Стишки

Разделы

Плотность

Плотный отдых, плотная работа -
потный стол от груды разных слов.
Нерв сердечный до смерти измотан
стрелками кусающих часов.

Рвутся, словно псы часов, минуты,
ритмы гаснут под напором слов.
Кажется, основы перепутал
и не будешь больше юн и нов.

На всех твоих путях идут дожди

На всех твоих путях идут дожди, 
и я промокла - знала, что промокну.
И я продрогла - за тебя продрогла.
Не мёрзни больше, лета верно жди,
пока идут на улицах дожди.

Как отличить кошку от бульдозера?

Ночью все кошки серы, но в чьём сознании ночь, тот скоро вообще кошку от бульдозера не отличит.
Чтобы отличать, надо понимать и что такое кошка, и что такое бульдозер - как минимум.

* * *

Дождь — вода, река — вода, и море...
Слёзы, к берегам души припав,
плачут, позабыв себя от горя —
всё в воде привычной потеряв.
Нет теперь дождя, реки и моря,…

Пока одни люди выращивают души, другие отращивают зубы

Пока одни люди выращивают свои и чужие души, другие отращивают себе* «зубы и когти». В драке каждый будет пользоваться тем, что у него выросло, потому первым не стоит забывать о неизбежности драки** (вторые и так помнят).     

У них растут не души - только зубы,
они от злости поджимают губы,
сверкают хищным оком, верят в бредни,
хотя приходят иногда к обедне.
Их…

Падению другого рад...

Падению другого рад -
тогда ты, очевидно, гад.

Ты предлагала слишком много

Ты предлагала слишком много
и вызывала тем тревогу.
Никто не хочет той же мерой
дарить себя. И той же верой
себя не хочет проверять.
Им не по силам столько дать.
 

У мухи тоже - крылья!

Оскорбил, и думаешь - взлетел?
Не смеши, у мухи тоже - крылья!

Поэт и тайна, Тайна и поэт...

Поэт и тайна, Тайна и поэт -
иного, может быть, на свете нет*.

Это не о том, что не поэты - не люди, а о том, что все люди - поэты, только позабыли об этом. И Бог - Поэт, значит и у Него есть своя тайна.
И тут может увидеться неожиданный вопрос: Бог как Поэт познаёт Тайну или тайну? Или же и тайну, и Тайну - как и человек. И Его тайна и Тайна, как и…

Свободен тот, кто не нарушает свободу другого

Как много разговоров о свободе, осуществляемых при попытке отнять свободу у другого. Наверное, способность не нарушать свободу другого - один из главных критериев действительно свободного во Христе человека.

Свободный не нуждается в порабощении другого, в присвоении его себе. Наоборот, свободный нуждается в свободе другого, как в своей  собственной свободе, а потому старательно хранит…

О птичке и ладошке

Подставив ладошку, как сердце,
и сердце, как ладошку,
ты приняла на ладошку птичку.
Зачем?
Чтобы дать ей зёрен?
Чтобы разглядеть пташку,
любуясь ею?
Пернатая нежность -
случайная гостья -
вот-вот упорхнёт, 
не сказав «Прощай!».
Но она будет помнить
тепло твоих ладоней.

Болит, а выправить нельзя...

Болит, а выправить нельзя —
тогда зачем болеть?
Прямой не станет их стезя —
о чём тогда жалеть?

Иду, распашку застегнув
до самых до высот,
но в сердце чую птичий клюв:
боль всё равно клюёт.

Болит, и выправить нельзя —
а всё равно дерзай!
И даже если пригрозят
лучам — не исчезай...

Глупец сказал:  Я видел мудреца

Глупец сказал:  Я видел мудреца.
Спросить бы надо: А с того ль конца?

Плохие стихи

Плохие стихи - это какие? Те, что написаны мной, а не Лучом. Хорошие стихи пишет Луч (я - в Луче и Лучом), сама  я - не умею.

По большому счету, достаточно разделить все стихи на те и на эти, и можно смело выбросить всё своё. По-настоящему ценно лишь то, что больше, что за пределами «своего». 

Проблема в том, что совсем без Луча стихов у меня нет. Есть те, в которых я подвела…

Абакумовым

Абакумовым - пятнадцать, 
нам - пятнадцать: 
вместе - тридцать.
Здесь без всяких медитаций
ясно -
время нарядиться,
взять бокалы,
взять вокзалы,
банки, также телеграфы
и послать, как телеграммы
граммы, граммы,
граммы, граммы....
Чтоб светились счастьем дамы,
розы жизнью одарите,
дамам розы не дарите.
Нам…

Бабочка никогда не сумеет сказать: «я - гусеница».

Бабочка никогда не сумеет сказать: «я - гусеница» (и ведь она правда не гусеница, хоть и была ею - она УЖЕ НЕ гусеница).
Гусеница, впрочем, тоже не сумеет соврать: «я - бабочка» (она даже не была ею - она ЕЩЁ НЕ бабочка).

Они - инобытие друг для друга, и, наверное, разница между ними не допускает мысли о тождестве. Но между ними должна быть связующая нить - их общая жизнь.

Враги предают редко

Часто враг гораздо более надёжен, более постоянен, чем друг. Враги не подводят, они крайне редко обманывают ожидания, редко предают... Враги чаще верны себе, чем друзья, потому что быть недругом - легко, а другом - трудно. Для того кто таковым не является по существу.

* * *

«Враг» и «друг» - похожие слова. Враг - драг - друг.  Друг - драг - враг.…

Черно твоё враньё

Черно твоё враньё -
черно, как вороньё.

За то ли умирали деды?

За то ли умирали деды, 
чем мы живём?
И тем ли будут живы дети -
когда умрём?

==

То, что перестают ценить, теряют. И речь не о бутафорском шуме, а о понимании сути, о внимании к сути. Когда суть утрачена, внешняя атрибутика ничего не стоит.

Принцесс иногда запирают в высоких башнях...

Принцесс иногда запирают в высоких башнях, лишая свободы. Но принцесса сама - башня и, запертая в своей собственной башне, она имеет возможность двигаться вверх. Пусть ширь недоступна, зато всегда доступна высь. Так было раньше. Теперь же внутренней башне грозит разрушение - она обнаружена, из её обломков будут строить новые тюрьмы для многих принцесс.

Подсолнух

Мой ум — подсолнух —
припозднился.
Как видно,
огород — пропал.

Хозяин
зёрен полных,
листьев
нежданно всё перекопал.

Пусть древовидный,
мудрый солнцем,
подсолнух — мал,

он вечность целую
как будто
в себя вобрал.

11/10/2013 

Царство

Я себя назначаю царицей
этих вечно сверкающих гор -
пусть во сне этот сон вам приснится,
раз уж шляетесь в снах до сих пор.
Не пугайтесь, будить вас не стану,
пусть мурлычет ваш кот песнь мою,
принимая сметану за манну -
всем поющим я царство дарю.

Обнимаю подушку...

Обнимаю подушку, как близкого друга,
и несчастья за мной уж не ходят по кругу,
но тоска вековая открыта, как двери -
я тебе не верю. Я тебе не верю!

Встречаемся с другими по подобию...

Встречаемся с другими по подобию,
и расстаёмся по несовпадению.
Любовь привычно превращаем в фобию -
прощания сопутствуют падению.

Лучи сквозь туманы

Мои туманы - только для меня,
лучи мои, летящие из Сердца,
сквозь сердце в сердце,
может быть, для всех.