Смысл бытия личности

1. Смысл есть осознанный эйдос, иначе говоря — знаемая идея. Порядочный эйдос сам должен знать себя. Причём насквозь. Быть прозрачным для саморефлексии. Поэтому когда речь идёт о смысле, интеллигентный (то есть самосознающий) эйдос должен быть осознан внеэйдетическим умом. Например, умом человека. Когда этот внешне осмысленный эйдос принимается человеком как личный и внутренний эйдос, осмысляющий и просветляющий всё бытие этой личности, человек в этом эйдосе открывает смысл своего личного бытия. Смысл выступает теперь как руководящий и организующий бытие именно этой личности эйдос.
Стоит отметить, что какие-то пространственные характеристики эйдосу, несомненно присущи. Ежели это эйдос пространственных вещей, сие совершенно несомненно. Эйдосу шара, как и эйдосу П. П. Шарикова, без пространственности быть никак нельзя. Как же они будут харчеваться и сохранять должные объёмы! Но это — эйдетическая пространственность, а не пространственность физической вещи. Также и направленность осмысления любого, а не только пространственного, эйдоса — изнутри или извне — указывает на некую границу, действия относительно которой могут свершаться с обеих сторон этой границы. А это уже предполагает некое пространство пребывания эйдоса и собственного бытия эйдоса.
Более того, эйдос причастен физическому пространству. Иначе никакие вещи, являющиеся воплощением эйдосов, не могли бы пространственно существовать. Но это не значит, что в физических вещах, в их пространстве мы можем или даже должны искать эйдосы. По вещам мы можем догадываться об их эйдосах, но в самих вещах никаких эйдосов нет. Подлинное бытие эйдосов — вне физического пространства и вне физического времени. То есть в своём пространстве — эйдетическом. И в своём времени — в вечности. В этом пространстве точка, не имеющая объёмных измерений, тождественна с пространственной бесконечностью. В этом времени миг, не имеющий длительности, тождествен с бесконечной длительностью. Поэтому эйдосы суть везде и нигде. Эйдосы суть никогда и всегда.
2. Разъяснение вопроса о пространстве и времени касательно эйдоса важно потому, что это разъяснение позволяет вразумительно критиковать расхожие решения вопроса о смысле бытия (1) полей электромагнитного, гравитационного и проч., (2) вещей неодушевлённых (включая как целиком природно-минеральные, так и обработанные человеческим трудом), (3) растений, (4) грибов, (5) животных и (6) людей. А критиковать эти решения насущно необходимо. Это позволяет сразу избавиться от множества ложных, но ломающих жизнь человеку, решений вопроса о смысле бытия его личности.
3. Приглядимся к битве остроконечников и тупоконечников в вопросе о смысле человеческой жизни.
Остроконечники-экзистенциалисты полагают смысл человеческой жизни в человеческой же индивидуальности, более того — порой даже в теле этой индивидуальности, понимаемом как природное тело вот этой биологической особи вида Homo sapiens sapiens. Что этому телу в мозг втемяшилось, то и есть его смысл. Как кислотность в желудке повысилась, а все вокруг этого в тонкой организации индивидуальности не понимают, так вот и несчастье, вот и прокисшее одиночество. Причём не важно, ощущения телесной боли, телесной же радости или размышления над моральными основаниями своих поступков беспокоят индивидуума. Определяющими являются не их материальность или идеальность, определяющей является их индивидуальность. Это одиночное заключение смысла, то есть осмысленного эйдоса, в имеющий некую пространственную ёмкость атом. Так поставленный вопрос — ложен. Ложен потому, что хотя эйдос действительно располагается в данном атоме, но этот же самый эйдос — везде, то есть и вовне атома. А также и нигде. Настаивать на концентрации эйдоса в индивидуальности и, стало быть, именно туда его надо идти понимать — значит выкалывать личности глаза, не давать ей видеть мир, полный эйдосов.
Тупоконечники-марксисты полагают смысл человеческой жизни в социальных связях, общественных отношениях. Это весьма изощрённая максима марксизма. Тем самым исключаются из смысла вещи как таковые и люди как таковые (в их предметной индивидуальности и экземплярности), во внимание принимаются только отношения вещей и отношения людей: (1) отношения людей друг к другу, (2) отношения людей к вещам, (3) отношения людей к отношениям вещей, (4) отношения людей друг к другу посредством вещей, (5) отношения людей друг к другу посредством отношений вещей. Но вещи и люди всё же имеют место быть и в этой максиме. Именно люди, а не отношения, находят смысл своего индивидуального бытия в отношениях социальных. Грубо говоря, даже в таком изощрении искомый смысл имеет адрес пространства социума. В теле общества, а не в теле индивида, следует индивиду искать смысл своего бытия. Говоря более тонко, в этом пространстве надо найти места истончения тел, места их любовных и враждебных прикосновений, места отношений тел, которые могут проникать за границы тел внутрь тел, проникая собою все тела, но телами нисколько при этом не являясь. Так, в обществе частной собственности все индивиды, хотят они или нет, насквозь пропитаны отношениями частной собственности.
Мало того, что такое построение критикуемо простым указанием, что настаивать на пребывании эйдоса индивида именно в пространстве социума, пусть и социума, сублимированного до социальных отношений, не слишком-то и разумно, ибо эйдос везде и нигде, тащить его в социум, пусть и убивая по дороге множество диалектических зайцев (индивид и социум намертво связаны на всю жизнь), нерелевантно эйдосу. Но и сверх того, с позиций самого марксизма, индивид может относиться к самому себе и в этом отношении находить смысл своего бытия. Человеческое отношение налицо, в нём индивид и найдёт свою сущность. Такой индивид может даже счастливо пользоваться социальными связями и отношениями, подчиняя их главному отношению — отношению к себе, горячо и страстно самим же собой и любимому. Абсолютно марксистский индивид может оказаться абсолютным эгоцентристом.
Думаю, с такими пояснениями ясно, что ни (1) физические поля, ни (2) минералы или умелые изделия из них, ни (3) растения, ни (4) грибы, ни (5) животные, ни (6.1) люди индивидуально, ни (6.2) люди скопом, то есть общественно, — все они никак не являются местами прикормленного скопления смысла. И потому не должны рассматриваться как пространства браконьерской и лицензионной охоты на смысл, браконьерской и лицензионной рыбалки смысла.
4. Столь же легко критикуемы в вопросе о смысле индивидуального бытия и попытки сделать определяющими не пространственные, а временные упаковки смысла.
(1) При главенстве над смыслом со стороны прошлого человек живёт для своих родителей, дедов и бабок, прадедов и прабабок, пращуров и пращурок и т. д. до начала человеческого рода, а далее до Большого Взрыва, вселенского начала.
(2) При главенстве над смыслом со стороны настоящего человек живёт для себя сиюминутного, оказывается абсолютно подчинённой времени его животной функцией. Смысл здесь даже не должен осознаваться, на это нет времени. Как смысла его здесь нет, хотя как задание он поименован.
(3) При главенстве над смыслом со стороны будущего человек живёт для своих детей, внуков, правнуков и т. д. до скончания рода человеческого, а далее до Большого Рассеяния, вселенского конца.
В первом случае смысл поэтапно через поколения людей и эволюцию природы перемещается в начальную сингулярность. Во втором отсутствует по причине суетливости субъекта настоящего, а точнее — объекта насмешек времени. В третьем случае смысл поэтапно через поколения людей и эволюцию природы перемещается в конечное рассеяние. Жить ради начальной сингулярности или окончательного рассеяния не менее бессмысленно, чем жить в полной бессмыслице суетливого настоящего.
Отсюда следует, что заполняя собой всё время и не пребывая в нём, смысл превосходит время, ведь смысл есть всегда и никогда.
5. Конечно же, индивидуальный эмпирический человек может находить смысл своего бытия в гравитационном поле или даже в бозоне Хиггса, если он премудрый физик. Может найти смысл где угодно и когда угодно. В том числе в прошлом, если он маститый историк. Не надо лишь искусственно сужать человеку пространство поиска, задавая догматические параметры. Вот пример кичливого догматического кретинизма, настаивающего на своей исключительности: (1) смысл — только в науке; (2) единственная наука — физика; (3) человек в физике есть собрание атомов, постигающее другие собрания атомов во вселенной; (4) да будет так и ныне, и присно, и вовеки веков. До Всекитайского Собрания народных представителей (ВСНП) или общего дела, республики, эта эгоцентрическая кичливость не дорастёт никогда, всю жизнь забавляясь атомами и частицами.
Даже человечески нелепый, на первый взгляд, биологический порыв жить для детей — и тот может быть глубоко человечески осмысленным. Если вы — не простой навоз или другое удобрение жизни детей, а видите в них продолжателей своего дела, то жить, в том числе и для детей, — имеет смысл. Нет, конечно, смысла размножаться, если дети вас не продолжают, если они суть чуждые и нелепые, ошибочного поколения pepsi или iPhone, существа, зачем-то живущие на вашей жилплощади. Но продолжение общего дела, осмысляющего жизнь не только одного индивида, но нескольких и даже многих поколений людей, требует появления всё новых и новых детей на свет, заботы о них, воспитания их, их обучения и привития им должных компетенций ради общего дела.
6. Именно внепространственный и вневременной смысл, — ваш родимый эйдос, до грязного лоска замусоленный вашими вульгарными лапами и тщательно вами осознанный чистейшим вашим умом, — поможет вам устроиться в мире на нужном месте и в нужном времени. Там вы — абсолютно необходимы. Там вас — никто не заменит. Осталось лишь поразмыслить над своим эйдосом.
Эйдос, ты где? Эйдос, ты когда? Ихтиа-а-а-ндр!
2018.02.14.

Максим Бутин

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.