Петрушевская. «Самый смешной и одновременно дрянной спектакль, который мне пришлось увидеть»

Самый смешной и одновременно дрянной спектакль, который мне пришлось увидеть (названия я так и не узнала), происходил в Центре Мейерхольда. Меня туда позвал Витя Славкин, потому что это было 13 января, т.е. в Старый Новый год - да еще и сходим в театр, и фуршет, трали-вали. Ни кто автор, ничего мы не знали. Я вообще в театры не хожу. Этот кошмар переживать каждый раз - "актеры заговорили ненатуральными голосами, спектакль начался", не помню чьи слова. Два раза я теряла сознание, один раз в Эстонии на "В ожидании Годо", где актер говорил полтора часа как дверь скрипит. Второй раз на Жолдаке, на украинском "Гамлете", где герой был выбрит по всему торсу, посыпан золотой пудрой и одет в половинку бюстгалтера на ниточке. Я сломалась на третьем по счету финале. Конечно, на этот новый спектакль, 13 января, я опоздала, и меня провели под крышу, чтобы я преодолела путь по железному трапу к балкону над залом и сценой, но сбоку. Преодолела, села рядом с Пашей Каплевичем, который тоже, видимо, опоздал. Смотрю - сцена застлана красным, в середине торчит белый круг, на нем сидят двое. Говорят актерскими голосами что-то о совести, о вине перед кем-то. Думаю, о. Влипла. Спрашиваю: "Что там такое?" Паша отвечает, что действие происходит в желудке. Думаю: "Ну, это куда ни шло. Колбаса говорит с огурцом о своей вине перед свиньей". Красный желудок, ясно. Белый круг - это вход в кишки, он откроется, и колбасу с огурцом неумолимо понесет туда судьба. Слушаю дальше. Нет, огурец начинает нести какую-то ахинею про евреев, про их вину. Батюшки. Ну да, колбасу-то евреи не едят. Затем я совсем сошла с круга. Пашка сидел горой и, кажется, заснул. Спрашивать его я больше не стала, было уже понятно, что не желудок это, Капло ошибся. Это немец говорит о вине немцев перед евреями, и что он должен жениться на еврейке, а женщина утешает его, что евреи тоже виноваты, в 17-м и 37-м году. Ягода еврей. Ее бабушка была еврей, прокурор. И все это восклицается! Причем ненатуральными голосами. Сидя в красном желудке и бегая по нему. Такк. Я, в предчувствии что сейчас потеряю сознание, стала пробираться по навесному мосту обратно. Села где-то на этаже на скамеечку. Вскоре повалил народ, я спустилась вместе со всеми в зал, где были накрыты столы и уже стояли с бокалами мои кореша, Витька и художница Алена. Они-то мне и сказали, кто автор и кто режиссер, оказалось, это его дебют. Он вообще не режиссер. Но что он долго мечтал об этом. Па-нятно. Публику подловили на 13 января и неизбежный банкет... Вскоре мы пошли гулять по заснеженной Москве, и тут я окончательно пришла в себя.

Людмила Петрушевская

3

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.