Правда ли, что Достоевский — автор фразы «Все мы вышли из гоголевской «Шинели»»?

Правда ли, что Достоевский — автор фразы «Все мы вышли из гоголевской «Шинели»»?

Считается, что одна из самых известных фраз о русской литературе вышла из-под пера великого писателя. Мы проверили, действительно ли это высказывание принадлежит Достоевскому.
Повесть Николая Гоголя «Шинель» стала одним из первых произведений, где был раскрыт образ маленького человека — явления, которое впоследствии станет знаковым для русской литературы XIX — начала XX веков. Это влияние в своё время было описано короткой, но ёмкой характеристикой «Все мы вышли из гоголевской "Шинели"», которую традиционно приписывают Фёдору Михайловичу Достоевскому. В последнем легко убедиться, посетив такие ресурсы, как «Радио Свобода», РИА «Новости», «Российская газета», сайт музея «Дом Гоголя», прочитав биографическую книгу Евгения Соловьёва «Достоевский», эссе Георгия Адамовича «Наследство Блока», а также знаменитый роман Вениамина Каверина «Два капитана». Популярна такая атрибуция и на Западе — вплоть до авторитетной энциклопедии Britannica.

Можно не пытаться найти искомую фразу в трудах самого Достоевского — её там нет. Конечно, Фёдор Михайлович не мог обойти вниманием эпохальную для своего времени «Шинель». В его первой повести «Бедные люди», написанной под сильным влиянием Гоголя, главный герой Макар Девушкин, прочитав это произведение, узнаёт в Акакии Акакиевиче себя и возмущается: «И для чего же такое писать? И для чего оно нужно? <...> Да ведь это злонамеренная книжка, Варенька; это просто неправдоподобно, потому что и случиться не может, чтобы был такой чиновник. Да ведь после такого надо жаловаться, Варенька, формально жаловаться». Так что сам Достоевский в какой-то мере «вышел из "Шинели"». Однако нас интересует, откуда пошла атрибуция этой цитаты ему.

В некоторых литературоведческих текстах уточняется, что цитата дошла до нас благодаря французскому писателю и историку литературы Эжену-Мельхиору де Вогюэ. В 1877–1882 годах де Вогюэ работал в Петербурге секретарём французского посольства и был близко знаком со многими русскими литераторами. Главным толчком к изучению этой версии послужила статья видного советского текстолога Соломона Рейсера, вышедшая в журнале «Вопросы литературы» в 1968 году. В ней автор отмечает, что дневник Вогюэ фиксирует три встречи с Достоевским в 1879 и 1880-х годах, но не содержит никаких упоминаний о творческих связях Достоевского с Гоголем.

Тем не менее, именно Эжен-Мельхиор де Вогюэ, судя по всем свидетельствам, с которыми согласен и Рейсер, познакомил широкую общественность с фразой, вскоре ставшей крылатой. Всё началось со статьи о Достоевском из серии «Современные русские писатели», вышедшей в журнале Revue des Deux Mondes («Обозрение двух миров») в 1885 году. В ней де Вогюэ пишет (перевод):

 «Правда, Гоголь задал эту тему в повести, озаглавленной "Шинель". "Мы все вышли из «Шинели» Гоголя", — справедливо говорят русские писатели; но Достоевский заменил иронию своего учителя на трогающее нас чувство». Как видим, здесь нет прямого утверждения о том, что цитату произнёс Достоевский, только абстрактное «русские писатели». Там же можно встретить высказывание самого Вогюэ: «Между 1840 и 1850 годами все трое (Тургенев, Толстой и Достоевский. — Прим. авт.) вышли из Гоголя, творца реализма».

В том же 1885 году вышла ещё одна статья Вогюэ из серии «Современные русские писатели» — на этот раз о Николае Васильевиче Гоголе. Вот что в ней говорилось (перевод):

 «Чем больше я читаю русских, тем лучше понимаю, как прав был один из них, тесно связанный с литературной историей последних сорока лет, когда сказал мне: "Мы все вышли из «Шинели» Гоголя". Если взять, например, Достоевского, то преемственность очевидна: наводящий ужас романист уже весь присутствует в своей первой книге "Бедные люди", а "Бедные люди" в зародыше присутствуют в "Шинели"». Год спустя статья вошла в книгу Вогюэ «Русский роман».

Как видим, во втором случае француз сужает авторство цитаты до одного конкретного писателя, но при этом не называет его имени. Рядом у Вогюэ упоминается Достоевский, но при этом было бы несколько неестественным сначала утаивать имя автора, а в следующем предложении бесцеремонно его раскрывать.

И даже наличие вполне корректного перевода книги Вогюэ на русский язык (1887) не помешало в 1891 году литератору Евгению Соловьёву в его биографии Достоевского из серии ЖЗЛ вложить фразу в уста непосредственно Достоевского: «"Все мы вышли из гоголевской «Шинели»", — говорил он, и с этого ясно выраженного сочувствия к униженному и оскорблённому и началась его литературная деятельность». Именно Соловьёву, похоже, принадлежит пальма первенства в приписывании той цитаты Достоевскому, в то время как у литературоведов есть сразу несколько кандидатур.

1. Собственно, Фёдор Михайлович Достоевский. У этой версии есть доводы как за, так и против. Достоевский действительно начал литературную деятельность примерно за 40 лет до статьи Вогюэ — тем самым романом «Бедные люди» в 1846 году. Минус — странная формулировка в статье о Гоголе, о которой мы писали выше.

2. Иван Сергеевич Тургенев. Сторонники этой версии приводят дневниковую запись писательницы Ольги Николаевны Смирновой о разговоре её матери Александры Осиповны с Тургеневым после выхода в свет «Отцов и детей»: «Когда И.  С. Тургенев задел её и Гоголя в "Отцах и детях" …  она от души смеялась и сказала ему: "Однако ж, Иван Сергеевич, всё-таки вы сами вышли, по вашим же словам, из «Шинели» Гоголя, а из-под каланчи по ходатайству губернаторши. Ваш роман chef d’œuvre; ваши же друзья Герцены и компания его ругают, а Гоголь и губернаторша одобряют…"». Первые более-менее замеченные критиками произведения Тургенева также появились за четыре десятилетия до статьи Вогюэ.

3. Дмитрий Григорович. Писатель, с которым Вогюэ встречался в Петербурге и обсуждал историю публикации «Бедных людей». Определение «тесно связанный с историей литературы на протяжении последних сорока лет» подходит Григоровичу даже лучше, чем Достоевскому и Тургеневу, которые сами эту историю и творили, а кроме того, на момент выхода статей их уже несколько лет как не было в живых, то есть «последние» годы несколько выпадали. Именно о Григоровиче Вогюэ писал, что тот «занимает почётное место в литературе» — эпитет, неплохо коррелирующий с определением выше. Кроме того, именно Григорович в «Литературных воспоминаниях» утверждал, что в 1840-е годы всё «тогдашнее литературное молодое поколение», включая его самого и Достоевского, находилось под сильным влиянием Гоголя: «Все в одинаковой степени были увлечены Гоголем; почти всё, что писалось в повествовательном роде, было отражением повестей Гоголя, преимущественно повести "Шинель"».

4. Болеслав Маркевич. В его пользу говорит сразу несколько фактов. Во-первых, в созданном при жизни Вогюэ (и, возможно, согласованном с ним) английском переводе его «Русского романа» автор фразы назван «ныне покойным сановником и писателем, ныне покойным». Под это определение русский литератор, камергер и действительный статский советник, скончавшийся в 1884 году, подходит почти идеально, в отличие от вышеупомянутых коллег. Маркевич по прозвищу «чиновник-литератор» действительно встречался с Вогюэ, а позднее в некрологе на смерть Маркевича француз назвал того «связанным на протяжении четверти века со всеми литературными битвами». Обратите внимание на рифму «связанный» — «связанный» в двух цитатах. При этом было бы вполне понятным желание Вогюэ не называть напрямую имя Маркевича, поскольку тот в 1875 году попался на взятке и подмочил себе репутацию.

5. Наконец, историк цитат Константин Душенко отмечает, что формула «выйти из чего-то / кого-то» была на тот момент в русском языке неизвестна, а вот во Франции применялась. Отметим, что много лет спустя, в 1899 году, в одной из своих статей Вогюэ впервые приписал фразу некоему «великому русскому романисту», чем спутал карты всем будущим исследователям. Учитывая все обстоятельства, не исключён и вариант, что цитату придумал сам Вогюэ, а потом решил популяризировать её через приписывание какой-то из знаменитостей, но без конкретизации, в избежание уличения во лжи.

Таким образом, нет достаточных оснований утверждать, что слова «Все мы вышли из гоголевской "Шинели"» произнёс именно Фёдор Михайлович Достоевский. Человек, который сделал это высказывание достоянием общественности, никогда такого не утверждал, а на роль автора цитаты есть сразу несколько достойных кандидатур.

Отсюда

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Оставить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.