Февраль

Автор: Светлана Коппел-Ковтун
Собака. Фото В. Гурболикова

То утро выдалось особенно зыбким, недружелюбным: погода словно мстила Сергею за вчерашние слезы жены. Казалось, она до сих пор плачет ему назло, чтобы причинить боль, чтобы вызвать в нем угрызения совести.

Ну почему нельзя просто оставить его в покое?! Хотя бы сейчас...

Сергей раздраженно курил, его руки мерзли, но он держался за сигарету, как за лучик света в промозглой тьме. Он с детства ненавидел это сочетание темноты и холода. Он вообще не любил холод, особенно душевный, но не умел от него избавиться. Сергей не помнил, когда в его недрах поселилось то сумрачное, зимнее чувство, которое он ненавидел в себе и которому всегда подчинялся, словно раб.

А вот и завод. Пройдя сквозь помещение сторожки, буркнув привычное «Здрасте!», Сергей пошел, почти побежал, к своим заводским «апартаментам» — в каморку, уставленную полуразвалившейся мебелью и заваленную всякого рода хламом и проводами. Ему хотелось побыть одному: прилечь на прогнившем засаленном диванчике и забыться, хотя бы до прихода напарника.

Из-за угла показалась морда заводской сторожевой собаки. Ее звали Умкой: большая длинношерстая дворняга, уже довольно преклонного возраста, медленная, умудренная опытом... Она охраняла этот завод уже многие годы, получая за службу свою нехитрую собачью похлебку. Правда, не всегда. Ответственный за кормление собаки нередко лишал ее пайка, забирая домой причитавшуюся ей крупу. Многие об этом знали, перешептывались между собой, иногда подкармливали животину объедками со своего стола. Наверное, можно сказать, что заводчане любили Умку. По крайней мере,  уважали ее старость, прощали ей флегматичность и лень, и она в ответ им тоже все прощала.

Сергей злобно глянул на песью морду. Ему показалось, что она смотрит на него с презрением. Он схватил попавшуюся под руку палку и замахнулся. Собака в ответ зарычала и попятилась.

— Ах ты, с...ка!!! Иди сюда, тварь!

Отношения Сергея и Умки, если можно так сказать, давно не складывались. Он вообще ненавидел собак, Умку в том числе, не упускал случая пнуть ее ногой или просто шугануть. Ему доставляло удовольствие видение страха в глазах животного, ощущение власти над ним.

— Да я тебя убью,сволочь! Не смей на меня рычать!

Умка со страхом следила за телодвижениями обезумевшего человека и не позволяла ему приблизиться.

Ярость закипела в сердце Сергея. Он бросился к каморке, повернул ключ в замке, спешно достал и развернул приготовленный женой бутерброд с котлетой и снова выбежал во двор. Изобразив добрую гримасу он обратился к собаке:

— Умка! На! Ты же голодная, да? Иди сюда... На! На!

Не доверяя, собака не спешила на зов. Однако, запах котлеты произвел свое гипнотическое воздействие. Подкрадываясь сантиметр за сантиметром, голодное животное приближалось к злополучной каморке. Как только Умка вошла, дверь за ней захлопнулась.

Озверевший Сергей набросился на собаку, в его руках был кусок арматурины. Он бил ее безжалостно, остервенело, словно в собаке сосредоточились все причины его несчастий. Та скулила, царапалась, пыталась увернуться от удара, кусалась...

Сколько длилось это безумие сказать трудно. Преждевременный приход напарника, видимо, спас Умку от жестокой смерти.

*  *  *

Деньги на лечение изувеченной собаки собирали всем коллективом. Она болела долго, больше года: сначала лежала неподвижно, практически ничего не ела, потом начала ползать... Очевидно, был сломан или сильно травмирован позвоночник. И все же, заводчане выходили свою любимицу, Умка выжила. Правда, даже по прошествии нескольких лет, собака не позволяла притронуться к своей неестественно прогнутой спине и слегкак волочила заднюю лапу.

А что же Сергей? Он нарочито игнорировал ее существование. А спустя пару месяцев после избиения собаки в жизни Сергея разыгралась настоящая трагедия. Его двадцатилетний сын Шурка, падая с велосипеда, сломал позвоночник. Иначе как словом "шок" состояние Сергея не опишешь. Он ходил как чумной: никого не видя и не слыша. А заводские шептались за его спиной, мол, за Умку досталось парнишке, за грех отца страдает теперь ребенок... Другие шикали, что дети за родителей не отвечают, что это всего лишь ужасное совпадение...

Шурка долго мучился, пролежал без движения целый год и... умер.

(В основу рассказа положены реальные события)

2008

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.