Разделы

В. Маяковский: Единица – ноль

Единица – вздор,
                единица – ноль,
один –
      даже если
               очень важный –
не подымет
          простое
                 пятивершковое бревно,
тем более
         дом пятиэтажный.

В. Маяковский. «Владимир Ильич Ленин»

Бесконечно радуюсь твоему существованию...

Я так бесконечно радуюсь твоему существованию, всему твоему, даже безотносительно к себе, что не хочу верить, что я сам тебе совсем не важен. 

Владимир Маяковский. Из письма Лиле Брик

Когда подымают грузы времени, то шершавые веревки, к которым прикреплены тяжести, перекидывают через сердца поэтов

«Маяковский, сталкивая образы, обновляя эпитеты, вводил человека в стройку нового мира, и так как мир только что создавался, то и тон поэзии был тоном спора и противопоставления. Эта риторика огненная, как логика боя. Когда подымают грузы времени, то шершавые веревки, к которым прикреплены тяжести, перекидывают, за неимением других блоков, через сердца поэтов. Сердце сперва согревается, потом…

Ребёнок

Ребёнок — это вам не щенок.
Весь день в работе упорной.
То он тебя мячиком сбивает с ног,
то на крючок запирает в уборной.

В. В. Маяковский предвосхитил «Вредные советы» Г. Б. Остера. Это «Летающий пролетарий» — так многими не чтимая и не читаемая поэма. Талант поэта никуда не делся. Можно прослеживать изгибы и искажения реальности в мысли автора, но…

Вчера я убедился, что может быть еще хуже...

Сегодня у меня очень «хорошее» настроение. Еще позавчера я думал, что жить сквернее нельзя. Вчера я убедился, что может быть еще хуже — значит, позавчера было не так уж плохо.
Владимир Владимирович Маяковский

Никогда ничего не хочу читать. Книги? Что книги!

Славьте меня!
Я великим не чета.
Я над всем, что сделано,
ставлю «nihil».

Никогда
ничего не хочу читать.
Книги?
Что книги!

Я раньше думал —
книги делаются так:
пришел поэт,
легко разжал уста,
и сразу запел вдохновенный простак —
пожалуйста!

Из «Облако в штанах»

Вы кто?

Маяковского как-то спросили:
— Вот вы писали, что «среди грузинов я — грузин, среди русских я — русский», а среди дураков вы кто?
Маяковский не растерялся:
— А среди дураков я впервые.