Гости и друзья

Ты и Вы

Мария Шкапская

Я остро не люблю сближающего “ты” –
Оно как комната, в которой всё знакомо.
Как нераскрытые, как ждущие цветы –
Почтительного “Вы” мне сладостна истома.
За этим строгим “Вы” всегда тонка печаль,
Но неисчерпана бездонная возможность,
За ним скрывается в печальную вуаль
Касаний ласковых пьянительная сложность.
Почтительное “Вы” кладу, как талисман,
У входа строгого души моей чертога. –
Кому не сладостен его живой обман –
Не перейдёт заветного порога.

Настанет день — исчезну я...

Иван Бунин

Настанет день — исчезну я, 
А в этой комнате пустой 
Все то же будет: стол, скамья 
Да образ, древний и простой. 

И так же будет залетать 
Цветная бабочка в шелку — 
Порхать, шуршать и трепетать 
По голубому потолку...

Январское солнце - хороший сварщик...

Влад Маленко

Январское солнце - хороший сварщик.
Зима отважно играет в ящик.
Буду холодом греться.
Стерты заслуги. 
Носки постираны.
Это занятие лаской с тиграми.
И верни мне, пожалуйста, сердце.
Молчание веселей воя.
Свобода-беда. 
А победа-воля.
Начало берется с конца.
Вместо "люблю" 
ставлю прочерк,
Чтоб поступков почерк
Не поблек на странице 
лица...

Беспечностью наш город осаждён

Влад Маленко

Беспечностью наш город осаждён.
Дома печально встали на колени.
И Рождество под проливным дождём 
На площади без веры встретил Ленин.

Он ночью кепку выпустил из рук
И вдруг застыл как алкоголик сизый.
Спасаются в церквушке семь старух,
Рябит в окне фальшивый телевизор...

До первой звезды

Марина Цветаева

До первой звезды (есть ли звёзды ещё?
Ведь всё изменяет тайком!)
Я буду молиться — кому? — горячо,
Безумно молиться — о ком?

Молитва (равно ведь, о ком и кому!)
Растопит и вечные льды.
Я буду молиться в своём терему
До первой, до первой звезды!

Розовый домик

Марина Цветаева

Меж великанов-соседей, как гномик
Он удивлялся всему.
Маленький розовый домик,
Чем он мешал и кому?

Чуть потемнеет, в закрытые ставни
Тихо стучит волшебство.
Домик смиренный и давний,
Чем ты смутил и кого?..

Я не знаю мудрости годной для других...

Константин Бальмонт

Я не знаю мудрости годной для других,
Только мимолетности я влагаю в стих.
В каждой мимолетности вижу я миры,
Полные изменчивой радужной игры.

Не кляните, мудрые. Что вам до меня?
Я ведь только облачко, полное огня.
Я ведь только облачко. Видите: плыву.
И зову мечтателей... Вас я не зову!

Представь, чиркнув спичкой, тот вечер в пещере...

Иосиф Бродский

Представь, чиркнув спичкой, тот вечер в пещере,
используй, чтоб холод почувствовать, щели
в полу, чтоб почувствовать голод — посуду,
а что до пустыни, пустыня повсюду.
Представь, чиркнув спичкой, ту полночь в пещере,
огонь, очертанья животных, вещей ли,
и — складкам смешать дав лицо с полотенцем —
Марию, Иосифа, свёрток с Младенцем.
Представь трёх царей, караванов движенье...

Если смерть есть ночь, если жизнь есть день...

Генрих Гейне

Если смерть есть ночь, если жизнь есть день,
Ах, умаял он, пестрый день меня!..
И сгущается надо мною тень,
Ко сну клонится голова моя...

Обессиленный отдаюсь ему...
Но все грезится сквозь немую тьму -
Где-то там, над ней, ясный день блестит
И незримый хор о любви гремит...

Психея

Марина Цветаева

Не самозванка — я пришла домой,
И не служанка — мне не надо хлеба.
Я — страсть твоя, воскресный отдых твой,
Твой день седьмой, твоё седьмое небо.

Там на земле мне подавали грош
И жерновов навешали на шею.
— Возлюбленный! — Ужель не узнаёшь?
Я ласточка твоя — Психея!

Интеллектуальный романтизм Новалиса

Ольга Вайнштейн

Дружба заключалась в том, что и Новалис, и Фридрих Шлегель, и Шлейермахер все время вели между собой внутренний диалог. Этот диалог сказывается в их сочинениях, и эти сочинения носят следы непосредственного живого общения. И то, как они обозначали жанр этих сочинений — диалог, фрагмент или задание, — это все отсылает нас к ситуации непосредственного устного общения, следы от которого потом остаются в письменных текстах... Шлегель концептуализировал это положение и придумал особый термин — symphilosophie, то есть «софилософия»...

Андрей Шенье

Марина Цветаева

Андрей Шенье взошёл на эшафот,
А я живу — и это страшный грех.
Есть времена — железные — для всех.
И не певец, кто в порохе — поёт.

И не отец, кто с сына у ворот
Дрожа срывает воинский доспех.
Есть времена, где солнце — смертный грех.
Не человек — кто в наши дни живёт...

Облачко

Марина Цветаева

Облачко, белое облачко с розовым краем
Выплыло вдруг, розовея последним огнем.
Я поняла, что грущу не о нем,
И закат мне почудился — раем.

Облачко, белое облачко с розовым краем
Вспыхнуло вдруг, отдаваясь вечерней судьбе.
Я поняла, что грущу о себе,
И закат мне почудился — раем...

Настанет день - печальный, говорят!

Стефан Цвейг

Настанет день - печальный, говорят!
Отцарствуют, отплачут, отгорят,
- Остужены чужими пятаками -
Мои глаза, подвижные как пламя.
И - двойника нащупавший двойник -
Сквозь легкое лицо проступит лик.
О, наконец тебя я удостоюсь,
Благообразия прекрасный пояс!..

Маме

Марина Цветаева

В старом вальсе штраусовском впервые
Мы услышали твой тихий зов,
С той поры нам чужды все живые
И отраден беглый бой часов.

Мы, как ты, приветствуем закаты,
Упиваясь близостью конца.
Все, чем в лучший вечер мы богаты,
Нам тобою вложено в сердца...

Руан

Марина Цветаева

И я вошла, и я сказала: - Здравствуй!
Пора, король, во Францию, домой!
И я опять веду тебя на царство,
И ты опять обманешь. Карл Седьмой!

Не ждите, принц, скупой и невеселый,
Бескровный принц, не распрямивший плеч,
Чтоб Иоанна разлюбила - голос,
Чтоб Иоанна разлюбила - меч...

Иоганн Себастьян Снег

Влад Маленко

Иоганн 
Себастьян 
Снег
Ты на Землю? 
Так Бог с ней.
Рождество 
раздает свет,
Как вай-фай, 
Как святой клей.
Вот Иосиф.
Земли ось
Чуть скрепит.
И поэт весь
Пропускает
себя сквозь
Этой зимней
Любви взвесь...

Твоя молитва

Александр Коврижных

Сквозь капли слов молитвенных,
Что снизу вверх летят,
Проходят тенью слитною
И дух, и слух, и взгляд.

Сквозь тайное и позднее
Нетронутой глуши
И отражаясь в озере
Распахнутой души...

Крылья. По мотивам Лины Костенко

Алекс Ершов

Зачем крылатым
земные тверди?
Земли не станет –
настанет небо.

Не станет доли –
не станет боли.
Не станет поля –
настанет воля...

Спаси и сохрани

Алекс Ершов

Или, Или! Лама савахфани?
О, как мне одиноко, милый Боже!
Но я молю: Ты только не вини
людей, что торжествуют у подножья.

И ныне, присно, и во все века
я их люблю – хоть вера их тонка,
и не поймут они, что натворили,
что рано ль, поздно, но наверняка,
коснётся их чела Твоя рука
и каждому воздастся: или – или…

Знание как припоминание того, что было до рождения человека

Платон

Тебе, конечно, известно, что испытывают влюбленные, когда увидят лиру, или плащ, или иное что из вещей своего любимца: они узнают лиру, и тут же в уме у них возникает образ юноши, которому эта лира принадлежит. Это и есть припоминание. Так же точно, когда видят Симмия, часто вспоминают Кебета. Можно бы назвать тысячи подобных случаев...

Ястребиная охота

Владимир Микушевич

Здесь небеса – подобье манускрипта,
Которого не смеет копиист
Марать, и пусть вечерний воздух мглист,
Привиделся мне сокол из Египта

Не выше гор, но запах эвкалипта
Доносится сквозь неумолчный свист
Ночных стихий, и снова чистый лист
Передо мной, грудная клетка – крипта...

Три святых царя

Райнер Мария Рильке

Когда Господня длань с высот
сквозь отсветы зари
раскрылась, точно спелый плод, 
чьё семечко внутри,
взошла звезда – смотри! –
чей над пустынею восход
увидели цари.

Так три царя пустились встарь
в путь за одной звездой;
и справа царь, и слева царь,
и здесь, и там земная тварь,
а где-то хлев простой...

Я - беспомощный, дикий котенок...

Елена Громова

Я - беспомощный, дикий котенок 
Во дворах пожелтевшей Москвы. 
Выхожу из осенних потемок 
Под шуршанье опавшей листвы.

Средь огромных безжизненных зданий 
Блещут ленты промокших дорог. 
Я играю клубком мирозданья, 
Словно это обычный клубок...