Разделы

Быть преступником - призвание человека

Преступник может быть богатым или сильным, но мудрым преступник не бывает, вернее, мудрый не бывает преступником.
Владимир Микушевич. Из книги "Пазори"

С. Коппел-Ковтун: Возможно и обратное. Быть преступником - призвание человека, ведь преступником можно быть и со знаком «плюс». Конец человека, как ни странно, будет связан с невозможностью осуществить преступление и преступить…

Тютчев и Стефан Георге

Стефан Георге нечаянно вторит Тютчеву: "Мысль изреченная есть ложь!" - "Всё тщетно там, где слова нет".

Владимир Микушевич. Из книги "Пазори"

Невозможно каяться перед самим собой

Вечные самообвинения Льва Толстого никогда не переходят в покаяние, ибо невозможно каяться перед самим собой.

Владимир Микушевич. Из книги "Пазори"

Кому больше не приходится рассчитывать на человеческую помощь и понимание, начинает понимать Бога

Тот, кому больше не приходится рассчитывать на человеческую помощь и понимание, начинает понимать Бога.

Владимир Микушевич. Проблески

Откровенность по-русски

Русская философия - приведение Откровения к откровенности.

Владимир Микушевич. Из книги «Проблески»

Нет истины, которой не мог бы исказить образованный раб

Нет истины, которой не мог бы исказить образованный раб.
Владимир Микушевич. Из книги "Пазори"

Раб - это природа? 

От молодой травы мёртвым щекотно

От молодой травы
мёртвым щекотно.

2000-е (нулевые) годы.

Длящееся мгновение, рай для Руссо и Фауста, -  для Пруста небытие

Длящееся мгновение, рай для Руссо и Фауста, -  для Пруста небытие, ибо его нельзя забыть и, следовательно, нельзя вспомнить.

Владимир Микушевич. Из книги "Пазори"

Система - самоубийство философии

Система - самоубийство философии, суть которой в первичной интуиции, в музыке Несказанного.
Владимир Микушевич. Из книги "Креациология"

Системой является само Слово, Одно Большое Слово сразу обо всём  (Дом Бытия по Хайдеггеру) - в Нём всё со всем связано, и эти связи для нас непостижимы на уровне ума, но постижимы в Слове посредством общения с Ним, постижимы здесь и сейчас в…

Личность - поэтична по природе 

Законы природы убили бы природу, если бы она их признала.
Владимир Микушевич. Из книги "Креациология"

Если это слова поэтические - правда, если же это проза, можно поспорить.
Природа отвечает на вопрос ЧТО, а личность - КТО, следовательно это слова того, кто стоит внутри в своём КТО, а не в своём ЧТО, т.е. это слова личности, принимающей природу и преодолевающей природу.…

В. Микушевич: Не я ловлю читателя, читатель ловит меня

— Кто ваш любимый писатель из ваших современников — и почему?

— Мой современник — Данте Алигьери, он же мой любимый писатель.

— На какую историю можно поймать любого читателя?

— Не я ловлю читателя, читатель ловит меня.

— На какого литературного — или даже необязательно литературного — персонажа вы похожи?

— На брата Медардуса из романа Э.Т.А.Гофмана «…

Одновременность всех значений и звучаний, приводимых к общему знаменателю

Стих Григора Нарекаци - не анаграмма, а синхрограмма, одновременность всех значений и звучаний, приводимых к общему знаменателю, первознаменью гармонии, предшествовавшей вавилонскому столпотворению истории.

Владимир Микушевич. Из книги "Проблески"

Изначально существовал некий творческий акт, который мы не можем назвать иначе, нежели акт Бога

Всю жизнь, вернее, очень давно, я работаю над таким философским направлением, которое, по-моему, ввёл я, — во всяком случае, я не встречал его нигде, — которое я называю «креациология». Это философия творчества, или осмысление творчества. Как ни странно, мы не оцениваем вообще роли творчества в существовании мира, в существовании человека, каждого из нас. Здесь творчество рассматривается во…

Кулак калек — коллектив

Кулак калек — коллектив.

* * *

Война — бездетна.
Мы — ровесники войны.
И мы не дети.

* * *

Заря — подснежник.

* * * 

Осенний полдень.
Розы невыносимы

Владимир Микушевич

Когда свобода творчества становится явной, оказывается, никто не творит, кроме Бога

Свобода творчества - тайная свобода, когда свобода творчества становится явной, оказывается, никто не творит, кроме Бога.

Владимир Микушевич. Из книги "Пазори"

Прекратиться навеки для робких ладоней другого

...Прекратиться навеки для робких ладоней другого,
Бросить имя своё, даже имя своё,
Как бросают игрушку разбитую дети.
Странно желаний лишиться. Странно впервые увидеть,
Как порхает беспутно в пространстве
Всё, что было так важно. Да, смерть нам сначала трудна.
Свыкнуться надо со многим, пока постепенно
Чувствовать вечность начнёшь. Ошибаются, впрочем…

Нам всем друг без друга нельзя

...И в небытии бессловесном,
И там, где земная стезя,
И в Царствии даже Небесном
Нам всем друг без друга нельзя.

Вглядимся мы в райские кущи
И землю узнаем свою;
Мы вспомним, что Бог вездесущий,
И, значит, мы жили в раю.

Какой бы не мучил нас веред,
Зовущийся нашей виной,
Кто верит и тот, кто не верит,
Спасается верой одной…

Поэзии нужно непрерывно учиться, но научиться поэзии нельзя

Поэзии нужно непрерывно учиться, но научиться поэзии нельзя. Потому что учишься тому, что уже умеешь (или не умеешь).

* * *

Помню, как Окуджава жаловался мне, что ему скучно читать Данте. Так чему же и у кого он учился?

* * *

Я общался с Окуджавой, и как человек, он для меня затмевал его творчество, несомненно…

Запад и Святая Русь

Запад избрал для себя предопределение закона; Святая Русь - Царство Благодати, которую "нам не дано предугадать" (Тютчев).

Владимир Микушевич. "Креациология"

Худшее в мире совершается из страха перед худшим

Худшее в мире совершается из страха перед худшим.

Владимир Микушевич. "Так говорил Чудотворцев"

Вместо откровения в языческой религии Несказанное

Вместо откровения в языческой религии Несказанное, возвещающее неведомого Бога.

Владимир Микушевич. "Креациология"

Откровение - изначальное совпадение Слова и бытия

Бытие в слове

Откровение - изначальное совпадение Слова и бытия.

Владимир Микушевич. Из книги "Креациология, или наука творчества"

Чем хуже будущее, тем оно очевиднее для всех.

Чем хуже будущее, тем оно очевиднее для всех.

Владимир Микушевич. Из книги "Пазори"

Голоса по секрету

Народ безмолвствует, нация голосует.

Владимир Микушевич. Так говорил Чудотворцев