Гости и друзья

Меня уже давно могло не быть...

Лариса Миллер

Меня уже давно могло не быть,
А я всё есть, всё землю населяю,
То слёзы лью, то радостно сияю,
Пытаясь где-то счастье раздобыть.
Хоть страшно жить у века на крючке,
С него стараюсь как-то не сорваться,
Чтоб хоть чуть-чуть ещё потусоваться
На этом невесёлом пятачке.

Ты как? - мой друг меня спросил...

Лариса Миллер

- Ты как? - мой друг меня спросил.
- Да так, - отвечу, - нету сил,
Которых лишь на то хватает,
Чтоб убедиться, что светает,
\И на заливистый привет
Шесть лёгких строк послать в ответ...

Так ясно сиявшие...

Марина Цветаева

Так ясно сиявшие
До самой зари —
Кого провожаете,
Мои фонари?
Кого охраняете,
Кого одобряете,
Кого озаряете,
Мои фонари?
…Небесные персики
Садов Гесперид…

Почему не пишутся стихи?

Николай Зиновьев

Почему не пишутся стихи?
Ты куда исчезло, вдохновенье?
Это наказанье за грехи
Или же души отдохновенье?

Или стих, какой он ни живой,
Не важнее сводки фронтовой?
Не могу сказать наверняка,
Но стихи не пишутся… Пока.

Сыну и дочери

Николай Зиновьев

Я вам ничем не интересен:
Я не люблю ни ваших песен,
Ни ваших танцев, ни гримас
Пренебрежительных, ни фраз
На языке почти нерусском,
И мысли все мои о грустном.
И пусть не шибко я умён,
Но жизнь я вижу без прикрас:
Опять распалась связь времён,
Не навсегда ли в этот раз?

Когда тебе под шестьдесят...

Николай Зиновьев

Когда тебе под шестьдесят,
Не так деревья шелестят,
Земля вращается не так,
И всем мечтам цена — пятак.
И пару слов «дорога к дому»
Воспринимаешь по-другому,
Не так, как в детстве, а иначе…
Была бы дача, жил на даче,
Сгребал бы листья, жёг костры,
И были бы не так остры
Воспоминанья и виденья,
Будь на природе целый день я...

На шляпке гильзу вынес рыжик

Николай Зиновьев

На шляпке гильзу вынес рыжик
Из-под земли… Здесь окружён
Был взвод стрелко́вый из мальчишек,
Не знавших ни невест, ни жён.

Недолго длилось тут сраженье,
И за неполных полчаса
Взвод вырвался из окруженья
С клубами дыма, в небеса.

…И стоит лишь поднять глаза —
Всегда здесь облако витает,
И на рассвете выпадает
Особо чистая роса.

Моё родное захолустье...

Николай Зиновьев

Моё родное захолустье,
Ты словно создано для грусти:
Кривые хаты, мокрый луг,
На лавках сборища старух,
Прибитых немощью к безделью;
Ночами жуткий плач совы.
Ничтожным поводом к веселью
Обрадуй, Господи!
Увы…

У соседки Галины сын растёт без отца

Николай Зиновьев

У соседки Галины
Сын растёт без отца.
Часто вижу мальца:
Всё он лепит из глины
Человечков нагих
И в капустные листья
Нежно кутает их.

Я однажды склонился
Над прилежным мальцом:
«Будешь скульптором, Петька?»
«Не-е, — ответил, — отцом».

В степи, покрытой пылью бренной

Николай Зиновьев

В степи, покрытой пылью бренной,
Сидел и плакал человек.
А мимо шёл Творец Вселенной.
Остановившись, Он изре́к:
«Я друг униженных и бедных,
Я всех убогих берегу,
Я знаю много слов заветных.
Я есмь твой Бог. Я всё могу.
Меня печалит вид твой грустный,
Какой бедою ты тесним?!»
И человек сказал: «Я — русский».
И Бог заплакал вместе с ним.

Подснежник

Николай Зиновьев

(монолог женщины)

Ты опять прошлялся в роще?
Воскресенье? Ну так что ж?
Посмотри: небритый, тощий,
На кого ты стал похож?

У других мужья как люди,
Выходной — так выходной.
Сядут, выпьют — кто ж осудит?
Что ты прячешь за спиной?..

О, мой застенчивый герой...

Белла Ахмадулина

О, мой застенчивый герой,
ты ловко избежал позора.
Как долго я играла роль,
не опираясь на партнёра!

К проклятой помощи твоей
я не прибегнула ни разу.
Среди кулис, среди теней
ты спасся, незаметный глазу.

Но в этом сраме и бреду
я шла пред публикой жестокой -
всё на беду, всё на виду,
всё в этой роли одинокой...

Чуть помедленнее, кони...

Николай Зиновьев

«Чуть помедленнее, кони…»
В. Высоцкий

Чуть помедленнее, кони,
Я уже едва держусь.
Я у сына в телефоне
В чёрном списке нахожусь.

Жизнь моя, сдержав рыданья,
И, скукожившись слегка,
Превратилась в ожиданье
Телефонного звонка...

Весь мир состоит из малюсеньких «я»

Лариса Миллер

Весь мир состоит из малюсеньких «я».
Несметные «я» населяют планету.
Хоть целую вечность таскайся по свету,
Услышишь повсюду лишь «мой» и «моя».
Но коль повезёт, то из той пустоты,
Откуда вообще всё живое берётся,
Возникнет и грустному «я» улыбнётся
Такое родное и тёплое «ты».

Память рань же, рань же...

Николай Зиновьев

Память рань же, рань же
Душу, не жалей.
Всё, что было раньше,
Ты напомни ей.
Сыпь на раны солью,
Ужасом знобя,
Ведь душа лишь болью
Выдаёт себя.

Хохот филина дремучий...

Николай Зиновьев

...Тень глядит старообрядцем,
Топь пускает пузыри,
Новый день, стремясь подняться,
Машет крыльями зари.

А кулик так горько плачет,
Но о чём?.. Придёт поэт
И словами обозначит
Всё, чему названья нет.

Видишь, Господи, я тут

Лариса Миллер

Видишь, Господи, я тут,
Снова тут. Куда деваться?
Чтоб продолжить свой маршрут,
Надо встать и одеваться.
А ходить-то всё трудней –
То коряги, то овраги,
Да к тому же много дней
Мучит боль при каждом шаге...

За окошком заря разгорелась...

Николай Зиновьев

За окошком заря разгорелась,
И какая-то птица свистит.
Может быть, она плачет навзрыд,
А я думаю: ишь как распелась!

Ничего я не знаю вполне,
Лишь какие-то строю догадки.
И вот это пятно на стене —
То ли солнечный зайчик из кадки,
То ли знак кем-то посланный мне?

Снова поют за стенами жалобы колоколов...

Марина Цветаева

Снова поют за стенами
Жалобы колоколов...
Несколько улиц меж нами,
Несколько слов!
Город во мгле засыпает,
Серп серебристый возник,
Звездами снег осыпает
Твой воротник.
Ранят ли прошлого зовы?
Долго ли раны болят?
Дразнит заманчиво-новый,
Блещущий взгляд.

Утро

Николай Зиновьев

Что за птаха поёт на заборе?
Дарит сердцу отрадную весть,
Что, помимо тревоги и боли,
В этой жизни ещё что-то есть,
Что не всё рассыпается прахом,
Что все были когда-то детьми…
Значит кроме тревоги и страха,
Есть ещё, чем делиться с людьми.

Мужик-креме́нь шёл, искры высекая...

Николай Зиновьев

Мужик-креме́нь шёл, искры высекая
О выступы скалистые судьбы.
Судьба была такая и сякая,
А он был как бы символом борьбы.

Копилась с каждой искрою усталость,
Искрашивалась каменная плоть, —
От мужика лишь искорка осталась,
И от неё свечу зажёг Господь.

Раз мы берём начало, как река...

Лариса Миллер

Раз мы берём начало, как река,
То, значит, мы потом не пропадаем,
А, как река, во что-нибудь впадаем –
В отчаянье, в беспамятство, в века.
А я бы впала в детство – потому,
Что в нём не знают ничего о бездне,
А только знают детские болезни
И праздников ребячьих кутерьму,
И салочки, и прятки, и лапту,
И пёстрый мячик ловят на лету.

Папе

Влад Маленко

Пусть говорят: «Прохожим на потребу!
Из праздной сумасшедшей суеты!»
А птицы - это памятники небу,
И я весь день бросаю вверх цветы.

Я тоже ваш сосед, небесный житель!
Качаюсь на волнах беспечных стай!
И Бог, надевший звёздочку на китель,
Берет букеты и относит в рай.