Стихи

2020

Этот камень всегда отвержен

Этот камень всегда отвержен,
этот камень нигде не нужен.
Мрак души им в ночи повержен,
свет судьбы им навек разбужен.

Этот камень — твердыня неба,
этот камень — опора жажды.
Он — всей жизни земная треба —
станет дверью в себя однажды.

2020

У всех поэтов лик, а не лицо...

У всех поэтов лик, а не лицо —
на Лике нежно проступают лица.
И не всегда понятно, где граница,
что отделяет рай от гордецов.

Смотрю в глаза, а вижу свет и пламя;
слова вкушая, пробую нектар.
Дары поэтов — жар, а не товар:
горят нетленным, пребывая с нами.

Из ликов в судьбы сон и явь текут,
сплетаясь в радугу забвений и восторгов —
вдруг будет чей-то встречный ад растроган,
хотя бы пару трепетных минут.

2020

Не обнимай меня мертвеющими смыслами...

Не обнимай меня мертвеющими смыслами,
не называй меня своей — я не твоя.
Чтоб чисто слышать песню соловья,
мне дали имя с буквами лучистыми.

Шипение змеи в твоих устах
я не стараюсь видеть неба пением,
слова твои полны обидой тления,
в них прячет жало грубый ветхий страх.

2012

Сиротка

Меня некому защитить,
меня некому научить,
меня некому обогреть,
меня некому накормить.

Я научилась защищаться,
прикрываясь светом солнца,
от тьмы и злобы.

Я научилась согреваться,
грея тех, кому холодней.

Меня питает Господь.
А любовь посылает в путь.

Странником я — нуждаюсь,
чтобы другие могли любить...

2020

Какой восторг! Громадный спелый звук...

Какой восторг! Громадный спелый звук
свалился с неба в душу нараспашку —
и ну лепить себя из сонных букв!
Судьба, проснувшись, воспарила пташкой.
А ты молчишь, слова набравши в рот —
скажи хоть что-то: вдруг родится тайна?
Она всегда рождается случайно —
и не заметишь, как тебя споёт.

2014

Не геройствовать, не юродствовать...

Не геройствовать, не юродствовать,
не торгашествовать лицом,
прикрывая личину насущного —
чтоб не стать лжецом-подлецом.

Все дороги — сквозь правды
к истине,
все любовии — ко Христу.

Мой Господь призывает свидетелей,
низвергающих гордецов:

приносите лишь правду ближнему,
чтоб спасти его из обиженных.

Во свидетели призывает Бог
всех, кто лгать любимым не смог.

2020

Лучшее средство от крышесношения...

Лучшее средство от крышесношения —
маленький подвиг стихосложения.
Вырасти дерево или цветочек
словом, которое нёбо щекочет,
яблоку жизни румянец верни —
пусть оно станет небу сродни.
Если бы воздух стихи не давали,
мы бы себя за стихи признавали.
Лишь прилепившись крылами к стихам,
дух уподобился роз лепесткам.
Мужество слова летит выше крыши —
сносит её, улетаем повыше.

2020

Господи, нажми на перемотку...

Господи, нажми на перемотку —
от стишка к стишку меня смотри.
Я пустая глупая проводка,
но во мне священное внутри.

Господи, нажми на перемотку,
промотай минуты страха, лжи:
жизнь моя была совсем короткой —
искр небесных в сердце тиражи.

2020

Лицо — не выросло, душа врастала в лик...

М.Ц.
Лицо — не выросло, душа врастала в лик,
и вместо рук ей подарили крылья.
Чужим не виден был Лицо искавший блик,
и зов под взглядами земных покрылся пылью.

Её судили, ведь тащить руками лик
не так удобно, как нести его крылами;
и этот душу колотящий птичий крик,
всегда дрожавший на воде сердец кругами — 

всё неудобно, не для здесь, не применить —
всё для каких-то далей или высей.
Как птице землю с небом примирить
так, чтоб не сыпать с крыльев бисер?..

2020

Личинам

Не вашего рода, не вашего чина,
не вам присягали — не вашим личинам
судить наши лики. Не с вами мы вместе:
оставим вам ваше — без лести, без мести.

Забвения полночь, но утро настанет —
и выпорхнут птицы, их выбросят стаи.
Насущная вечность настигнет мгновенно
и выпрямит душу и тело согбенным.

2020

Всё сгниёт, и эти рожи — тоже...

Всё сгниёт, и эти рожи — тоже,
только Бог в могиле гнить не может:
Бог — не падаль, их добыча — падаль;
Бог уйдёт, хоть будет в угол загнан.
Утешайся, плач твой слышат звёзды —
будешь Богом в целости воссоздан.
Смерти нет, не бойся превращений!
Смерти нет, дождись преображения!
Всё сгниёт, и эти рожи — тоже,
свет лишь твой не будет уничтожен.

2020

Он так умён, что смотрит лишь украдкой...

Э.Р.

Он так умён, что смотрит лишь украдкой,
едва касаясь жизней про другое,
раскладывая правды по порядку,
он проясняет как другой устроен.

Невероятное летит к нему в объятия —
а он с другим, другой ему дороже.
Рассматривая пристально распятия,
он чертит миру карту бездорожий.

А в голове его пути, мосты и меры,
хотя с ума сошли все дни и ночи.
Когда вокруг бездушные химеры,
он по привычке безупречно точен.