Гости и друзья

Человецы

Иеромонах Роман Матюшин

О Земля, о жемчужина Божия!
Мы слепые твои обитатели.
Ты Его голубое Подножие,
Ты Хвала Всеблагого Создателя!

Что ж творенье словесное мается,
Не любуясь твоими красотами,
Над собой и тобой измывается,
Отравляя весь мiр нечистотами?

То законники мы, то отступники,
То блаженства, то горя виновники,
То во мраке бредущие путники,
То идущие к Свету паломники.

Сеятель

Иеромонах Роман Матюшин

Вышел сеятель сеять семя свое…
(Лк. 8: 5–8)

Вышел сеятель с сумой
Зорькой невечернею
И увидел пред собой
Путь, каменья, терние.

Урожая столько лет
У Небес не выпросить.
Сеять семя толку нет,
Всё равно что выбросить.

И стоит в слезах, молясь,
До полнощной темени.
Где ты, добрая земля,
Жаждущая семени?

Ветеринария

Иеромонах Роман Матюшин

Предай Господу путь твой и уповай на Него,
и Он совершит.
(Пс. 36: 5)

Глотая новостные сливки,
Присядьте, чтобы не упасть:
Об обязательной прививке
Твердит заботливая власть.

О время! Изобилье Храмов,
И всё же не живем, как встарь:
Врачи лечили род Адамов,
Ветеринары — Божью тварь.

Вели коров к ветеринарам
Без их согласья, не беда,
И это не было кошмаром:
Зачем согласие скота?..

Над вороны́м утесом...

Марина Цветаева

Над вороным утесом —
Белой зари рукав.
Ногу — уже с заносом
Бега — с трудом вкопав

В землю, смеясь, что первой
Встала, в зари венце —
Макс! мне было — так верно
Ждать на твоем крыльце!

Позже, отвесным полднем,
Под колокольцы коз,
С всхолмья да на восхолмье,
С глыбы да на утес —

По трехсаженным креслам:
— Тронам иных эпох! —
Макс! мне было — так лестно
Лезть за тобою — Бог

Знает куда! Да, виды
Видящим — путь скалист.
С глыбы на пирамиду,
С рыбы — на обелиск…

Я знаю, я знаю...

Марина Цветаева

Я знаю, я знаю,
Что прелесть земная,
Что эта резная,
Прелестная чаша —
Не более наша,
Чем воздух,
Чем звёзды,
Чем гнёзда,
Повисшие в зорях.

Я знаю, я знаю,
Кто чаше — хозяин!
Но лёгкую ногу вперёд — башней
В орлиную высь!
И крылом — чашу
От грозных и розовых уст —
Бога!

Солнце — одно, а шагает по всем городам...

Марина Цветаева

Солнце — одно, а шагает по всем городам.
Солнце — мое. Я его никому не отдам.

Ни на час, ни на луч, ни на взгляд. — Никому. Никогда!
Пусть погибают в бессменной ночи города!

В руки возьму! — Чтоб не смело вертеться в кругу!
Пусть себе руки, и губы, и сердце сожгу!

В вечную ночь пропадет, — погонюсь по следам...
Солнце мое! Я тебя никому не отдам!

Скажу тебе по совести

Даниил Хармс

как делается наша мысль
как возникают корни разговоров
как перелетают слова от собеседника к собеседнику.
Для этого надо молча просидеть некоторое время
стараясь уловить хотя бы звездочку
чтобы было, как говорится, с чего распутать свою шею
для поворотов очень приветливых знакомым и незнакомым собеседникам.
Поздоровавшись поднести хозяйке горсть валунов
или иную припасенную ценность
в виде булавки или южного плода или ялика
для прогулки по озеру в тихия солнечныя погоды
которыми так скуп наш северный климат
где весна приходит иной раз с порядочными опазданиями
таким образом что ещё в июне месяце комнатная собака спит укрывшись одеялом
как человек — мужчина, женщина или ребёнок
и всё же дрожит от озноба...

Нéтеперь

Даниил Хармс

Это есть Это.
То есть То.
Это не то.
Это не есть не это.
Остальное либо это либо не это.
Всё либо то либо не то.
Что ни то и ни это, то ни это и не то.
Что то и это, то и себе САМО.
Что себе Само, то может быть то, да не это, либо это да не то.
Это ушло в то, а то ушло в это. Мы говорим Бог дунул.
Это ушло в это, а то ушло в то и нам неоткуда вытти и некуда притти.
Это ушло в это. Мы спросили: где? Нам пропели: Тут.
Это вышло из Тут. Что это? Это ТО.
Это есть то.
То есть это.
Тут есть это и то...

Открыв наук зелёный том...

Даниил Хармс

Открыв наук зелёный том,
я долго плакал, а потом
его закрыл и бросил в реку.
Науки вредны человеку.
Науки втянут нас в беду -
возьмёмтесь лучше за еду!

О времени, о пространстве, о существовании

Даниил Хармс

1. Мир, которого нет, не может быть назван существующим, потому что его нет.

2. Мир, состоящий из чего-то единого, однородного и непрерывного, не может быть назван существующим, потому что, в таком мире, нет частей, а, раз нет частей, то нет и целого.

3. Существующий мир должен быть неоднородным и иметь части.

4. Всякие две части различны, потому что всегда одна часть будет эта, а другая та...

Рассуждения о Библейской онтологии

Яков Друскин

Духовность Самого Бога недостижима для человека. Он Сам недостижим. Тогда Он Сам стал человеком, чтобы я мог приобщиться к Его духовности. Кажется, Ириней спросил: cur Deus homo? - Почему Бог стал человеком? И ответил: чтобы человек стал Богом, то есть приобщился к Божеству. Я именно приобщаюсь - в видении моего видения в Его видении моего видения; в этом, я думаю, смысл Евхаристии - причастия: приобщение к Богу, к Его духовности. Его духовность становится моей, но именно в приобщении и только в приобщении: она моя как не моя, а Его. Если же станет только моей, самой духовностью вне приобщения, то это уже не духовность, а или душевность, или абстракция. Только в реальном, фактическом приобщении она не абстрагируется - в этом, мне кажется, смысл слов Христа о вкушении Его тела и крови.

Умирая, не скажу: была...

Марина Цветаева

Умирая, не скажу: была. 
И не жаль, и не ищу виновных. 
Есть на свете поважней дела 
Страстных бурь и подвигов любовных. 

Ты, — крылом стучавший в эту грудь, 
Молодой виновник вдохновенья — 
Я тебе повелеваю: — будь! 
Я — не выйду из повиновенья. 

А всё же спорить и петь устанет ...

Марина Цветаева

А всё же спорить и петь устанет — 
И этот рот! 
А всё же время меня обманет 
И сон — придет.
 
И лягу тихо, смежу ресницы, 
Смежу ресницы. 
И лягу тихо, и будут сниться 
Деревья и птицы. 

Прокрасться...

Марина Цветаева

А может, лучшая победа
Над временем и тяготеньем —
Пройти, чтоб не оставить следа,
Пройти, чтоб не оставить тени

На стенах…
Может быть — отказом
Взять? Вычеркнуться из зеркал?
Так: Лермонтовым по Кавказу
Прокрасться, не встревожив скал...

Знаю, умру на заре! На которой из двух...

Марина Цветаева

Знаю, умру на заре! На которой из двух,
Вместе с которой из двух — не решить по заказу!
Ах, если б можно, чтоб дважды мой факел потух!
Чтоб на вечерней заре и на утренней сразу!

Пляшущим шагом прошла по земле! — Неба дочь!
С полным передником роз! — Ни ростка не наруша!
Знаю, умру на заре! — Ястребиную ночь
Бог не пошлет по мою лебединую душу!

Нежной рукой отведя нецелованный крест,
В щедрое небо рванусь за последним приветом.
Прорезь зари — и ответной улыбки прорез…
Я и в предсмертной икоте останусь поэтом!

Стихи к Пушкину

Марина Цветаева

1

Бич жандармов, бог студентов,
Желчь мужей, услада жен -
Пушкин - в роли монумента?
Гостя каменного - он,

Скалозубый, нагловзорый
Пушкин - в роли Командора?

Критик - ноя, нытик - вторя:
- Где же пушкинское (взрыд)
Чувство меры? Чувство моря
Позабыли - о гранит...

Я только девочка. Мой долг...

Марина Цветаева

Я только девочка. Мой долг
До брачного венца
Не забывать, что всюду - волк
И помнить: я - овца.

Мечтать о замке золотом,
Качать, кружить, трясти
Сначала куклу, а потом
Не куклу, а почти.

В моей руке не быть мечу,
Не зазвенеть струне.
Я только девочка, - молчу.
Ах, если бы и мне

Взглянув на звезды знать, что там
И мне звезда зажглась
И улыбаться всем глазам,
Не опуская глаз!

Только закрою горячие веки...

Марина Цветаева

Только закрою горячие веки —
Райские розы, райские реки…

Где-то далече,
Как в забытьи,
Нежные речи
Райской змеи.

И узнаю,
Грустная Ева,
Царское древо
В круглом раю.

Ночи без любимого — и ночи...

Марина Цветаева

Ночи без любимого — и ночи
С нелюбимым, и большие звезды
Над горячей головой, и руки,
Простирающиеся к Тому —
Кто от века не был — и не будет,
Кто не может быть — и должен быть.
И слеза ребенка по герою,
И слеза героя по ребенку,
И большие каменные горы
На груди того, кто должен — вниз...

Знаю всё, что было, всё, что будет,
Знаю всю глухонемую тайну,
Что на темном, на косноязычном
Языке людском зовется — Жизнь.

Смерть - это нет...

Марина Цветаева

Смерть — это нет,
Смерть — это нет,
Смерть — это нет.
Нет — матерям,
Нет — пекарям.
(Выпек — не съешь!)

Смерть — это так:
Недостроенный дом,
Недовзращенный сын,
Недовязанный сноп,
Недодышанный вздох,
Недокрикнутый крик.

Я — это да,
Да — навсегда...

Памяти Марины Ивановны Цветаевой

Арсений Тарковский

Марина стирает белье.
В гордыне шипучую пену
Рабочие руки ее
Швыряют на голую стену.

Белье выжимает. Окно -
На улицу настежь, и платье
Развешивает
Все равно,
Пусть видят и это распятье.

Гудит самолет за окном,
По тазу расходится пена,
Впервой надрывается днем
Воздушной тревоги сирена...

До́роги — хлебушек и мука!

Марина Цветаева

До́роги — хлебушек и мука!
Кушаем — дырку от кренделька.
Да, на дороге теперь большой
С коробом — страшно, страшней — с душой!
Тыщи — в кубышку, товар — в камыш…
Ну, а души-то не утаишь!

Бог! — Я живу! — Бог! — Значит ты не умер!

Марина Цветаева

Бог! — Я живу! — Бог! — Значит ты не умер!
Бог, мы союзники с тобой!
Но ты старик угрюмый,
А я — герольд с трубой.

Бог! Можешь спать в своей ночной лазури!
Доколе я среди живых —
Твой дом стоит! — Я лбом встречаю бури,
Я барабанщик войск твоих.

Я твой горнист. — Сигнал вечерний
И зорю раннюю трублю.
Бог! — Я любовью не дочерней, —
Сыновне я тебя люблю...

Куст

Марина Цветаева

1

Что́ нужно кусту от меня?
Не речи ж! Не доли собачьей
Моей человечьей, кляня
Которую — голову прячу

В него же (седей — день от дня!).
Сей мощи, и плещи, и гущи —
Что нужно кусту — от меня?
Имущему — от неимущей!

А нужно! иначе б не шел
Мне в очи, и в мысли, и в уши.
Не нужно б — тогда бы не цвел
Мне прямо в разверстую душу...