От автора

Дорогие друзья, рада приветствовать вас на своём сайте.
Вы пришли в гости — значит, мой дом в интернете может стать отчасти и вашим, добрых гостей здесь всегда ждут. Оставить отзыв или написать мне сообщение вы можете и без регистрации. Желающие бывать здесь регулярно могут для своего удобства зарегистрироваться.

Последние материалы

Адам — это выживание, а Ева — жизнь

Выживание-Неуязвимость-Антихрупкость* — триада, предложенная Талебом**, для осмысления реальности и себя в кризисной реальности...
Очевидно, что мужчина и женщина созданы как хрупкость и антихрупкость, причем где хрупок один, там антихрупок другой. Мужчина физически хрупок, а женщина физически антихрупка... Однако женщина хрупка психически, в то время как мужчина психически антихрупок

Скажи каков твой миф, и я скажу кто ты

Миф — вот настоящая реальность! Скажи каков твой миф, и я скажу, кто ты. Реальность — это миф, то есть реальностей много, их гораздо больше, чем одна. Заблуждаются, как правило, те, кто этого не понял и потому находится в плену того или иного мифа. Свобода — в свободном подчинении избранному мифу.
Сегодня реальностей больше, чем людей. В комнате может находиться три человека и вместе с ними сто три мифа. В этом особенность нашего времени.
Условный Запад лжёт? Нет, они создают свой миф*. И верят в него, а значит создают мир по мифу своему. И многие русские уверовали в их миф — потому что своего не имеют...

На что жалуетесь?

- На что жалуетесь?
- На себя. Я оказался не тем, кем хотел быть.
- Неожиданно получилось?
- Сначала было неожиданно, а потом уже предсказуемо. Но неисправимо.
- Почему неисправимо?
- Оказалось мало желания быть вообще. Всё равно не быть, так какая разница каким быть. Начинаешь охотиться за сиюминутным, а не за вечным, за мелким, а не глобальным...
- Потеряли вечность в себе? 
- Не знаю, может не обрёл. Или мало дорожил ею. Я теперь ничем не дорожу. Ничего не жаль по-настоящему, чтобы за это сражаться...

Пойманная птица

Пойманная птица, зачем тебе не летится?
Теперь тебе негде ютится — крыльями не сбежать.
Небо в тебе струится, но ты не к нему стремишься,
пойманная птица — попробуй полёт стяжать!

Когда темно ...

Когда темно 
и ничего не видно 
глазам,
я верю лишь слезам
души —
у совести прошу совета,
ищу ответы.

И свет в моём окне
всё тот же,
что и свет в глазах 
другого...

Бла-бла-бла «за мир» и реальная борьба за мир — не одно и то же

Истина может противоречить очевидности. И чем дальше в постмодерн, тем больше очевидность расходится с истиной.
Но у истины есть потрясающее свойство - выходить навстречу своему соискателю. Возможно, что именно это свойство истины и позволяет её безошибочно находить, когда жажда истины неложна...

Матрица образов может удерживать мир от падения

Когда всё только случилось, и ум многих застыл в ужасе и недоумении, люди обращались взорами к тем маячкам, которые быстрее соображают — чтобы схватить как можно скорее хотя бы флёр, хотя бы тень грядущей, рождающейся мыслепилюли. Люди не знали, что делать с той реальностью, которая вошла в жизнь и обрушилась на них всем своим весом подлинности.
И, замечу, искали не столько информацию, сколько духовную опору (на кого опереться, на что) в стоянии посреди рухнувшей прежней реальности — чтобы не упасть...

Гляжу в разбитое окно чужой души...

Гляжу в разбитое окно чужой души —
ищу её бессмертный духа стержень.
Не задохнулась бы! Конфликт не разрешим
пока злодей, окно разбивший, не повержен.

Снята с петель Христова дверь — ветра и стоны
родят ли зов? Бессмертие уходит.
Не расцветут засохшие бутоны 
небесных роз — им места нет в природе.

Вещей порыв — не вещий сон, кошмар и ужас
застыли в бликах нерешённых наваждений...

Надо молиться об отрезвлении, чтобы закончились военные действия

Когда говорят о войне России и Украины, уже играют по правилам врага — невольно, конечно, но всё же. В политическом лексиконе иначе не скажешь, но в житейском измерении и, главное, на душевно-духовном уровне — что такое Украина, и что такое Россия? Для меня, например, Украина — это я и многие близкие мне люди, и Россия это я и многие близкие мне люди...

Ветры дуют в головах людских...

Ветры дуют в головах людских,
слушать их — заботиться о слухах.
Слёз не ищут на глазах сухих,
мёртвым плакать не хватает духа.

Тайный жребий всем готовит путь —
вечные взыскуют радость Бога,
но придётся горечи хлебнуть
на беспутных ветренных дорогах.

Слово равнодушно к сквознякам,
пробуждая спящую природу.
Маячки маячат маякам —
«Мы верны в любую непогоду!».

Одиноко мне в твоей судьбе...

Одиноко мне в твоей судьбе —
ветер гонит тучи, как животных;
мир стоит на сломанной ноге
и не терпит истин пешеходных.

Путь беспутных вдруг настиг меня,
яблоком упавшим тлеют думы.
Не желаю слушать торг менял,
покидаю сон твой ими шумный.

Бодрость духа мне пришпилит страх,
но куда с тревогами податься?
Соглядатай при голодных ртах
может головой изголодаться...

Посеять тишину в минуту взрыва...

Елене Бойченко
Посеять тишину в минуту взрыва,
страдающему миру дать покой,
и продвигаться тихо, молчаливо
в прибежище небесных — дом иной.

Раскатисто болит душа соседа,
играют тени пагубой земли  —
нездешние придут рыдать по следу
чужих кровей. Чтоб скорби отлегли,

никто не станет слушать голос рая,
услышав ад в сокровищнице чувств...

Избранное

Сквозь тень

Сквозь тень,
сквозь боль,
сквозь быт —
пытаюсь быть.
Не понарошку,
не во сне...
Не горбясь.
Не притворяясь
мёртвой
иль живой...
В рост крыльев —
чтоб летать удобней.
В рост счастья —
чтоб дарить щедрей...

Перешагнуть...

Перешагнуть —
барьер, рубеж, границу,
найти свой дом,
как Божью рукавицу,
найти свой сад,
цветущий на морозе.

И рай средь ада,
как стихи —
пусть в прозе.

Роза

Необходим поток. Он льётся сверху, словно кто-то выливает на голову вёдра воды — одно за другим, снова и снова. Это река, льющаяся прямо с неба. Это поток света, озаряющий, пронизывающий всё, с чем соприкасается. Наверное так чувствуют себя провода, по которым бежит ток — под напряжением. Поток приносит лепестки. Много лепестков, которые заряжены тяготением друг к другу и потому складываются в розу. Сами! Каждый лепесток знает надлежащее ему место...

Мой огонь ещё кому-то нужен

Мой огонь ещё кому-то нужен...
Я сварю ему стихов на ужин,
к завтраку я нашинкую строчки,
песни проращу в душе цветочками...
Господи, зови его к обеду,
чтобы одержал Твою победу;
чтобы жил со мною как в раю,
я Тебе, Господь, его дарю.

Чтобы вода не была мокрой? Верность, ревность и зависть

Практически все конфликты происходят по одной причине, которую, образно говоря, можно обозначить так: желание/требование, чтобы вода не была мокрой. Ошибочное взаимодействие! Правильно строить отношения можно только из понимания, что вода мокрая - т.е. надо строить отношения с мокрой водой, или замёрзшей, или парообразной... А огонь - горячий, и нелепо требовать, чтобы огонь стал водой или мокрым как вода. Но мы именно такого рода претензии выказываем, конфликтуя с ближними...

Листья обрывает ветер злобно...

Листья обрывает ветер злобно —
кто его обидел в час осенний?
Ветви гнутся, листьям неудобно
падать в ноги слишком откровенно.

Осень бродит меж дерев, сутулясь —
принимает подать золотую.
Травы церемонные шатнулись,
подставлясь ветра поцелуям.

Существую! — говорит забвение
всем, кто жалуется на жестокость ветра.
Вновь порыв — ещё одно сражение:
осени добыча будет щедрой.

Христианство для себя

Отношения Бога и человека, Христа и души человеческой мы привычно сравниваем с брачными. Но можно ли представить себе ситуацию, когда девушка подаёт в суд на юношу за то, что он в неё не влюбился, хотя это, по её мнению, единственно верное для него решение? Абсурд! Почему же нам не кажутся абсурдными всякого рода претензии к социуму, к окружающим людям, за нелюбовь к христианству? Не мы ли та «закваска», благодаря которой должно бы «вскиснуть» всё социальное «тесто»?

Мужество быть и мужество не быть

Вчерашним ужином не будешь сыт, и вчерашним умом не будешь умён. Мыслить надо постоянно, как и молиться. Мыслить и молиться - одно. Любить и мыслить - одно. Мы мыслим совестью, любовью и молитвой. Всё это осуществляется на территории Вечности - Вечностью, которая в нас.
* * *
Если раньше человеку для достойной человека жизни было необходимо мужество быть, то теперь ему предлагается «мужество не быть», т.е. казаться -  функционировать, но не жить (в привычно высоком понимании этого слова). Высокое, бытийное измерение жизни ликвидируется в принципе, оно отныне не для всех, как минимум...

Большая чёрная шапка маленького человека

Жили в одной деревне, только на разных её концах, два брата: Добрый и Злой. Братья они были родные, да привычки имели слишком разные. А привычка — это второй характер, который с годами становится даже первым, основным. Так вот, один брат был скромным: он всегда скрывал свои добрые поступки; а другой, наоборот, любил славу и непременно хотел выглядеть перед людьми добрым, а потому всё недоброе прятал...

С неё рисовать бы ангелов, да ныне рисуют идолов...

С неё рисовать бы ангелов, да ныне рисуют идолов —
невинная песнь-радуга прискорбную мысль выдала.
И множатся лица скорбные, за ними толпят здешние,
она же была горлицей, искала во всём вешнее.

Зима наползла тёмная на лики весны светлые —
убили тоску вышнюю, отправились в путь ветренный.
Судьба — на груди, бантиком, но в душу глядит петлею.
Голубка моя вешняя, не стань никому клеткою.

Быть человеком — это выходить за рамки алгоритмики

Быть человеком — это выходить за рамки обожествляемой сегодня алгоритмики. Связь с Богом именно это делает с человеком — выводит его в свободу от алгоритмики. Свобода бывает настоящая и мнимая, чтобы максимально плотно поработить человека и запереть его в клетке алгоритмичных предписаний, используется соблазн ложных свобод и ложные ориентиры — подменённая, совершенно разбалансированная ложными онтологиями нравственность.

Человек и его собака

Памяти Дже... Они были друзьями: человек и собака.
Человек заботился о собаке, как мог,
и собака заботилась о человеке, как умела.
Когда беда или злые люди норовили пробраться в дом человека,
собака лаяла изо всех сил, предупреждая о грозящей опасности,
и человек, всегда неготовый, оказывался предупреждённым и спасённым...