От автора

Дорогие друзья, рада приветствовать вас на своём сайте.
Вы пришли в гости — значит, мой дом в интернете может стать отчасти и вашим, добрых гостей здесь всегда ждут. Оставить отзыв или написать мне сообщение вы можете и без регистрации. Желающие бывать здесь регулярно могут для своего удобства зарегистрироваться.

Последние материалы

Я тебя не вижу, значит, тебя нет...

- Я тебя не вижу, значит, тебя нет.
- А я тебя вижу. Значит есть я, и есть ты.
- Я - есть, а тебя - нет. Потому что я тебя не вижу.
- Я тебя вижу, и значит я есть. А раз ты меня не видишь, то тебя нет - для тебя. Для меня ты есть, раз я вижу. 
Если для тебя я не существую, то и ты не существуешь - для себя. Тебя нет, если нет меня.
- Ерунда! Вот, пощупай меня - я есть.
- Ты это говоришь тому, кого нет?
- Может, если ты ко мне прикоснёшься, я изменю своё мнение насчёт тебя. 
- Прикоснуться к тебе можно, а пообщаться нельзя - именно потому, что ты меня отрицаешь. Диалога не будет, а бытие - это диалог. То есть, нет диалога - нет и бытия, тебя нет. Несмотря на то, что я тебя вижу.
- Ты есть - вопреки тому, что я тебя не вижу, а меня нет вопреки тому, что ты меня видишь?
- Таков твой выбор, который никто не может отменить, кроме тебя.
- И что надо сделать, чтобы его отменить? Увидеть тебя?
- Увидеть себя. Ведь ты меня не можешь увидеть иначе, чем собой. Видеть меня и видеть себя - одно.

Люди — существа сказочные

Люди — существа сказочные, всякий человек таков, как он есть, в зависимости от сказки, в которую верит, от сказки, которую он сам себе рассказывает: о себе, о мире, о соседе, о кошке..., о небе. Люди живут в пространстве, создаваемом их сказками о себе, потому надо быть очень внимательными к своим сказкам...

Жизнь стелется по склонам гор...

Жизнь стелется по склонам гор — 
травой, стволом... Закатом, песней...
Она средь здешних — призрак, вор,
грядущей жизни провозвестник.

Жизнь! Ищет ли её злодей?
И мёртвый жизнь во снах искал бы
в сто крат живущих в ней жадней,
когда б не мертвенный оскал.

Жизнь — кто её в себе нашёл?
Животное взалкало пищи,
а не смысла. 
Дорог небесных поднебесный шёлк
над потолком забот навислый.

Усталость гонит ночь, забыв мираж —
в наивности просрочены обиды.
Жизнь потерялась средь поточных жажд
и кажется погибшей Артемидой.

Самость никогда не бывает другом другому

Самость никогда не бывает другом другому, максимум, на что она способна - это партнёрство вокруг общих корыстных интересов того или иного плана (корысть ведь бывает не только грубой, но  тонкой, рядящейся в позу высокого). Где есть дружба, там непременно Господь посреди дружащих...

Игумен Серафим (Федик): «Если мы, Христовы, будем подражать злому, то кто будет творить хотя бы крохи добра?»

Сегодня мы беседуем с нашим давним другом во Христе игуменом Серафимом (Федиком) - клириком Михаловско-Кошицкой епархии Православной Церкви Чешских земель и Словакии, которому в этом году исполнилось 60 лет. Он несёт своё апостольское служение, окормляя православный приход в селе Марковцы, а прежде, до тяжёлой болезни, подорвавшей его силы, на протяжении почти 20 лет окормлял словацкие приходы Рождества Богородицы в селе Цейков и Преображения Господня в селе Кашов, а так же первый венгероязычный приход во имя преподобного Моисея Угрина.

Рывком  — к тебе! Конечно, это глупость...

К.
Рывком  — к тебе! Конечно, это глупость:
упругость времени  — препятствие и мука.
Нам предстоит нездешняя разлука,
а понимание судьбы всё так же скупо.

Смотритель помнит, что была когда-то рана  — 
упала навзничь, чтобы боль отшибло напрочь.
Не жизнь, а сказка, не рассказанная на ночь,
сон наяву  — как правда истукана.

Я вижу дождь в твоих глазах  — примета лета,
а у меня повсюду лёд и дыбом перья:
я предстою перед всегда открытой дверью.
Прими в ладонь чужую медную монету.

Виновата, во всём виновата...

Виновата, во всём виновата,
и, возможно, должна замолчать.
Но вина не бывает крылатой,
ей бы только крылам докучать.

Заплутала душа, утомилась,
ищет радость —  не может сыскать.
Ей мерещится ад, и могила,
что готова презреть благодать.

Знаю, множество бед пережито
вами в этом бездарном строю.
Потому я пред вами открыто
песни совести райской пою.

Запрещаю запрещать...

- Я запрещаю вам запрещать меня!

- Так вот и вы запрещаете...

- Я запрещаю запрещать, а не быть - не чувствуете разницы?

- Нет.

- Если вы не позволите мне быть, я исчезну: совсем или только из вашей жизни - это как повезёт, но исчезну. Хотя... 
Чтобы исчезнуть, надо быть, а был ли я? У себя, кажется был. А у вас, кажется, нет...

- Люди боятся потерять друг друга, потому что...

- Потому что найденное терять не хочется. Но если они так и не встретились, не нашлись друг для друга, потеря - миф, вымысел. Чтобы потерять, надо иметь.

- Чтобы исчезнуть, надо сначала быть...

Любить врагов — высокое искусство...

Любить врагов — высокое искусство,
а недругов любить не так уж сложно.

* * *
Ваша дверь для меня заперта,
я, не буду в неё ломиться.
Нелюбовью вполне сыта,
но не знаю, как с нею сжиться.
Заслужила: что есть, то есть;
притворяться ни в чём не стану.
Мой уход предначертан — в песнь,
не поддамся судьбы обману.

Кто определяет должное? - Антихрист против Христа

Делать что хочешь? Или делать, что надо? Желаемое или должное? Хорошо желать то, что должно, и делать то, что надо делать. Таков привычный ответ на этот привычный вопрос.
Но сегодня всё более актуальным становится вопрос: а кому это надо? Кто определяет должное? Правильный ответ - Христос, и это очень актуальный ответ, потому что Антихрист как раз эту часть Христового в нас перестраивает на себя, отнимая у Христа в нас. Он желает определять должное человеку, всецело лишая его своего собственного хотения - воли, укоренённой в замысле Творца. 

Воспламенять — светлейшее искусство...

Во-спламенять — светлейшее искусство:
гори, как факел, и сгоришь дотла.
О-божжена огнём в печи сочувствий,
как глина — в пламени судьбы светла.

Пожарищ чад едва ноздрей коснулся,
а я уж там, где сделать вдох нельзя.
И воды надо мной в кольцо сомкнулись,
где ранами земли ветра сквозят.

Я знаю голос твой, давно рождённый,
рыдает втайне — говорить не в силах.
Твой слух, как друг, стихами пригвождённый,
давно не слышит песен сердцу милых...

Невозможное

— Ты гаснешь?
— Не знаю. Возможно...
— Возможно?
— Погаснуть и солнцу сегодня несложно.
И звёздам, что светом лучатся в глазах.
— Мы плачем?
— Возможно. Всё небо — в слезах.

Последние обновления

Избранное

Еда и беда

Я для кого-то, может быть, еда:
как рыба или птица.
И что с того, что для меня беда,
едой его осуществиться.
Стремится жить всё то, что ем и я —
но без еды я умираю.
Себе еда — лишь грань небытия
или еды тропинка к раю?

Еда — всегда кому-нибудь беда,
беда, порой, кому-нибудь еда...

Тени и вещи

Кладу на стол ручку, а вместе с ней и тень её кладу. Тени в нашем мире всегда преследуют предметы. Но далеко не всегда тень легко обнаружить. Надо хорошо высветить предмет, чтобы заметить и его тень. Тени прячутся, они не любят выставлять свою теневую суть напоказ. Теням хочется казаться предметами.

Птица на перроне

Голуби — постовые наших улиц. Кто им платит зарплату за то, что с утра до вечера они ищут в нас человека?

*  * *

Струями ливня художник смывает мир со своих полотен. 
По стёклам течёт уныние наше и страхи. 
Остывает пожар страстей на время дождя. 
Гроза озаряет промокшего пса нашей жизни. 
Человек смотрит на пейзаж за окном электрички...

Цветок Адама

Адам — моя земля, я для него цвету.
Бог вырастил меня цветком на этой клумбе
в Своём саду.
Адам — Его земля, а я — Цветок Адама.

Эрата

— Эрата*, милая Эрата! — так звал он её всякий раз, когда чувствовал себя одиноким. Она была его феей, его музой, его возлюбленной. Он скучал по ней, как скучают по свету. Он томился собой, когда её не было рядом. Он гладил её волосы, вдыхал аромат вплетённых в них роз, и тоска, мучившая его уже многие годы, бесследно уходила.

Христианство для себя

Отношения Бога и человека, Христа и души человеческой мы привычно сравниваем с брачными. Но можно ли представить себе ситуацию, когда девушка подаёт в суд на юношу за то, что он в неё не влюбился, хотя это, по её мнению, единственно верное для него решение? Абсурд! Почему же нам не кажутся абсурдными всякого рода претензии к социуму, к окружающим людям, за нелюбовь к христианству? Не мы ли та «закваска», благодаря которой должно бы «вскиснуть» всё социальное «тесто»?

Стебелёк

Дрожит на ветру от любви стебелёк —
он жалостью к ветру согреться не смог:
он жалостью к миру и жив, и распят,
и тем тормозится вселенной распад.
Так жаден и жалок, а светом слепит:
стихии проснулись, лишь родина спит.
Он будит, зовёт, тормошит новый день —
убито? забыто? иль попросту лень?
Дрожит на ветру от любви стебелёк,
он скоро умрёт, он себя не сберёг....

Подлинные слова приходят в ответ на вопрошание

Подлинный поэтический текст вовлекает читателя в действие (приобщает), он не просто информирует, но ведёт по пути, он есть путь. Неподлинная поэзия этого не творит с читателем, в ней есть слова, но нет силы Слова - в слова не вложен зов Целого. И, разумеется, сам читатель должен быть способен воспринимать тот дар, который есть в поэтическом слове.

Под нимбом неба

Под нимбом, как под шляпой или зонтиком 
взрастают мысли людям на потребу:
по ним гадают — что-то вроде сонника. 
Мой дом — без крыши, я живу под небом. 

Здесь горизонт, как молоко белёсый, 
за всё, чего не вижу, не в ответе. 
Дорога лесом, домик на колёсах — 
а думала живу на белом свете. 

Обычная история — убийство, 
всё между делом, жизнь полна свободы...

Оплавились провода...

Оплавились провода —
теперь не я, а вода...
Теку по дорогам мира
как по жилым квартирам
вздохов, абсурдных сплетен —
мир подводный бесцветен.
Если не слышать голос,
будешь, как выстрел, холост —
станешь стрелять по мухам
смутным беззвучным слухом.

Важнее КТО сказал или ЧТО сказал?

Важнее КТО сказал или ЧТО сказал? Для большинства, конечно, важнее КТО, ибо ЧТО сказано часто не совсем понятно и может быть недостоверным (непонятное нельзя проверить на смысловом уровне). Контекст сказанного задаётся тем, КТО говорит. Однако привычное полагание на авторитет в наше время становится слишком ненадёжным. Мы выходим на такой уровень существования, когда правду от лжи вряд ли будет возможно отличить, опираясь на авторитеты. И не потому, что авторитеты тоже ошибаются или, что тоже не редкость, заинтересованы в той или иной правде (врут в свою пользу, пусть даже не всегда осознанно), а ещё и потому, что создаются ложные авторитеты, подрывается вера в привычные...

Из наших сомкнутых рук...

Из наших сомкнутых рук,
из наших парящих крыл
давай создадим круг,
чтоб каждый крылатый взмыл
в небесной земли лазурь,
чтоб жажда крылатых сил
смогла отвратить грозу,
которую мрак сулил.
Из наших замкнутых рук,
из наших царящих крыл
быть может вырвется звук,
которым Творец творил.