От автора

Дорогие друзья, рада приветствовать вас на своём сайте.
Вы пришли в гости — значит, мой дом в интернете может стать отчасти и вашим, добрых гостей здесь всегда ждут. Оставить отзыв или написать мне сообщение вы можете и без регистрации. Желающие бывать здесь регулярно могут для своего удобства зарегистрироваться.

Последние материалы

На той горе

На той горе, на той горе,
где ужас посетил меня,
живу я, словно зверь в норе,
священное в себе храня.

На той горе, на той горе,
где ангел Божий ждёт меня,
молюсь всегда, как в алтаре,
и в рост идёт моя броня.

И каждый звук, и каждый взгляд
мне посылают сотни стрел,
за то, что я и рай, и ад
на той горе открыть посмел.

Самодержцы неба

Можно залюбить до смерти,
насмерть разлюбить
и любовью обессмертить:
Ариадны нить
тянется от сердца к сердцу,
от горы к горе —
мы с тобою самодержцы
неба во дворе.
Донкихотиться желаем
мельникам назло —
стайка писем именная
юркнула в разлом.

Из цикла «Светотень»

Тенью легла на занавеску -
солнечным бликом вдруг заблистала.
Ты меня видишь в дымке белесой,
вместе с рассветом я догораю.
Солью меня тёрли до блеска,
до совершенства вроде кристалла.
Утро роняет слёзы как росы,
россыпи радуг в небе играют.
Чашкой на блюдце сверкнула тайно:
выпей искристого чаю-зелья,
ведь не бывает судьбы случайной -
свет повстречался с утренней целью...

От искры к искре...

От искры к искре
движется не время -
вечность,
и времени пустая
быстротечность
не так быстра,
не так свята, увы,
и потому
порой невечны мы.

Не я, не я...

Не я, не я... Я только повод к звуку,
пришедшему напомнить о себе,
принёсшему тревогу и разлуку
забывчивой заслужено судьбе.

Не он, не он... Неоновым скитальцем
явился день разбуженной толпе -
вокруг меня стояльцы и страдальцы,
которыми вчерашний мир воспет.

Я не тот

Я не тот, кто стои́т: стоят в болоте или восторге,
столбенеют столбами от ужаса и потери.
Я река - быстротечны мои потоки,
вездесущие воды мои - изгои.
Горный воздух орлом проникает в печень
и клюёт её глупую оголтело.
Реки к морю стремятся тропою ночи,
и хотят окунуть в океан усталое тело.

Чудо

Чудо долго не длится:
если в дом постучится
чудно,
помни, что чудо —
это просто причуда.
Прихоть неба, и только:
не законна нисколько.
Чудо
жаждет случиться,
а не впустишь —
умчится,
птицей в небо умчится
и с тобой не случится.

Светотень

Тенью легла на занавеску -
солнечным бликом вдруг заблистала.
Ты меня видишь в дымке белесой,
вместе с рассветом я догораю.
Солью меня тёрли до блеска, 
до совершенства вроде кристалла.
Утро роняет слёзы как росы,
россыпи радуг в небе играют.
Чашкой на блюдце сверкнула тайно:
выпей искристого чаю-зелья,
ведь не бывает судьбы случайной -
свет повстречался с утренней целью.

Вы слышали как тает эхо слов?

Вы слышали как тает эхо слов?
Вот только слух играл с ним,
как котёнок с клубочком нитей
голубых, искристых, и нет его.
Ни пар, ни дым, ни воздух -  
снегурочкой не прыгай сквозь огонь,
останься. Облако всплакнуло,
и шлейфом голубым окутан миг.

Этот ваш рай для себя и только...

Этот ваш рай для себя и только
не интересен душе нисколько.
Ищет она за кого сразиться,
чтобы достались зёрна птице.
Райская птичка райских песен
ждёт от того, чей рай не тесен.

Птичий дом

Нет, я не вед, я просто любящий
и птичку каждую голубящий,
и песню каждого лелеющий,
хоть громко спеть пока не смеющий.
Я - человек: любитель птиц, цветов,
я тот, кто достаёт до облаков
и до небес; я вровень всех лесов.
Я - птичий дом, всегда принять готов.

2017

Приобщение к вечности

Таня жила под столом. Тяжёлая скатерть с бахромой служила завесой, разделяющей большой мир взрослых и её собственный, маленький — подстольный. Здесь скрывалось другое время, другое пространство, другие интересы и секреты. И, главное, здесь не было никого постороннего — всюду присутствовал лишь тот, кто внутри. Хотелось, чтобы уединение длилось вечно, потому Таня всякий раз с опаской глядела на кружащие вокруг её святилища ноги взрослых...

Избранное

Секреты конфликтологии. Об умении ссориться

Мы часто превратно толкуем понятие любви к ближнему, подменяя его грехом человекоугодия, и тем самым вредим себе и ближним, вредим нашим отношениям и чувствам. Терпеть недостатки ближнего, покрывать их любовью — это совершенно другое. Мы должны прощать нашим ближним их слабости, быть способными любить и уважать их вопреки недостаткам. Но мы нужны друг другу как зеркала, и эти зеркала должны быть настоящими: правдивыми, а не кривыми...

Стихи памяти Марины Ивановны Цветаевой

Кого пронзило одиночество
насквозь,
как бабочку игла,
кому и жить едва ли хочется,
того помиловать могла ль
судьба,
могли ли люди
вобрать в себя чужое им,
которого уже не будет,
но есть которое?
Своим
не станет эхо запредельного,
огонь иной неуловим...

Читаю знаки...

Читаю знаки — весточки свободы
в любви Твоей, Господь. Фрагменты
ликов, что хранят сердца простые
и лица. В них судьба взрастает
и расцветает ликами — цветами
родного дальнего.
Туманом даль одета,
и письмена Твои как млечный почерк
сокрыты — не согреты.
Кто согреет?
Пути Господни —
млечные пути —
написаны в сердцах,
но не согреты.
Согреет кто?

Ей...

Она себя, как мёртвую, в наём
и дьяволу, и Богу в одночасье
сдала, чтоб выжить - мертвенный приём:
побег от скорби в череду несчастий.
Пусть гонит смерть стадами облака,
хоть клоком шерсти на ветвях остаться -
не умереть, а жизнью тлеть, пока
земным путём приходится скитаться...

Пути ангельские

Бывают жизненные обстоятельства, из которых нет выхода иного, кроме как путями небесными, ангельскими. Пути небесные — чудо, тайна и обыденность живущих во Христе. Ходить путями ангельскими — всё равно, что путешествовать по солнечным лучам. Человек похож на многоэтажный дом. В нём есть и подвальное помещение — ад, преисподняя, открыв которую в себе человек уподобляется бесам. В нём много комнат и на этаже человеческого бытия...

Замена народа

Технологические воздействия, применяемые сегодня против населения атакуемых стран, нацелены на изменение национального лица и глубинного кода народа, на вырывание народного сердца. Сама технология, успешно опробованная в Косово и применённая также на Украине, получила название «вырывание сердца». Косово, особенно Косово поле — это духовное сердце Сербии (как Киев — мать городов русских)...

Вертикаль любви

Два крыла у меня,
два крыла:
боль глубокая
и радость высокая.
Я без них летать
не смогла б:
одинокая и жестокая.
Если больно,
я вглубь бегу.
Если радостно,
то взлетаю.
По пути себя
обретаю —
вертикаль любви
берегу.

Полотно

Вся соткана из жизни нитей:
я — полотно, влекомое другими
себе на плечи.

Рвут меня и режут,
кроят надежды
паруса
и парашюты.

Я — плед домашний,
свитер на любимом...

Ксеньюшка, голубка Христова

Стрелою летела её любовь, а выпущенную стрелу разве остановишь? Вот и неслась Ксения Петрова по улице имени её дорогого супруга полковника Петрова, спешила домой, не желая верить в случившееся. Люди всякое болтают и часто не по делу. Не может её любимый, благочестивый Андрей Фёдорович, известный дворцовый певчий2, умереть, да ещё так дурно...

Река

Я не так велика и не так глубока,
как река,
но по мне иногда точно так же
плывут облака,
и не тонут гонимые ветром
судьбы корабли,
хоть бурлива порой, но бурливы и те,
что гребли.
Отражается небо, и волны по небу
бегут,
небо всё в облаках, мои воды о небе
не лгут....

Что значит «по плодам узнаете»?

Оказавшись вне привычной колеи, люди «ширмы» могут поразить бесчеловечностью не только других, но и самих себя. «Колея» и «ширма» — это всё, что у них есть. Личность развивается выходом за пределы того и другого. Колея проложена другими — это ноль, ничто; данное — не наша заслуга. «Ширма» — милость Господня. А что сделал ты сам? Кем ты стал, в противодействии, в сопротивлении внешнему? Вырос ли ты за границы своей «колеи» и «ширмы»...

Дух нашего времени. Портрет преступника

Пятилетний ребёнок играет в песочнице: самозабвенно, закусив губку, забыв совершенно об окружающем его мире взрослых. Тут к нему подходят какие-то дяди и тёти с умными лицами, пристально рассматривают его и, всё равно не видя, кто перед ними, спрашивают: — Чем это вы тут занимаетесь? Что продаёте?