Потёк кран

Инна Люлько

Одинокая женщина преклонных лет меня поймёт. Потёк кран! В субботу! Под вечер! А мужа нет... А дети в России...
Особи моего пола - непостижимые люди! Женщина может быть хоть семи пядей во лбу, но если потёк кран, она мечется в великом смятении по квартире субботним вечером, и её мучит одна убийственная мысль: - Что делать-то?! -
Ну да, это я. Та самая, что семи пядей. А вот толку от этих пядей в такой ситуации - ни на грош...

Мои слова, я думаю, умрут...

Иосиф Бродский

Мои слова, я думаю, умрут, 
и время улыбнется, торжествуя, 
сопроводив мой безотрадный труд 
в соседнюю природу неживую. 
В былом, в грядущем, в тайнах бытия, 
в пространстве том, где рыщут астронавты, 
в морях бескрайних — в целом мире я 
не вижу для себя уж лестной правды. 
Поэта долг — пытаться единить 
края разрыва меж душой и телом. 
Талант — игла. И только голос — нить. 
И только смерть всему шитью — пределом. 

Молитва

Михаил Лермонтов

Я, матерь божия, ныне с молитвою
Пред твоим образом, ярким сиянием,
Не о спасении, не перед битвою,
Не с благодарностью, иль покаянием,

Не за свою молю душу пустынную,
За душу странника в свете безродного;
Но я вручить хочу деву невинную
Теплой заступнице мира холодного.

Окружи счастием душу достойную;
Дай ей сопутников, полных внимания,
Молодость светлую, старость покойную,
Сердцу незлобному мир упования...

Гамлет

Борис Пастернак

Гул затих. Я вышел на подмостки.
Прислонясь к дверному косяку,
Я ловлю в далеком отголоске,
Что случится на моем веку.
На меня наставлен сумрак ночи
Тысячью биноклей на оси.
Если только можно, Aвва Oтче,
Чашу эту мимо пронеси.
Я люблю твой замысел упрямый
И играть согласен эту роль.
Но сейчас идет другая драма,
И на этот раз меня уволь.
Но продуман распорядок действий,
И неотвратим конец пути.
Я один, всё тонет в фарисействе.
Жизнь прожить — не поле перейти.

Эхо

Леонид Губанов

Памяти М.И. Цветаевой

Есть ценности непреходящие
есть где-то руки нецелованные
есть любящие
но пропащие,
лишь потому, что разворованы.
Есть тихий риск и громкий выигрыш
Царицы есть с испугом Золушки,
есть М И Р который ты не выгладишь —
он в перламутре, лжи и золоте.
… есть капитаны — поражения
крушения — учителя
Разврат святого отрешенья
и святость разного Зверья...

Сжала руки под темной вуалью…

Анна Ахматова

Сжала руки под темной вуалью…
«Отчего ты сегодня бледна?»
– Оттого, что я терпкой печалью
Напоила его допьяна.

Как забуду? Он вышел, шатаясь,
Искривился мучительно рот…
Я сбежала, перил не касаясь,
Я бежала за ним до ворот.

Он любил три вещи на свете...

Анна Ахматова

Он любил три вещи на свете:
За вечерней пенье, белых павлинов
И стертые карты Америки.
Не любил, когда плачут дети,
Не любил чая с малиной
И женской истерики
...А я была его женой.

Настоящую нежность не спутаешь

Анна Ахматова

Настоящую нежность не спутаешь
Ни с чем, и она тиха.
Ты напрасно бережно кутаешь
Мне плечи и грудь в меха.
И напрасно слова покорные
Говоришь о первой любви,
Как я знаю эти упорные
Несытые взгляды твои!

Столько просьб у любимой всегда...

Анна Ахматова

Столько просьб у любимой всегда!
У разлюбленной просьб не бывает.
Как я рада, что нынче вода
Под бесцветным ледком замирает.

И я стану – Христос помоги!
На покров этот, светлый и ломкий.
А ты письма мои береги,
Чтобы нас рассудили потомки...

Любовь

Анна Ахматова

То змейкой, свернувшись клубком,
У самого сердца колдует,
То целые дни голубком
На белом окошке воркует,

То в инее ярком блеснет,
Почудится в дреме левкоя...
Но верно и тайно ведет
От радости и от покоя.

Умеет так сладко рыдать
В молитве тоскующей скрипки,
И страшно ее угадать
В еще незнакомой улыбке.

Шаркаешь худа и кривобока...

Григорий Хубулава

Шаркаешь худа и кривобока
И связать не в силах пары слов,
Вспоминаешь, как травили Блока
И за что расстрелян Гумилёв.
Задрожишь и вывернешь карманы:
Дом сгорел, а ты хранишь ключи
И шатаясь, как шармащик пьяный,
Песенку убогую в ночи
Повторяешь без причин и цели
Пристаёшь отчаянно ко всем.
Жизнь моя, да что ты в самом деле
Так кричишь, когда я глух и нем?

В позабытой деревне, где жителей нет...

Николай Колычев

В позабытой деревне, где жителей нет,
Отбивает рябина поклоны
Той избе, где старик со старухой в окне,
Словно древние лики с иконы.
– Как вы жили? – губами коснулся стекла,
Приминая траву и цветы я.
– Как вы жили?
– Мы жили… с грехом пополам…
«Значит, наполовину – святые».
Прижимаясь к окну, я стоял против них,
Но напрасно отыскивал взглядом
Половину греха…
Став одной на двоих,
Жизнь глядела безгрешно и свято.

Сини подмосковные холмы...

Марина Цветаева

Сини подмосковные холмы,
В воздухе чуть теплом — пыль и деготь.
Сплю весь день, весь день смеюсь, — должно быть,
Выздоравливаю от зимы.

Я иду домой возможно тише:
Ненаписанных стихов — не жаль!
Стук колес и жареный миндаль
Мне дороже всех четверостиший.

Голова до прелести пуста,
Оттого что сердце — слишком полно!
Дни мои, как маленькие волны,
На которые гляжу с моста.

Я хочу у Тебя получиться

Григорий Хубулава

Я хочу у Тебя получиться,
Словно ваза или портрет,
Я пытался любви научиться,
Но ни силы, ни воли нет.
Ты рисуешь меня и стираешь,
Тишиною в ушах звеня.
И родившийся вновь умираешь
Предо мною и за меня.
Как Тебе отплачу за такое,
Ты, позволивший мне решать?
Я рыдаю, дрожа под рукою...
Я боюсь Тебе помешать.

Тщетно, художник, ты мнишь, что творений своих ты создатель

Алексей Толстой

Тщетно, художник, ты мнишь, что творений своих ты создатель!
Вечно носились они над землёю, незримые оку.
Нет, то не Фидий воздвиг олимпийского славного Зевса![2]
Фидий ли выдумал это чело, эту львиную гриву,
Ласковый, царственный взор из-под мрака бровей громоносных?
Нет, то не Гёте великого Фауста создал, который,
В древнегерманской одежде, но в правде глубокой, вселенской,
С образом сходен предвечным своим от слова до слова.
Или Бетховен, когда находил он свой марш похоронный,
Брал из себя этот ряд раздирающих сердце аккордов,
Плач неутешной души над погибшей великою мыслью,
Рушенье светлых миров в безнадежную бездну хаоса?

Жизнь - без начала и конца

Александр Блок

Жизнь - без начала и конца. 
Нас всех подстерегает случай. 
Над нами - сумрак неминучий, 
Иль ясность божьего лица. 
Но ты, художник, твердо веруй 
В начала и концы. Ты знай, 
Где стерегут нас ад и рай. 
Тебе дано бесстрастной мерой 
Измерить все, что видишь ты. 
Твой взгляд - да будет тверд и ясен, 
Сотри случайные черты - 
И ты увидишь: мир прекрасен.

Как смеют жить, когда жизни нет?!

Игорь Северянин

Импровизация («Как смеют хоронить утром, когда на небе солнце?..»)

Как смеют хоронить утром, когда на небе солнце?
Как смеют ковать цепи, когда не скован венец?
Как смеют срывать розу, когда она благоухает?
Как смеют бросать женщину, когда она полна любви?
Как смеют пить воду, когда в воде падаль?
Как смеют улыбаться, когда существует скорбь?
Как смеют надеяться, когда есть разочарованье?
Как смеют жить, когда жизни нет?!

Я дыханье твоё берегу...

Лариса Миллер

Я дыханье твоё берегу,
Берегу твои выдохи, вдохи.
Чем ещё я заняться могу
Посреди этой гиблой эпохи,
Если даже любовь - не броня,
Если кровля - уже не защита,
И летят все превратности дня
Сквозь неё, как сквозь мелкое сито?

Однажды я встретил бездомную кошку...

Алексей Дмитриев

Однажды я встретил бездомную кошку: 
- Как Ваши дела? 
- Hичего, понемножку... 
- Я слышал, что Вы тяжело заболели... 
- Болела. 
- Так, значит, лежали в постели? 
- Лежала на улице много недель - 
Бездомной, мне некуда ставить постель. 
Подумал я: "Странно, что в мире огромном 
Hет места собакам и кошкам бездомным." 

Памяти И. Бродского

Александр Кушнер

Памяти И.Бродского
Я смотрел на поэта и думал: счастье,
Что он пишет стихи, а не правит Римом,
Потому что и то и другое властью
Называется, и под его нажимом
Мы б и года не прожили — всех бы в строфы
Заключил он железные, с анжамбманом
Жизни в сторону славы и катастрофы,
И, тиранам грозя, он и был тираном,
А уж мне б головы не сносить подавно
За лирический дар и любовь к предметам,
Безразличным успехам его державным
И согретым решительно-мягким светом.

Дождь не любит политики, тополь тоже...

Александр Кушнер

Дождь не любит политики, тополь тоже,
Облака ничего про нее не знают.
Ее любят эксперты и аналитики,
До чего ж друг на друга они похожи:
Фантазируют, мрачные, и вещают,
Предъявляют пружинки ее и винтики,
Видно, что ничего нет для них дороже.
Но ко всем новостям, завершая новости,
Эпилогом приходит прогноз погоды,
И циклоны вращают большие лопасти,
Поднимается ветер, вспухают воды,
Злоба дня заслоняется мирозданием,
И летит, приближаясь к Земле, комета
То ль с угрозою, то ли с напоминанием,
Почему-то меня утешает это.

Реквием

Анна Ахматова

Нет, и не под чуждым небосводом,
И не под защитой чуждых крыл, —
Я была тогда с моим народом,
Там, где мой народ, к несчастью, был.

Ясновидящий ужас, а вовсе не рок слепой...

Григорий Хубулава

Ясновидящий ужас, а вовсе не рок слепой
Преграждает дорогу, победу свою трубя,
Пропаду, потеряюсь, исчезну, пойдя с тобой...
И не выживу без тебя.

Еще не умер ты, еще ты не один...

Осип Мандельштам

Еще не умер ты, еще ты не один,
Покуда с нищенкой-подругой
Ты наслаждаешься величием равнин
И мглой, и холодом, и вьюгой.

В роскошной бедности, в могучей нищете
Живи спокоен и утешен.
Благословенны дни и ночи те,
И сладкогласный труд безгрешен.

Несчастлив тот, кого, как тень его,
Пугает лай и ветер косит,
И беден тот, кто сам полуживой
У тени милостыню просит.