От автора

Дорогие друзья, рада приветствовать вас на своём сайте.
Вы пришли в гости — значит, мой дом в интернете может стать отчасти и вашим, добрых гостей здесь всегда ждут. Читать, оставлять комментарии или написать мне сообщение (написать автору) вы можете без регистрации.

Последние материалы

Война

Все неправы или же все правы?
Нет, не так спросить у Бога надо.
Кто нарушил Божьи переправы?
Кто увёл из дома Божье стадо?

Мы вопим: «Будь проклята война!», 
да она и так, конечно, проклята. 
Продана страна, совесть сожжена,
и реальность клеветами вогнута.

Вытаращив глаз, горбимся виной,
и другой зажмурен, кривды ради.
Господи, прости — будь для нас стеной:
враг внутри и спереди, и сзади...

Куда мне с этой скомканной душой?

Куда мне с этой скомканной душой?
В какую даль — когда все выси выше
усталых слов? Искать в путях покой,
чтоб странный голос был другим услышан?

Я — для кого? Кому затихший стон
покажется небесным тихим зовом?
Не сохраниться вытесненной вон,
не защититься дружеским покровом.

Обычай знает суету веков,
а я стихаю, странными стихами
шурша, как ворохом цветов,
и тайнами машу, как лоскутами.

Грач — силач

Грач — силач:
в сраженьи с ветром
силе бури дал отпор,
принял грудью
всё, что вторглось
шумно в города простор.

Грач — силач!
Откуда сила?
Грач! А смелость — не грача,
смелость — как у силача.

Супруги святы друг для друга – вот что такое «малая церковь», т.е. семья

Любить человека –  это всегда знать, что он хороший (не помнить, а знать!), видеть его хорошесть даже сквозь его несовершенства и ошибки. Не то, чтобы прощать, а как бы не винить даже, понимать, что все мы немощны, и не судить. Просто любить... –  всегда.

Арки

Цветаевой

Арки, арки  — она б хотела 
видеть арки на входах в дружбы.
Выше вход — далеки пределы,
не слышна суета досужих.

Из-под арки взлетать — не ползать:
царский шаг — где гиенский хохот.
Проскочить злополучий оползень,
обретя стихотворность вздоха.

Арка — друга рука и сердце,
что глядит небесами в душу.
Торжеством равнодушных терций
будет вынесен враг наружу.

Служение Родине — это форма служения Богу

Наверное можно начать от противного: Родина - не идол, нельзя позволять превращать служение Родине в служение идолу. Служение Родине - это форма служения Богу, иначе вырождение и гибель неизбежны. 
Ближе всего к понятию «родина» понятие «народ». Как говорил свт. Иоанн Златоуст, народ - это святые, а не толпа народа. Народ и население - про разное. Так и с родиной обстоит дело, потому эту Родину пишут с большой буквы.

Полиритмия времени

Полиритмия — музыка времени (отличный её пример — композиция John Browne и группы «Monuments» — «I, The Creator»). Полиритмия учит мозг уклоняться от мейнстримных рек, по которым ныне течёт всякая чушь, портящая умы, мешающая процессу осмысления происходящего. Наши реки сознания захвачены технологами оболванивания, потому надо уметь уклоняться от прущего в глаза лживо привычного, глупого и фальшивого, уклоняться умом, как Нео телом уклонялся от пуль.

Полёт дороже птицы

- Птица, к твоим крыльям хотят привязать верёвки. Потому что верёвки не летают иначе.
Тем более цепи...
Птица на цепи - птица? 

- Зачем верёвкам и цепям небо?...

Видеть другого...

Что такое друг? Это другой (не Я), у которого можно спросить совета как у бога. Это другой, через которого можно поговорить с Богом, т.е. это человек, который любит тебя настолько, что в нём может подавать весточки о Себе Бог. Бог, который в нас.
Друг - это тот, кто смотрит на меня глазами Бога, тот, кто позволяет Богу быть в себе, кто приглашает Бога в себя, и при этом любовью удерживает меня, мой образ, в своём сердце...

Жить в мире и не травмироваться миром невозможно, или Правду сегодня надо заслужить

«Мир во зле лежит», и бремя мира - это бремя греха. Жить в мире и не травмироваться миром невозможно - травмируются все, но в разной степени и в разных местах, на разных уровнях. Быть может, мы более всего различаемся именно выбором наиболее выносимых для себя способов травмирования. Вот эту травму я могу понести, а ту - не могу, или это для меня более травматично, чем другое (более затратно в итоге)...

В брак вступают с личностью, а живут со стихией

Радовать личность женщины и женщину в ней - не одно и то же*. Это про разное. Ловеласы всегда соблазняют не личность, но женщину, включая гормональный фон, влияющий и на личность. В супружеской жизни часто происходит обратное: муж обращается не к женщине, но к личности женщины, намереваясь общаться с женщиной. Потому что так безопаснее - опосредованное личностью женщины общение  с её женской стихией в некотором смысле более гарантировано, т.к. отношения выстраиваются именно с личностью. Личность мужчины как бы спрашивает разрешение у личности женщины - можно ли включить другой этаж отношений.

Мы должны помогать друг другу быть прекрасными

Что такое предательство? Это, прежде всего, предательство себя прекрасного. Раньше, чем предать другого (прекрасного другого - т.е. прекрасного в другом), человек предаёт прекрасного себя (прекрасное в себе). Быть прекрасным - вот главная задача и главная жажда всякого человека.
Все хотят быть прекрасными, только не все поняли это про себя, не все знают об этом - потому что себя мало кто познал...

Последние обновления

Последние комментарии

Избранное

Избороздила меня стихами

Избороздила меня стихами,
вспахала душу:
иду и плачу.
Шагаю мерно стихов слогами:
иду словами,
иду шагами
вдаль —
за стихами,
как за удачей.
Где нет приюта,
где нет уюта
валюту сердца —
стихи — я
трачу.

Жена Океана

Задумал Океан жениться и объявил об этом во всеуслышание, чтобы реки земли готовились показать себя. Реки понимали, что Океан выберет самую достойную из них, самую полноводную, а потому каждая хотела выглядеть наиболее широкой и глубокой. И такое началось! Вместо того, чтобы питать окружающие земли и растительность, реки неслись к Океану, стараясь не расплескать ни капли своей воды....

Поэт и тайна

Поэт и тайна, Тайна и поэт -
иного, может быть, на свете нет.

Это не о том, что не поэты - не люди, а о том, что все люди - поэты, только позабыли об этом. И Бог - Поэт, значит и у Него есть своя тайна.
И тут может увидеться неожиданный вопрос: Бог как Поэт познаёт Тайну или тайну? Или же и тайну, и Тайну - как и человек. И Его тайна и Тайна, как и человеческие, связаны друг с другом...

Светись

Светись, светись - и свет придёт,
светами говорят рассветы.
И сумерков пусты наветы,
когда светать придёт черёд.

Преизбыток

Бесчувственность — от преизбытка чувств,
забывчивость — от преизбытка памяти...
Контузия души — не вид искусств,
хотя изобразима на пергаменте.

Отдельный штрих орнамента — обрыв:
апгрейд не нужен, не поможет просто.
Не слишком сильный прошлого порыв,
как ураган, сминает жизни остов.

Средь бури проще спать — надёжней спать,
жизнь самотёком иногда несётся;
когда судьбы стихией поздно стать,
бездействующий может быть спасётся...

Доброта — не добро, доброту ещё надо конвертировать в добро

Каждый в предлагаемых жизнью обстоятельствах делает, что может. А если не делает, то либо не может, не умеет, либо не желает, либо требуемое вообще находится за гранью его разумения. Потому нелепо требовать от другого: будь таким как я считаю правильным. Если мы сами действительно правильны (праведны), то мы должны делиться с другим праведностью, а не своими претензиями...

Жёнка, борода и утренний кофей

Муж без бороды, что сокол ясный без перьев. А ежели борода у него есть, то в её зарослях непременно жёнка прячется. По утрам она нежится в мужниной бороде и к работе приступать не торопится. Мужу оно, конечно, умилительно, да только голод его одолевает.

Сломана, но не сломлена...

Сломана, но не сломлена. 
Слово мной переломлено, 
как хлеб. Слово трижды живо —
хоть странным было, им жило 
всё, чем я дорожила.

Сломана, но не сломлена  —
как дорога я выровнена.
Даже как песня — спета,
пою без потери цвета.
Сломана, но не сломлена...

Сквозь тень

Сквозь тень,
сквозь боль,
сквозь быт —
пытаюсь быть.
Не понарошку,
не во сне...
Не горбясь.
Не притворяясь
мёртвой
иль живой...
В рост крыльев —
чтоб летать удобней.
В рост счастья —
чтоб дарить щедрей...

Лепта

Как лепту
бедная вдовица,
несу Тебе таланта боль,
иначе превратится
в тридцать серебренников
жизнь. Изволь
принять —
давай разделим
святую трапезу
из слов:
они душой уже зарделись...

Расслоились на касты и думаем «вот заживём!»...

Расслоились на касты и думаем «вот заживём!»,
против каждого каждый построил свой каменный дом,
против ближнего ближний отчаянно ставит забор,
сквозь заборы свободны ходить лишь святой или вор.

Тот и этот — не наши, не вхожи ни в касту, ни в дом,
потому что опасны. Ну как мы при них заживём?
Тот и тот отнимает, любить лишь себя не дают.
Но святому всегда мы готовы дать пищу, приют...

Пусть докажет, конечно, сначала, что он не бандит...

Я — как бокал...

Я — как бокал,
заполненный
до половины
вином и радостью,
но больше — пустотой.
Не кланяюсь,
чтоб не пролить,
но поклоняюсь,
дабы исполниться.
Неведомой тоской
душа томится,
предвкушая чудо.
Я гостя жду —
из ниоткуда.