Протоиерей Пётр Винник: «Для любящего отца мы всегда будем детьми, несмотря на возраст»

Автор: Светлана Коппел-Ковтун
Архимандрит Павел (Груздев)

Клирик Ярославской епархии о. Пётр Винник рассказывает о своей встрече со знаменитым старцем архимандритом Павлом (Груздевым).

Далеко не каждому везёт в жизни быть лично знакомым с по-настоящему благочестивым, праведным человеком, но если такая встреча происходит, она оставляет свой отпечаток на всей жизни человека. Протоиерею Петру Виннику повезло знать двоих таких подвижников, это архимандрит Павел (Груздев) и схиархимандрит Иона (Игнатенко).

Сегодня мы вспоминаем первого из них — исповедника веры Христовой о. Павла.

По стечению обстоятельств, ещё будучи мальчиком восьми лет, Павел Груздев получил благословение носить подрясник от самого Патриарха Московского Тихона. Так и потекла его жизнь тоненьким ручейком — к Богу, постепенно превращаясь в большую и полноводную реку. В 1930 году он поселяется в Хутынском монастыре, под Новгородом, где по благословению епископа Алексия (Симанского), будущего Патриарха, его облачили в рясофор. В 1941-м Павел Груздев вместе с иеромонахом Николаем и ещё 11 людьми был арестован по делу архиепископа Ярославского Варлаама (Ряшенцева). На допросах его избивали, выбили почти все зубы, ломали кости, слепили глаза, но он остался в живых, и был приговорён к шести годам лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях. Другие заключённые, проходившие по этому делу, были расстреляны. Отец Павел через всю жизнь пронёс слова одного из страстотерпцев иеромонаха Николая «Запомни, Павлуша: Бог был, есть и будет. Храни веру православную!».

В лагере Павлу жилось крайне тяжело: непосильная работа, холод, голод, издевательства и со стороны руководства колонии, и от уголовников. Он рассказывал, как в декабре, в сильные морозы, уголовники отобрали у него валенки, привязали босого к дереву и оставили, обрекая на верную гибель. Снег под ногами Павла протаял до земли, однако ему удалось выжить. О другом случае он рассказывал: «В самый канун Рождества обращаюсь к начальнику и говорю: „Гражданин начальник, благословите в самый день Рождества Христова мне не работать, за то я в другой день три нормы дам. Ведь я человек верующий, христианин“. „Ладно, — отвечает, — благословлю“. Позвал ещё одного охранника, такого, как сам, а может, и больше себя. Уж били они меня, родные мои, так, не знаю сколько и за бараком на земле лежал. Пришёл в себя, как-то, как-то ползком добрался до двери, а там уж мне свои помогли и уложили на нары. После того неделю или две лежал в бараке и кровью кашлял. Приходит начальник на следующий день в барак: „Не подох ещё?“ С трудом рот-то открыл: „Нет, — говорю, — ещё живой, гражданин начальник“. „Погоди,— отвечает. — Подохнешь“. Было это как раз в день Рождества Христова».

По окончании войны Павла Груздева освободили, однако в 1949 году снова арестовали и по тому же делу сослали на вольное поселение в Казахскую ССР на неопределённое время. И лишь 20 августа 1954 года его окончательно выпустили на свободу, как невинно пострадавшего.

В марте 1958 года в кафедральном Феодоровском соборе Ярославля он был рукоположён епископом Угличским Исаией во диакона, а затем во пресвитера, и в августе 1961 года архиепископом Ярославским и Ростовским Никодимом пострижен в монашество.

Всё, что было дальше, хорошо известно: служение Богу, народная любовь, подвиг нестяжания. Отец Павел, несмотря на широкую известность, очень просто питался и одевался, за всю свою жизнь не накопил никаких материальных ценностей.

Личная встреча с таким человеком, безусловно, подарок судьбы.

— Отец Пётр, расскажите пожалуйста, как, где и когда вы познакомились с архимандритом Павлом (Груздевым). Каким было ваше первое впечатление?

— Впервые увиделся я с архимандритом Павлом (Груздевым) в 1994 году. Это было в Ростове Великом в Спасо-Яковлевском Димитриевом монастыре. До этой встречи я уже был осведомлен многими историями от мирян о легендарном старце в Толгском монастыре и на приходах, где мне приходилось бывать по службе. Посещая монастырское богослужение, я имел возможность исповедоваться у батюшки и быть сопричастником Святой Евхаристии, а это, главное, что объединяет верующих.

— Как долго вы были знакомы?

— Мы были знакомы всего два дня. Один день совместной беседы у отца наместника обители, по случаю его дня ангела. И ещё один день совместного служения в день памяти святителя Димитрия Ростовского. Можно увидеть благочестивого подвижника один раз, и этого момента хватит на всю оставшуюся жизнь, а можно обивать пороги у кельи старца каждый день без какой-либо пользы. Духовник знакомится с человеком на исповеди. Если исповедь не формальная, она имеет некий результат и может приносить пользу. Та исповедь послужила к определённому результату в моей священнической жизни. На этой исповеди я получил благословение от старца на всю последующую жизнь.

— Как бы вы описали характер батюшки? Что Вам запомнилось более всего в нём, как присущее только ему — характерное?

— Прежде я был наслышан о подвиге юродства отца Павла. Многие шутки, странности мы знали ещё, будучи послушниками у владыки. Но все изменилось во время таинства исповеди, когда становится не до смеха. Во время литургии все преображается: земное становится, как небесное. После литургии старец был как ангел. Дух Божий приходил неведомо, каким образом, и пребывал в тех, кого избирал Любящий Господь. И снова исчезал так, что можно было видеть привычного всем батюшку. Старец нарочито скрывал за юродством гигантский свой дух.

— Почему так любили батюшку его духовные чада?

— Вероятно, за этот дух, который есть Любовь. Старец любил молитву, и как дар за молитву, носил в себе благодать. Господь посылал к нему людей, чтобы те черпали благодать. Даже злые люди возле него становились другими. Батюшка молился за многих (достаточно посмотреть его синодик) ещё при жизни со всеми своими немощами и болезнями. А тем паче, когда он ушёл в вечные обители, когда молитва не имеет границ, он многим даёт утешение, многих не оставляет. В этом единении земных и небесных и есть святость. Если небожители слышат наши прошения, то для таких отцов мы все духовные чада, и не только в Ярославской земле, а повсюду, где творится молитва. Дух Божий возводит нас к Отцу, через Сыновнюю любовь мы познаем Его и уподобляемся Ему. Для любящего отца мы всегда будем детьми, несмотря на возраст.

— Главные пять слов, которыми бы вы охарактеризовали о. Павла, почему именно они?

— Прежде всего, наверное, богопочитание и глубокая вера священноинока, которая привилась от родителей смалу и, которая укреплялась в годы суровых лихолетий. Жертвенность его может быть как образ. Великодушие и радость в нем искрились, когда в его глазах хранилась печаль о Боге. Говорил старец: «Унывать грешно, а страдать должно». И без конца пребывал в молитве. О нем сказано апостолом Павлом: «Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь, и за все благодарите».

— Есть ли в вас что-то, чему вы научились у о. Павла?

— У архимандрита Павла нам всем ещё учиться и учиться. Однако у всех, кто знал его, есть нечто общее, объединяющее. Это большое достоинство для людей. Память о старце священна для каждого, кто хотя бы однажды его видел и общался. И это общение не перестаёт, как будто старец среди нас. Дай Бог, чтобы Господь не лишил нас единства во Христе. Мне очень близко по душе его прилежание к слову, песне, стихосложению. Я сам, когда-то собственноручно переписывал тексты молитв и акафистов, когда духовные книги были в дефиците. Люблю читать тетради старца с его пометками, размышлениями, поговорками.

— А если вспомнить ваши первые шаги в христианстве — какими они были? Как вы пришли к христианству?

— Мои первые шаги в христианстве были связаны с поиском Истины и со многими соблазнами и искушениями. Приход в лоно Матери-Церкви был для меня спасением. Здесь большое значение сыграли братия Одесского Успенского монастыря, в частности, знакомство с схиархимандритом Ионой (Игнатенко), затем с отцами Троице-Сергиевой Лавры, через которых я оказался в Толгском монастыре Ярославля.

— Христианство — это что для вас?

— Постоянное пребывание в единстве Живоначальной Троицы. Слова Христа «да будут все едины, как и Мы» обращены к тем, кого Бог «избрал» и «предуставил». Кто «предуставлен», исполняет долг во Славу Божью перед Всемирной Жертвой Любви, Которую Господь возвёл на Крест. Долг этот — жить по заповеди: «Любите друг друга, как Я вас возлюбил». Кто отвергает Эту Любовь, тот будет судим Этой Любовью. Господь зовёт всех, но не все слышат. «Много званных, мало избранных».

— Как давно вы стали священником? Уроки знаменитого батюшки пригодились?

— Без двух годов тридцать лет. Для священника это небольшой срок. У меня в роду были глубоко верующие церковные прародители. Вне Церкви я себя не могу поставить, и отец Павел дал пожизненный наказ мне не отлучаться от храма.

— Христианин — это кто?

— Человек, который исповедует Христа как Сына Божия и пребывает с Ним в послушании Богу Отцу, отсекает свою самость и полагается во всем на волю Господню.

Беседовала Светлана Коппел-Ковтун

19/08/2016

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.