Гости и друзья

Счастье

Вячеслав Иванов

Солнце, сияя, теплом излучается:
Счастливо сердце, когда расточается.
Счастлив, кто так даровит
Щедрой любовью, что светлому чается,
Будто со всем он живым обручается.
Счастлив, кто жив и живит.

Счастье не то, что годиной случается
И с мимолетной годиной кончается:
Счастья не жди, не лови.
Дух, как на царство, на счастье венчается,
В счастье, как в солнце, навек облачается:
Счастье — победа любви.

Имя Твоё - Свет

Светлана Новомлинская

Зло обратилось во благо, и «пустыня процвела, как лилия». В мою жизнь вошел Герка. Обычный парень из соседней школы.  Мы с ним как-то встречались на шахматной олимпиаде. Но я его забыла… И не сразу вспомнила при встрече. Ничем особенным он не выделялся. Авторитет не зарабатывал.  Шумных историй вокруг себя не создавал. Внешне его трудно было описать. Если одним словом, то – неяркий...

Проста суть Христа

Евгений Журавли

Неспроста суть Христа проста – простить запросто, с чистого листа, душу опростать, выше стать, да расхристанным под крест встать
Осуди же ты меня, осади, и с собой сюда на крест усади, посидим мы до седин на кресте, посудачим о судьбе во Христе
Но устали петь уста у креста, что задача всех спасти – непроста, станем ставить новый мир мы добром, а закончим снова сталью и огнём

Мандельштам в Александрове

Марина Цветаева

...Отвлекаюсь.
— Хорошо лежать!
— Совсем не хорошо: вы будете лежать, а я по вас ходить.
— А при жизни не ходили?
— Метафора! я о ногах, даже сапогах говорю.
— Да не по вас же! Вы будете — душа.
— Этого-то и боюсь! Из двух: голой души и разлагающегося тела еще неизвестно что страшней...

Метель в Массачусетсе

Иосиф Бродский

Виктории Швейцер 
Снег идет — идет уж который день. 
Так метет, хоть черный пиджак надень. 
Городок замело. Не видать полей. 
Так бело, что не может быть белей. 

Или — может: на то и часы идут. 
Но минут в них меньше, чем снега тут. 
По ночам темнота, что всегда была 
непроглядна, и та, как постель, бела...

Впечатление 

Артюр Рембо

Один из голубых и мягких вечеров… 
Стебли колючие и нежный шелк тропинки, 
И свежесть ранняя на бархате ковров, 
И ночи первые на волосах росинки. 

Ни мысли в голове, ни слова с губ немых, 
Но сердце любит всех, всех в мире без изъятья, 
И сладко в сумерках бродить мне голубых, 
И ночь меня зовет, как женщина в объятья… 

Нелюбовь

Светлана Новомлинская

Лютый зверь – нелюбовь, 
Все крадешься по следу за мною!
Ты, как прежде, – охотник,
А я – вожделенный трофей.
Оглянуться боюсь,
Только чувствую холод спиною.
И, шаги ускоряя,
Спасаюсь от пасти твоей.

Что победа близка, 
Ты уверен! Смеешься глазами.
Разве можно укрыться?...

Сонет 75

Уильям Шекспир

Ты утоляешь мой голодный взор,
Как землю освежительная влага.
С тобой веду я бесконечный спор,
Как со своей сокровищницей скряга.

То счастлив он, то мечется во сне,
Боясь шагов, звучащих за стеною,
То хочет быть с ларцом наедине,
То рад блеснуть сверкающей казною.

Так я, вкусив блаженство на пиру,
Терзаюсь жаждой в ожиданьи взгляда.
Живу я тем, что у тебя беру,
Моя надежда, мука и награда...

Как доесть манную кашу

Марина Алёшина

Тихо было на кухне. Серж кис над манной кашей. Зашла тётя Рита, крёстная Сержа, которая приехала погостить. — Так, — нахмурилась она, бросив взгляд на тарелку с кашей, — ты собираешься до вечера над ней сидеть? Серж тоскливо промолчал и на всякий случай надул щёки...

Каменья

Михаил Лозинский

Н. Гумилеву

Земли лучей, не мучимой ветрами,
Счастливый гость, тебе легко идти
Ее лугов широкими коврами,
Где возросли на медленном пути,
Как лилии, не знающие тленья,
Прозрачные и ясные каменья.

Ты их берешь с уступчивых стеблей,
И пальцам нежны влажные кристаллы.
Они струят то свежий вздох полей,
То луч луны, то бархат крови алый,
Они зовут ненасытимый взгляд
К безмолвию волнующих услад...

Есть в мире музыка безветренных высот...

Михаил Лозинский

Есть в мире музыка безветренных высот,
Есть лютня вещая над сумраком унывным.
Тот опален судьбой, кого настиг черед,
Когда она гудит и ропщет в вихре дивном.

Не ветхим воздухом тревожима она,
Но духом вечности, несущимся в просторе.
Доверься тишине, она одна звучна,
Мечтатель, человек, уставший слушать море

Не забывшая

Михаил Лозинский

Анне Ахматовой

Еще свою я помню колыбель,
И ласково земное новоселье,
И тихих песен мимолетный хмель,
И жизни милой беглое веселье.

Я отдаюсь, как кроткому лучу,
Неярким дням моей страны родимой.
Я знаю — есть покой, и я хочу
Тебя любить и быть тобой любимой.

Но в душном сердце — дивно и темно...

Пчёлы

Михаил Лозинский

Я сегодня целый день
Слышал голос пчел незримых,
Точно пламенную сень
Кружев, зноем шевелимых.

Дивный разуму глагол
Я прочел по их извоям,
Опьяненный зноем пчел,
Золотым и мудрым роем...

Последняя вечеря

Михаил Лозинский

Последний помысл — об одном, 
И больше ничего не надо. 
Гори над роковым вином, 
Последней вечери лампада! 

И кто расскажет, кто поймёт, 
Какую тьму оно колышет, 
Какого солнца чёрный мёд 
В его волне горит и дышит?..

То был последний год. Как чаша в сердце храма...

Михаил Лозинский

То был последний год. Как чаша в сердце храма,
Чеканный, он вместил всю мудрость и любовь, —
Как чаша в страшный миг, когда вино есть кровь,
И клир безмолвствует, и луч нисходит прямо.
Я к жертве наклонил спокойные уста,
Чтоб влить бессмертие в пречистый холод плоти...

Я не стал ни лучше и ни хуже...

Георгий Иванов

Я не стал ни лучше и ни хуже. 
Под ногами тот же прах земной, 
Только расстоянье стало уже 
Между вечной музыкой и мной. 

Жду, когда исчезнет расстоянье, 
Жду, когда исчезнут все слова 
И душа провалится в сиянье 
Катастрофы или торжества.

Что ж, поэтом долго ли родиться... 

Георгий Иванов

Что ж, поэтом долго ли родиться... 
Вот сумей поэтом умереть! 
Собственным позором насладиться, 
В собственной бессмыслице сгореть! 

Разрушая, снова начиная, 
Все автоматически губя, 
В доказательство, что жизнь иная 
Так же безнадежна, как земная, 
Так же недоступна для тебя.

Душа человека. Такою...

Георгий Иванов

...Сиянье. Душа человека, 
Как лебедь, поет и грустит. 
И крылья раскинув широко, 
Над бурями темного века 
В беззвездное небо летит. 

Над бурями темного рока 
В сиянье. Всего не успеть... 
Дым тянется... След остается... 

И полною грудью поется, 
Когда уже не о чем петь.

Я люблю эти снежные горы...

Георгий Иванов

Я люблю эти снежные горы 
На краю мировой пустоты. 
Я люблю эти синие взоры, 
Где, как свет, отражаешься ты. 
Но в бессмысленной этой отчизне 
Я понять ничего не могу. 
Только призраки молят о жизни; 
Только розы цветут на снегу, 
Только линия вьется кривая, 
Торжествуя над снежно-прямой, 
И шумит чепуха мировая, 
Ударяясь в гранит мировой.

Забудут и отчаянье и нежность

Георгий Иванов

Забудут и отчаянье и нежность, 
Забудут и блаженство и измену, — 
Все скроет равнодушная небрежность 
Других людей, пришедших нам на смену. 

Жасмин в цвету. Забытая могила... 
Сухой венок на ветре будет биться, 
И небеса сиять: все это было, 
И это никогда не повторится!

Персей постклассической философии (Одиночество, страх и смерть в парадоксальной трансценденталистике Фридриха Ницше)

Анатолий Гагарин

Пожалуй, если задаться целью емко, одним словом (понятием, экзистенциалом) определить своеобразие концепции и творческого почерка Фридриха Ницше (1844-1900), самого загадочного и непризнанного (и прежде всего близкими - в недавнем прошлом - друзьями) - при жизни, скандально популярного и непонятого до конца - после смерти - немецкого мыслителя, поэтического философа и утонченно мудрого поэта, то таким словом окажется именно экзистенциал «одиночество»...

Философская антропология М.Шелера: проблема интенциональности

Анатолий Гагарин

Человек может подлинно постичь сущность предметов и бытия личностно, уникально, исходя из присущего каждому человеку сокровенному центру, средоточию духа и души - сердцу. В этом контексте актуальной оказывается проблема интенциональности, своеобразно представленная в философских трудах Макса Шелера...

М. Шелер: экзистенциал любви в антропологии сердечной интенциональности

Анатолий Гагарин

Шелер, вслед за Ницше, исходит из признания «смерти Бога», и потому трансцендирование за пределы «жизни» у позднего Шелера не имеет персоналистского понимания Бога. Человек интенцируется за границы тут-бытия прежде всего для воплощения собственного сущностного начала, выступая при этом как партнер, «соавтор» того божественного, которое таится в человеке и воплощается в онтологизирующих актах...

«Homo interior» Августина Аврелия (Блаженного)

Анатолий Гагарин

Основы феноменологического и экзистенциального погружения во внутренние глубины самобытия заложил философ, африканский епископ Августин Аврелий (Блаженный) (354-430 гг.). Особо выделяется трактат «Исповедь» (400 г.), который был создан на рубеже античности и Средневековья как опыт общения с самим собой как с другим и созидания самого себя, протекающих под знаком диалога с Богом...