Роскошь не судить

Автор: Светлана Коппел-Ковтун

Если лирик, в силу природы своей, тягу суда заменяет роскошью отношения (тягу бесстрастия - роскошью предпочтения), это не значит еще 1) что все поэты - лирики 2) что лирик не может быть судьей. Он просто не хочет быть судьей, хочет (обратно обывателю) любить, а не судить. Разное: не хотеть и не мочь.

М. Цветаева. Поэт о критике

Вижу, что есть персоналии, которые в моём сознании не подлежат суду, т.е. слыша чьё-то оценочное суждение, осуждение, я внутренне содрогаюсь - не приемлю, отказываюсь судить. Но есть и те, которые словно осуждены по умолчанию - за что-то, что меня возмутило на клеточном уровне.

То есть, не осуждение и осуждение - вещь избирательная. По родству? Вернее - по песне, по содержанию песни. Или даже так: по главному в человеке, чем он был мотивирован в жизни. Бельё, как сказал один знакомый, у всех грязное - с этим не поспоришь. Но не грязным бельём жив человек. А вот если доминирует в нём то, что кажется невыносимым, неприемлемым (именно доминирует!), тогда случается непроизвольное осуждение. Оно именно непроизвольное, автоматическое - т.е. его надо как-то отключить, ибо оно по умолчанию включается. В другом же случае осуждение требует включения - т.е. усилия, работы воли по осуждению.

Спасение от непроизвольного осуждения - помнить, что мы всё равно ничего о человеке по-настоящему не знаем, т.е. даже наш клеточный уровень - ещё не вся правда, хоть и наиболее достоверная. Не полнота проникновения не даёт права на абсолютизирование своего суждения. Вот это, вероятно, и стоит понимать под словами «осуждай не грешника, а грех». Мы слышим некое нарушение гармонии, которое и осуждаем как грех, но наше слышание не достаточно точно, мы можем ошибочно понять причину дискомфорта (это будет бревно в своём глазу/ухе).

Здесь опять помяну Цветаеву:

Оценка есть определение вещи в мире, отношение- определение ее в собственном сердце. Отношение не только не суд. Само вне суда. Кто же оспаривает мужа, которому нравится явно уродливая жена? Отношению все позволено, кроме одного: провозгласить себя оценкой. Возгласи тот же муж ту же уродливую жену первой красавицей в мире или даже в слободе - оспаривать и опровергать будет всякий. Отношение, наикрайнейшее и в какую угодно сторону дозволено не только большому поэту, но и первому встречному - при одном условии: не переходить за границы личного." Я так нахожу, мне так нравится" с наличностью "я" и "мне" я и сапожнику позволю отрицать мои стихи. Потому что и "я" и" мне" безответственны. Но попробуй тот же сапожник, опустив я и мне, утвердить мою работу вообще негодной - что тогда? - что всегда: улыбнусь.

М. Цветаева. Поэт о критике

 

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.