Стихи

Я бегаю за Богом, как собака...

Я бегаю за Богом, как собака,
ищу Его в глазах своих друзей —
живу пчелой, и начинаю плакать,
когда цветы Его способна лицезреть.

Да, бегаю за Богом, как приблуда —
ненужный пёс, заброшенный в судьбу.
Попутчица для взбалмошных верблюдов,
бредущих посреди песчаных бурь.

Ищу иголку, чтоб войти в ушко —
пусть жизни нить сама мне шьёт рубаху,
раз платье птичье до сих пор узко,
и веры ветра не хватает взмаху.

Одежда — как защитная броня...

Одежда — как защитная броня: 
орудия всегда готовы к бою.
Не ждать пока его полёт пленят
прилично не прощённому герою.

Взмах перьями — опять сплошной конфуз;
но жизнь не думает, в полёте надо длиться.
Река души сильна избытком русл,
она даёт живым покой молиться.

Откуда вздоху ведомы пути?
Ответ не нужен, если зов отчётлив.
Кто сам решил с безумия сойти,
тот и в словах чужих не изворотлив.

Одежда — бесполезная броня,
её сорвут нечистыми руками.
И за нездешность нежность забранят,
цепляясь за крыло судьбы крюками.

Когда-нибудь

Она — была, ну а меня уж нет.
Я потеряла скомканный билет —
не возвращу, надеюсь.
Жизнь живёт, 
ну а другое всё — наоборот.

Она — была! А значит есть она!
А я — не знаю, хоть жива сполна.
А я успею ли? — подскажет путь,
ведь я дойду когда-нибудь куда-нибудь.

Райская птичка — в диком лесу...

Райская птичка — в диком лесу?
Как же сквозь лес я тебя пронесу?
Как же твой рай мне в себе сохранить?
Как же мне птичку не дать загубить?

Райская птичка в диком лесу —
я тебя к Богу в сердце снесу.
Сердце и птичка — Божьи всегда,
с ними привычно гулять по садам.

Райская птичка! Все мы в лесу —
как человека к тебе принесу?
Нет больше неба здесь или там,
тенью идём за собой по пятам...

Райская птичка в диком лесу —
кто-то уж кормит ею лису,
волка, медведя... Птица — еда:
мир этот рая давно не видал.

Уходит небо, Небо изгоняют!

Уходит небо, Небо изгоняют!
Глуп человек, не знающий небес —
он, словно пёс хвостом, умом виляет
и ждёт каких-то призрачных чудес.

Глуп человек, не помнящий дороги —
он отказал влияниям Пути.
Он отупел от ложных онтологий
и не сумеет никуда придти.

Уходит небо, Небо изгоняют!
Уж сердце бьётся новое в груди.
Его упавшее отныне окрыляет —
заблудший крыльями в падении судим.

«А нас за что?»

«А нас за что?» — вдруг спросит нервный хор.
«Не нас, а их, ведь мы во всём послушны!
Мы, как и прежде, все единодушно
их презираем. Ими до сих пор
возмущены», — так скажет жалкий хор.

И прозвучит ответ: «Нам нет нужды
до ваших слов. Вы нам во всём чужды».

О разнице между несовершенством и преступлением

Быть несовершенным — можно, — сказал Господь. 
Не вини ближнего за несовершенство — он невиновен. 
Человеческое несовершенство — не преступление, а беда. 
Но я научу тебя любить, и ты станешь совершенным — пока любишь.
Ты будешь мудрым, всё знающим и понимающим — пока любишь.
И тогда ты увидишь разницу между несовершенством и преступлением.
Преступник выбирает нелюбовь, когда может выбрать любовь,
преступник выбирает несовершенство, потому что совершенство ему неприятно...

Цветок Адама

Адам — моя земля, я для него цвету.
Бог вырастил меня цветком на этой клумбе
в Своём саду.
Адам — Его земля, а я — Цветок Адама.

Нити

На кладбище слов, как на кладбище снов —
лишь призраки бродят ничейных основ.
Не кажется слово, лишь буквы звучат —
дорог и хотений несбывшихся чад.

А я иду словом, по буквам и слогам —
доселе жива, убиваема снова.
И сколько мне длиться не знаю доныне,
но Сына зов тянется вёрстами — длинен.

Наматывать нити, плести чьи-то сети,
и знать, что двоим предначертан и третий...

Письмо без текста

Ю.Г.

Звёзды в твоих глазах, 
а кажется небо усеяно ими —
весны подарок не ярок. 
Гнездится нежность
в забытых кем-то словах.

Молчим, как песни,
которые будут петься ещё не скоро.

Раскроем старый конверт, 
прогоним печаль забот —
улыбка ветра наполнит парус
потоком снов — письмо без текста
лежит в надежде, что будет спето.