Стихи

Плохая игра

Играя по правилам сатаны,
так просто лишиться души и страны.
И неба, и жизни — обычен дурман:
заблудший до смерти обманами пьян.

На перекрестке

На перекрестке между светом и светом
я встретила тебя
между тьмою и тьмою.
Мы нашли друг друга
между смелостью и трусостью,
между счастьем и страданием,
между любовью и ненавистью,
между жизнью и смертью.
Мы хотели жить
и стремились умереть
друг в друге,
чтобы жить...

Бремя сильного человека

Когда включаешься в измерение чужих слёз, 
свои — высыхают. На время — 
пока можешь нести чужое бремя.

Но если силы иссякнут, никто не поможет —
помогают сильным, несущим тяготы мира,
которых всё больше. Предел близок.

Горе сильного человека — не всё можно исправить.
Бремя сильного человека непосильно для слабых.

Мне ваша «человечность» не к лицу ...

Мне ваша «человечность» не к лицу —
в ней не придёшь к Небесному Отцу.
Вас слишком много — значит, ваше время,
но в нас есть вечность! И Христово бремя
свалилось с неба на беспечность нашу:
несём, как можем — нам ваш ад нестрашен.

Птица на перроне

Голуби — постовые наших улиц. Кто им платит зарплату за то, что с утра до вечера они ищут в нас человека?

*  * *

Струями ливня художник смывает мир со своих полотен. 
По стёклам течёт уныние наше и страхи. 
Остывает пожар страстей на время дождя. 
Гроза озаряет промокшего пса нашей жизни. 
Человек смотрит на пейзаж за окном электрички...

Ваш глупый ум мне нравиться не может...

Ваш глупый ум мне нравиться не может
и жадный дар претит моей душе.
Мой Дивный Сад давно Другим исхожен,
и Тот, Другой, теперь для вас мишень.

Без содроганий не могу смотреть
в глаза безумной ночи вашей страсти.
Как мастерски устроили вы сеть,
придерживая нежность за запястья!

Она доверчива. Но Бог её хранит —
вам не пленить того, что близко Богу.
Пусть злоба превратит поток в гранит,
и даже ангелы вам помешать не смогут...

Я бегаю за Богом, как собака...

Я бегаю за Богом, как собака,
ищу Его в глазах своих друзей —
живу пчелой, и начинаю плакать,
когда цветы Его способна лицезреть.

Да, бегаю за Богом, как приблуда —
ненужный пёс, заброшенный в судьбу.
Попутчица для взбалмошных верблюдов,
бредущих посреди песчаных бурь.

Ищу иголку, чтоб войти в ушко —
пусть жизни нить сама мне шьёт рубаху,
раз платье птичье до сих пор узко,
и веры ветра не хватает взмаху.

Одежда — как защитная броня...

Одежда — как защитная броня: 
орудия всегда готовы к бою.
Не ждать пока его полёт пленят
прилично не прощённому герою.

Взмах перьями — опять сплошной конфуз;
но жизнь не думает, в полёте надо длиться.
Река души сильна избытком русл,
она даёт живым покой молиться.

Откуда вздоху ведомы пути?
Ответ не нужен, если зов отчётлив.
Кто сам решил с безумия сойти,
тот и в словах чужих не изворотлив.

Одежда — бесполезная броня,
её сорвут нечистыми руками.
И за нездешность нежность забранят,
цепляясь за крыло судьбы крюками.

Когда-нибудь

Она — была, ну а меня уж нет.
Я потеряла скомканный билет —
не возвращу, надеюсь.
Жизнь живёт, 
ну а другое всё — наоборот.

Она — была! А значит есть она!
А я — не знаю, хоть жива сполна.
А я успею ли? — подскажет путь,
ведь я дойду когда-нибудь куда-нибудь.

Райская птичка — в диком лесу...

Райская птичка — в диком лесу?
Как же сквозь лес я тебя пронесу?
Как же твой рай мне в себе сохранить?
Как же мне птичку не дать загубить?

Райская птичка в диком лесу —
я тебя к Богу в сердце снесу.
Сердце и птичка — Божьи всегда,
с ними привычно гулять по садам.

Райская птичка! Все мы в лесу —
как человека к тебе принесу?
Нет больше неба здесь или там,
тенью идём за собой по пятам...

Райская птичка в диком лесу —
кто-то уж кормит ею лису,
волка, медведя... Птица — еда:
мир этот рая давно не видал.

Уходит небо, Небо изгоняют!

Уходит небо, Небо изгоняют!
Глуп человек, не знающий небес —
он, словно пёс хвостом, умом виляет
и ждёт каких-то призрачных чудес.

Глуп человек, не помнящий дороги —
он отказал влияниям Пути.
Он отупел от ложных онтологий
и не сумеет никуда придти.

Уходит небо, Небо изгоняют!
Уж сердце бьётся новое в груди.
Его упавшее отныне окрыляет —
заблудший крыльями в падении судим.