Владимир Набоков

Разделы

Мир вовсе не борьба, не череда хищных случайностей, а мерцающая радость

Тогда я почувствовал нежность мира, глубокую благость всего, что окружало меня, сладостную связь между мной и всем сущим — и понял, что радость, которую я искал в тебе, не только в тебе таится, а дышит вокруг меня повсюду, в пролетающих уличных звуках, в железном и нежном гудении ветра, в осенних …

Иррациональная вера в то, что человек по природе добр

«...иррациональная вера в то, что человек по природе добр (это авторитетно отрицают фарсовые плуты по имени Факты) — уже не просто шаткий базис идеалистических философий. Эта вера превращается в прочную и радужную истину. А это значит, что добро становится центральной и осязаемой частью вашего мира, …

Поэт продолжал улыбаться

Огонек в писательских глазах, когда он замечает придурковато разинутый рот убийцы или наблюдает за розысками в богатой ноздре, учиненными крепким пальцем уединившегося в пышной спальне профессионального тирана, — огонек этот карает жертву вернее, чем револьвер подкравшегося заговорщика. И наоборот, …

Если же мы поверим, что обрели благо в этом мире, то не отдадим себя Тому, Кто придет за нами из-за пределов этого мира

"Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, что на земле внизу, и что в воде ниже земли. Не поклоняйся им и не служи им; ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвёртого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи …

Громоздкая нежность

Мне хотелось выть от нежности, от нежности, которая никак не могла просто и удобно во мне уместиться, а застревала в дверях, ни тпру ни ну, громоздкая, с хрупкими углами, не нужная никому. Владимир Набоков. Памяти Л.И. Шигаева

Рассказчик, учитель, волшебник — сходятся в крупном писателе

Писателя можно оценивать с трех точек зрения: как рассказчика, как учителя, как волшебника. Все трое — рассказчик, учитель, волшебник — сходятся в крупном писателе, но крупным он станет, если первую скрипку играет волшебник. Владимир Набоков

Настоящий человек — поэт...

«Настоящий человек — поэт» (Владимир Набоков. Истребление тиранов), а Цветаева замечает: «Циник не может быть поэтом». Соединив эти две мысли, можем сформулировать: циник — ненастоящий человек, т.е. он не тот, кем должен стать. Циник — это стрела, не попавшая в цель, циник — это всего лишь тот, кто …

Невозможное — невеста человечества

Надо любить ту вселенную, которая может быть, а не ту, которая есть. Невозможное – невеста человечества, и к невозможному летят наши души… Невозможное - граница нашего мира с другим. Все научные теории, атомы, ионы, электроны, гипотезы, - всякие законы - вовсе не реальные вещи, а отношения …