Мастером можно назвать того, кто, не рассуждая, приостановил действие всех спонтанно вторгающихся факторов

Возвращаясь к смыслу бытия: бодрствующее вертикальное стояние, в котором есть собранность. Собранность и есть бытие. Что значит бытие – в отличие от потока? Это значит, что внутри этой собранности, ни в каком моменте – потому что бытие есть везде и всегда, нет ни одной точки времени и пространства, о которой мы могли бы сказать, что там бытия нет; если бытие есть, оно неделимо, и все полностью и целиком, как говорит Парменид, – так вот, ни в каком разрезе этого бытия нет ничего такого, что не самим бытием порождалось бы, что порождалось бы потоком или стихийно. (Ум – это то, что мы думаем, а глупость – то, что думается в нас само собой. Сама собой проявляется глупость, а для того, чтобы проявился ум, нужно очень постараться.) Представьте себе тело, имеющее много степеней свободы (как выражаются физики), например, движение руки, в которой (как в движущемся органе) не возникает никакого побуждения, приводящего к такому его положению, которое целиком не порождалось бы собранным движением самой руки, то есть намерением – полностью свободные движения руки, в которые не вторгаются никакие спонтанные самопроизвольные действия (способные вызвать неконтролируемые позиции руки). И допустим, что эта рука держит саблю... Идея о том, что свободный человек не делает ошибок, совершенно независимо от греков существовала, как вы знаете, и в восточной философии, стоящей за некоторыми видами физических упражнений (каратэ, дзюдо и т.д.) – мастера дзюдо и каратэ утверждают, что один человек способен победить двадцать. Допустим, напало двадцать человек – один против двадцати, то есть имеются двадцать одна сабля, и они могут занимать энное количество положений в пространстве, пересекаясь и пр. Так вот, если теперь представить себе взмахи сабель (поэтому я и сказал, что рука держит саблю) и расчертить их определенную диаграмму, – то естественно, что существует такое единственное положение, в котором может быть произведено единственное движение, способное парировать удары всех двадцати сабель. Следовательно, мастером можно назвать того, кто, не рассуждая, приостановил действие всех спонтанно вторгающихся факторов и прочертил своей рукой одну единственную необходимую траекторию. Это так называемое адекватное безошибочное действие.

Оно и есть то, что называется бытием, то есть – образ полностью собравшего себя, которое все свои части держит и пребывает над потоком времени и потоком действий и сцеплений действий, как бы простершись над этим потоком. И если есть такое пребывание и простирание, то и сама жизнь (или поток) организуется иначе. Наша жизнь, разумеется, никогда не может быть полностью бытием, но она может быть жизнью, проживаемой в свете бытия. Человек в каратэ свободен от тех положений тела, которые возникают сами по себе, не имея источника в собравшемся целом. Это и есть область свободы, область неделимого, в котором нет заблуждения и истины. Истины нет просто потому, что такое проявление целого не есть продукт рассуждения. Ведь не актом же мысли, который протекает во времени, борец в пылу борьбы нашел ту единственную траекторию сабли и положение своего тела, при которых парируются удары всех двадцати сабель. Или оно есть – это неделимое – или его нет. Вот вокруг каких явлений (если это можно назвать явлениями) – на ощупь, и в то же время последовательно выполняя задачи мышления, ходит греческая мысль. И оказывается – не только греческая. Это давние продукты и восточного умозрения.

М.К.Мамардашвили
ЛЕКЦИИ ПО АНТИЧНОЙ ФИЛОСОФИИ
Под редакцией Ю.П.Сенокосова

М.: "Аграф", 1999

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Комментарии

Profile picture for user Светлана Коппел-Ковтун

Ум – это то, что мы думаем, а глупость – то, что думается в нас само собой.

Здесь - неточность или, вернее сказать, относительная точность. Это слова, скорее, об обывательском «само», о болтовне. Это сказано о начале мышления, где ум человеческий противостоит болтовне: настоящее (начальная стадия) и ненастоящее мышление (механизм, а не присутствие). Но есть и другое мышление, путём к которому и началом которого является человеческий ум - мышление в Луче, и тогда то, «что думаем мы» - глупость в сравнении, потому что наше мышление всегда ограничено, обусловлено, оно всегда отчасти. Мышление в Луче и Лучом - целостно, оно и есть - бытие.

* * *

«Бремя моё легко», - говорит Христос, потому что и там, и тут задействованы механизмы, но там (без меня), а здесь (во Христе) условием их запуска является только моё присутствие в Бытии, т.е. без меня ничего даже не запускается, но работает оно само. Новое «само», но ведь тоже «само», только оно не без меня, как в ветхом состоянии и в состоянии болтовни. Новое «само» есть потому, что я сам бытийно таков, как нужно для его функционирования. Моё состояние, качество моего бытия управляет этим «само». И об этом говорит пример мастера, он ведь не сам, а что-то в нём само ловит все эти мечи, вычисляя единственно верную траекторию движений. Но это другое само. Так, как действует это само, сам человек действовать не способен, но чтобы оно действовало, необходима предельная собранность воедино всего (целого) человека.
И ещё. Так же, как мастер отбивает чужие мечи, он отбивает чуждое в себе наедине с собой. Его целостность хранит его целым - сама, но при условии собранности и предельного присутствия в этой собранности.

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.