Петрушевская: Дневники может публиковать только автор

Читала дневник странного человека. Некто после его ухода взял его бумаги да и тиснул. Бумаги личные, никому не ведомые, беззащитные. Там встретилось мне у него слово "ипохондрия". Скрытая ото всех его болезнь. Случай Зощенко. Болезнь для дневников. Ибо зачем мы иногда записываем - и что? Горести, обиды, провалы, ужасы жизни, у матерей - свои и детские, родительские болести-хворости и неумение с этим совладать. Бессилие, отчаяние от окружающих трагедий. 
Самого этого автора, назовем его Z, я знала. Он был очень незлобивым, не любил, когда при нем кого-то осмеивали (а любая новость о знакомых часто была высмеиванием, даже злым. Доброй насмешки не бывает). Z. не терпел сплетен. Я не слышала от него ни слова осуждения. Да, из его записей веет тьмой, но это именно аура больного, оскорбленного, униженного ипохондрика, которому нет дела до других. Он ими интересовался как персонажами идиотских историй, это правда.Он записывал, в особенности в ранние дневниковые годы, только анекдотические случаи с окружающими, отмечал нелепости их жизни и нашего общего советского быта. Но в основном регистрировал свои обиды, и чем дальше, тем жестче. 
Я как-то ему сказала со смехом: "Знаешь, в двух газетах, в МК и то ли в Московской правде, то ли в Вечорке, я в списках. В одном список кого прослушивали, в другом - за кем ходили. По алфавиту. Я иду перед Пугачевой". Z. не засмеялся, а откликнулся довольно жестко: "Некоторые много бы дали, чтобы оказаться в этих списках".
Это был ответ ипохондрика. 
Все его любили. 
У меня он был закадычный друг.
Дневники может публиковать только автор.

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.