От автора

Дорогие друзья, рада приветствовать вас на своём сайте.
Вы пришли в гости — значит, мой дом в интернете может стать отчасти и вашим, добрых гостей здесь всегда ждут. Оставить отзыв или написать мне сообщение вы можете и без регистрации. Желающие бывать здесь регулярно могут для своего удобства зарегистрироваться.

Последние материалы

Тебе, улыбающемуся сердцем...

Тебе, улыбающемуся сердцем,
а не просто устами,
я скажу о жизни своей
не словами — слезами.
Ты услышишь, знаю, —
это сердце умеет слушать.
Улыбаюсь горем,
выворачиваясь наружу.
Мы поплачем вместе —
сразу боль вполовину меньше —
посмеёмся горю,
потому что Господь утешит.
Полетаем в паре —
ведь полёт одному не в радость —
и получим даром
единенья святую сладость.

Её душа в обмен на сотни нищих...

Её душа в обмен на сотни нищих:
она сыта, в тепле - они в беде.
В его лице любой заботу сыщет,
и пищу - кто нуждается в еде.

Она тоскует - он другими занят,
она рыдает - он молитву шепчет.
Она исполнена земных терзаний,
а он хватается за небо цепче...

Читая между строк

Читая между строк, про строки не забудь -
ведь правду говорят и в них когда-нибудь.

А я люблю, когда светло и грустно...

А я люблю, когда светло и грустно,
когда в заснеженном окне - мороз,
и в росчерке, оставленном искусно,
сверкает тайна миру странных грёз.

Когда подружки, белые снежинки -
под инеем прекрасные вдвойне -
не победили в гордом поединке,
в них близость чуда видится полней.

Какое счастье быть в Твоих руках

Какое счастье быть в Твоих руках -
как в птичьих лапах верная добыча.
Пернатые летают в тех мирах,
где не охотятся - таков обычай.
Охотник здешний, как и рыболов,
бросает в небо пойманный «улов».

И хорошо, что вы не здесь, а там...

И хорошо, что вы не здесь, а там:
я не люблю вблизи людей далёких -
душа не привыкает к сквознякам,
бежит ручьями к своему Истоку.
Сливаясь в реки, ручейки журчат,
их воды в общей серенаде спелись;
и капельки котятами урчат,
как бы у кошки молока наелись.

Цепи и выси

Ваши цепи ломают выси.
Ах, оставьте свои забавы!
Лязг металла и ваши мысли
каждым звуком своим лукавы.
Как ручей, иссыхает жажда -
разве ждёте вы муз падения? 
Их на пир позовут дважды
ради мужества их и пения.

Песня держит...

Песня держит,
не отпускает:
я - синица в её руке.

Светись

Светись, светись - и свет придёт,
светами говорят рассветы.
И сумерков пусты наветы,
когда светать придёт черёд.

Птицам - птичье: что день, что длань...

Птицам - птичье: что день, что длань...
Птичьи свойства - забота песен.
Зовом горним для ближних стань,
сердцем Сердца - Господь не тесен.
Звуки в радуге наугад
растворяют чужие зовы.
Льётся соком песнь-водопад,
в прямодушных врастая словом.
Искривлённое прямозвучие
ароматом неба излечится -
исправляется прямолучием
всё что в сумерках птицей светится.

Глаза в слезах...

Глаза в слезах,
В тоске безмерной сердце,
И ноет грудь от боли в небесах.
Повсюду бродят словно иноверцы,
Но их глаза, как и мои - в слезах.

На том неизреченном языке...

На том неизреченном языке
я с тучами по-братски говорила,
не узнанная до конца никем,
я постигала в чём стихии сила.

Забывчивость, моя вторая суть,
была дороже памятей злосчастных -
я не пыталась радости вернуть,
завоевав почтенье безучастных...

Последние обновления сайта

Избранное

Чужие крылья

Чужие крылья не дают покоя
тому, кто крыльями не болен.

Боль

Боль велика — прибивает к земле:
пылью лежу и рыдаю навзрыд.
Боже, зачем и за что это мне,
разве судьба моя — горя транзит?

Ток электрический дрожью по телу
мечется: боль атакует опять.
Пыль собирается в тело несмело,
чтобы кого-то собой заслонять.

На дереве кривом листочек рос

На дереве кривом листочек рос
и возмущался:
«Надо ж так случиться,
мне довелось тут как-то очутиться!

Я лучше, я красивей! Я пророс
на ветке по случайности, конечно,
и сокрушаюсь я о том сердечно.

О, это дерево!» —
стенал листок, страдал
и постепенно отрываться стал.
И оторвался...

Я не тот

Я не тот, кто стои́т: стоят в болоте или восторге,
столбенеют столбами от ужаса и потери.
Я река - быстротечны мои потоки,
вездесущие воды мои - изгои.
Горный воздух орлом проникает в печень
и клюёт её глупую оголтело.
Реки к морю стремятся тропою ночи,
и хотят окунуть в океан усталое тело.

Старик, мышь и небо

Как-то раз пришёл в нашу деревню человек, юркий такой, и сразу к нашей избе — крайняя потому что. И говорит:
— Продай мне небо!
Я пожал плечами:
— Так оно ж ничейное.
— Ну, вот и продай ничейное: тебе — прибыль и польза, а убытка никому не будет...

Притяжение солнца 

Притяжение солнца 
в чьей-то груди —
жжётся, 
но в одночасье 
я его посреди.
Притяжение сердца —
куда небесам? —
здесь толпиться не стоит
другим чудесам.

Если облачной ночью 
меня позовёт
чей-то солнечный взгляд, 
чей-то радужный свод,
я заплачу от счастья,
зажмурив глаза,
ведь на солнце глядеть
до рассвета нельзя.

Ворованный воздух

В мире, лежащем во зле (1 Ин. 5:19), жизнь — это «ворованный воздух». Мир позволяет быть только заведомо никчёмному, мёртвому, изгоняя, выдавливая из своего пространства всё по-настоящему ценное — живое. Жизнь — чужда миру, мир чуждается жизни. Это надо только увидеть — что жизнь здесь незаконна. Как росточек на бетоне, она невозможна и невероятна. Но она — есть!

Между зовом и вызовом

Как-то увиделся мне человек, висящим над множеством пропастей, распятым между многочисленными зовами и вызовами. Множественные зовы — это голоса, которыми Господь призывает к Себе заблудшего на путях к жизни человека, потому все зовы как бы сливаются в один, в единый Зов Творца, призывающего Своё творение быть...

Между зовом и вызовом

Крылья на ветру — паруса,
крылья, как в перьях — в голосах.
Вижу, продрогла к утру —
хочешь снега оботру?

Зова вертикаль — как стрела:
небо сквозь тебя провела,
вызовов мира вуаль
пылью накрыла горизонталь.

Жизнь — это правильный ответ на вызов

Слыша Зов, пребывая внутри Зова, легко заподозрить в себе то, что не моё, а Твоё. И только мой ответ на вызовы — по-настоящему мой. Слушаю свой ответ — этот жалкий писк гадкого утёнка, который так и не стал лебедем; этот слабый, жалкий рык не преображенного красотой чудовища. Я знаю чего Ты ждёшь, Господи, и страшусь.

Раскинула руки

Раскинула руки — мои ведь —
пусть щупают ветры на прочность.
Раскинула сердце — моё ли? —
пусть взыщет Твою непорочность.
Раскинула скорби — как сети:
уловом не всякий доволен.
Тревожные вести, как рыбы —
ловец их глубинным уловлен.

Смысл, как кролик...

Смысл, как кролик
между букв и слогов
прошмыгнул
в открытое окно
слóва.
И опять,
и снова...
Блеск в глаза,
и пелена упала:
я всегда,
всегда
про это знала....