Есть у Августина одно слово, которое очень сложно поддается переводу - species

Андрей Наместников:

Есть у Августина одно слово, которое очень сложно поддается переводу - species.
Если мы посмотрим в словаре, то species - это и зрение, и внешность, и образ, и красота, и видимость, и понятие, и идеал, и образец. В поздней латыни это слово приобрело значение «благо».
Для понимания Августина species - очень важно понятие. 
Вот одно рассуждение о species в "Исповеди" (2, 5, 11)
"Etenim species est pulchris corporibus, et auro, et argento, et omnibus..."
Мария Ефимовна Сергиенко переводит здесь species как "красивые предметы".
Вот этот отрывок: "Есть своя прелесть в красивых предметах, в золоте, серебре и прочем; только взаимная приязнь делает приятным телесное прикосновение; каждому чувству говорят воспринимаемые им особенности предметов. В земных почестях, в праве распоряжаться и стоять во главе есть своя красота; она заставляет и раба жадно стремиться к свободе. Нельзя, однако, в погоне за всем этим отходить от Тебя, Господи, и удаляться от закона Твоего. Жизнь, которой мы живем здесь, имеет свое очарование: в ней есть некое свое благолепие, соответствующее всей земной красоте. Сладостна людская дружба, связывающая милыми узами многих в одно. Ради всего этого человек и позволяет себе грешить и в неумеренной склонности к таким, низшим, благам покидает Лучшее и Наивысшее, Тебя, Господи Боже наш, правду Твою и закон Твой. В этих низших радостях есть своя услада, но не такая, как в Боге моем, Который создал всё, ибо «в Нем наслаждается праведник, и Сам Он наслаждение для праведных сердцем».

Перевод КДА предлагает вместо species "прелесть". 
«Есть своего рода прелесть в прекрасных телах, и в золоте, и в серебре, и во всем подобном; и при осязании плоти много значит соответствие; также и для других ощущении существуют для каждого свои модификации тел. Свою красу имеют и преходящие почести, и сила власти и господства, рождающая властолюбие. Однако, взирая на все это, нельзя удаляться от Тебя, Господь, и уклоняться от Твоего закона. Жизнь наша, которою мы живем здесь, имеет свою прелесть, благодаря некоей своей красе и согласию со всеми земными прекрасными предметами. Также и дружба людей приятна дорогим своим союзом и единством многих душ. Но по причине всего этого и ему подобного проникает в душу грех, ибо при безмерном стремлении к хорошему забывается лучшее и высшее — ты, Господь Бог наш, и твоя истина и твой закон. Ведь и в земных предметах есть свои наслаждения, но не такие, как в Боге моем, сотворившем все; ибо в Нем веселится праведник, и Он есть отрада правых сердцем».

Думаю, что для того, чтобы понять Августина, прежде всего нужно посмотреть, употребляется ли слово species в латинском переводе Библии. И мы обнаруживаем species в тексте, который нам хорошо знаком, который мы часто цитируем. 
Это 2 Кор, 5 глава, стих 7. "...ибо мы ходим верою, а не ви́дением..." "...per fidem enim ambulamus et non per speciem..." 
Вот этот отрывок в переводе А.Десницкого: "...ведь путь нам указывает вера, а не то, что видим глазами..."
То есть SPECIES – это то, что противоположно вере, которая указывает нам путь. Это видимое, то, что мы видим глазами, и оно отличается от главного - от того, что невидимо, но оказывается более реальным, чем это видимое!

Я бы предложил такой перевод:

Видимое – это красота тел, 
или золота, или серебра или чего бы то ни было; 
это и гармония при соприкосновении тел, 
которая многих себе подчиняет,
и через остальные чувства 
соразмерно воздействует на тело.

Есть своя красота и у временной славы, 
что господствует и превосходит 
мощью своих деяний 
(из этого же корня и жажда мщения).

Но, стремясь ко всему этому, 
не следует удаляться от Тебя, Господи, 
или уклоняться от закона Твоего.

И жизнь, которой мы живем, привлекательна,
если до определенной меры соблюдается
согласие нравственной высоты 
со всеми этими низшими [видимыми] благами.

Дружба человеческая также людей связывает 
узлом приятным в некое подобие единения душ. 
И это подобие единства может привести ко греху, 
если чрезмерно увлечься этим низшим благом 
и пренебрегать благом лучшим и высшим – 
Тобой, Господи, Боже наш, 
и правдой Твоей, и законом Твоим.

И эти низшие блага тоже доставляют удовольствие, 
но не так, как Ты, Бог мой, Который все сотворил. 
Ибо праведные Тобой Самим услаждаются, 
и Сам Ты есть отрада всех правых сердцем.

И, как мне кажется, этот текст Августина есть его комментарий на строку "ибо мы ходим верою, а не ви́дением".

P.S. А еще очень любопытно посмотреть, какое слово стоит вместо species в греческом тексте. Вы не поверите.

δια πίστεως γὰρ περιπατοῦμεν οὐ δια εἴδους

ειδος - это то самое слово, которое Платон использовал для обозначения своих "идей"...

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.