лариса Миллер

Как глупо взять да и скончаться,
Куда приятнее начаться,
Как день, как лето, как роман,
Иль дружно, весело включаться,
Как фары в морось и туман,
Иль зацвести, как куст сирени,
Иль даже, как лучи и тени,
Исчезнуть, чтобы через миг
Вновь заиграть на той же сцене,
Немного изменив свой лик.

Петь охота!

Татьяна Журова

...У солнечных лучей
Такая сила!
Ворона, разомлев,
Скворца дразнила:

Трещала, глаз прикрыв, 
Ну, как по нотам,
А после поняла,
Что петь охота!

Не каркала, нет-нет,
А с переливом
Выдавливала звук, 
Да так красиво!

Весна, скорей смотри, 
Какое дело:
Чтобы тебя позвать -
ВОРОНА пела!!!

Одиночество

Иосиф Бродский

...Да. 
Лучше поклоняться данности 
с короткими ее дорогами, 
которые потом 
до странности 
покажутся тебе 
широкими, 
покажутся большими, пыльными, 
усеянными компромиссами, 
покажутся большими крыльями, 
покажутся большими птицами. 

Да. Лучше поклоняться данности 
с убогими ее мерилами, 
которые потом до крайности, 
послужат для тебя перилами 
(хотя и не особо чистыми), 
удерживающими в равновесии 
твои хромающие истины 
на этой выщербленной лестнице.

Перестала понимать даты

Лариса Миллер

Перестала понимать даты.
Просто знаю, что всё было когда-то.
Перестала понимать числа.
Никакого в них не вижу я смысла.
Перестала доверять сроку,
Никакого в нём ни смысла, ни проку.
Белый день мой - он совсем не размечен,
Потому что безграничен и вечен.
Если есть на нём какая помета,
То, наверное, зима, лето.