Скилла и Харибда православного мировоззрения

Автор: Светлана Коппел-Ковтун
Скилла и Харибда

Положить пределы злу

Про то, что мир во зле лежит мы узнаём не только из Св. Писания[2], к сожалению, однако констатация этого факта Писанием важна. Здравомыслящий и добропорядочный человек будет внимательным к себе и ко всему, что делает, чтобы ни в коем случае не встать на сторону зла. Он будет посильно противодействовать распространению зла и постарается не допустить торжества зла в мире. Уже хотя бы из чувства ответственности перед своими детьми и внуками.

Но мы не таковы. Псковские школьники, опоившие и надругавшиеся над своей подругой, были бы невозможны, немыслимы, если бы жили в обществе с правильно выстроенной шкалой ценностей (а ведь таких «зверёнышей» в каждом классе, в каждой школе больше, чем нам хотелось бы думать). Наши дети постоянно находятся под воздействием духа разложения, духа погибели. Как сказал Святейший Патриарх Кирилл, «идеология, которая отрицает границы добра и зла, — яд для человеческого социума». Но мы создали именно такой мир, подчинили себя именно такой идеологии. Неприличные скандалы стали нормой даже в церковной среде. Самый шумный — из последних: признавшийся в гомосексуализме иеромонах, бывший преподаватель духовной семинарии, знаток древних языков, обещает бороться за права геев и намеревается изменить отношение православных к ним.

И вот в таком обществе с размытыми берегами добра и зла, где пока ещё декларируются правильные истины, но по ним большинство давно не живёт, идёт война смыслов, война, главные мишени которой — здравомыслие и целомудрие.

Параллельно всеми доступными способами происходит радикализация общества, когда актуализируются взрывные, разделяющие общество на множество лагерей, проблемы. Чтобы выпустить на улицы вместо людей — страсти, чтобы и без того запутавшиеся в хитросплетениях политтехнологов люди вообще потеряли сдерживающие их ориентиры и представления.

Потому у нас должны быть под контролем две основные духовные угрозы. Во-первых, смешение добра и зла, размывание границ этих ключевых нравственно-духовных понятий, стремление зла предстать в облике добра, очернение добра. Во-вторых, радикализация мышления, причём важно следить и за вектором радикализации, потому что внутренняя установка на категоричный отказ от зла переводится в социальное измерение, причём туда, где должна править умеренность и терпимость. Там же, где терпимость, при здравом рассудке, недопустима, нас призывают терпеть и смиряться. Всё ставится с ног на голову и запутывается.

Принцип всё тот же, дьявольский, подмеченный ещё Льюисом[3]: инструкции, верные во время наводнения, предлагаются к действию во время пожара. Ложь зачастую содержится не в тексте инструкции, а в её неверном применении.

Энтео

ЭнтеоЭнтео (Дмитрий Цорионов) вышел на свободу, 10-дневный административный арест закончился, но по событиям в Манеже возбуждено уголовное дело. После того, как мы кратко обрисовали картину мира, в котором живём, приглядимся к одному из «героев нашего времени» — на её фоне.

Новостные агентства сообщали о погроме, устроенном на выставке нонконформистского искусства 60-70-х годов «Скульптуры, которых мы не видим» в «Манеже» активистами движения «Божья воля» 14 августа. Сам Энтео, лидер этого православного общественного движения, объяснял свои действия так: «Никогда ничего подобного не было выставлено на всеобщее обозрение, тем более на государственной площадке. Речь идёт о порнографии с Иисусом Христом, о страшном хулении Божьей Матери, о нескольких десятках абсолютно кощунственных работ». «Мы бы с радостью действовали в рамках закона, мы инициировали отправку многих тысяч заявлений по 148 статье УК, и ни одно из этих заявлений не трансформировалось в уголовное дело».

Кажется совсем недавно известный миссионер Кураев[4] с досадой говорил о том, что православный экстремизм невозможен. Но времена, похоже, изменились. И православные разделились. Большинство сразу же назвали Энтео провокатором, некоторые, наоборот, решили поддержать его благие намерения.

В чём же неправ Энтео?

Правда Крошки-Енота и его мамы

Крошка Енот и тот, кто сидит в прудуЧтобы понять, в чём неправ Энтео, поговорим о том, в чем права мама Крошки-Енота — героя советского мультфильма и сказки Лилиан Мур, когда говорит, что с тем, кто живёт в пруду, следует подружиться, выбросив палку. Христианин призван быть провокатором добра в мире, а не полицаем-надсмотрщиком.

Принуждение к добру возможно, например, в политике — как разновидность принуждения к миру (только добро в таком случае, возможно, придётся брать в кавычки). Принуждением к добру призвана заниматься судебная система. И законодательная отчасти… Однако добро в религиозно-нравственном смысле может осуществляться только по доброй воле человеков.

Христианин, как и Крошка-Енот, должен выбросить палку и улыбаться миру Христовым образом в себе. Христианин — присутствие Божие на земле не в смысле суда (потому что «Мне отмщение, Аз воздам»[5]), а в смысле созидания предпосылок к торжеству Добра.

Правда, метод Крошки-Енота не сработает в отношении всевозможных отморозков, ибо таковых улыбка добра только раздражает, и они с яростью разорвут и улыбку, и улыбающегося — об этом нельзя забывать. То есть, против отморозков существует только сила палки. Но к нормальным людям всегда лучше обращаться не с позиции силы, диктата и даже не с позиции убеждающего в чём-то пропагандиста, а непосредственно — примером своей жизни.

Улыбка Крошки-Енота в переводе на христианскую жизнь — это сама христианская жизнь, достойная подражания. Жизнь, вызывающая восторг и желание ей подражать.

Лилиан Мур. Сказка Крошка Енот и тот, кто сидит в пруду

Сила истины — всепобеждающая

Таков уж основной инстинкт мира сего: истина в нем всегда распинается. Истина этого мира — Христос распятый. Естественно, что и у Церкви Христовой очень много врагов. Это всякого рода раскольники и еретики, нечистые духом и сердцем властолюбцы, златолюбцы, человеко- и богоненавистники, одержимые духами злобы. Брань с этими силами идёт от создания Церкви, потому и называется земная Церковь воинствующей.

Но так ли уж страшны эти внешние враги, так ли уж сильны они, чтобы всесовершенствующая истина не могла побороть их? Не внутри ли сидит главный — самый трудно преодолимый враг? Ведь если бы внутренний враг не был так силен, не смог бы устоять против света истины и враг внешний.

Сила истины — всепобеждающая! Но в истине ли пребываем мы, называющие себя христовыми, называющие себя православными, если позволяем себе носить в сердцах своих вместо света любви Христовой мрак самолюбия и высокоумия, мрак братоненавидения, тщеславия и сребролюбия? Христос страждет не столько от сектантских кривотолков или заблуждений внешних, сколько от предательства теми, кто находится внутри церковной ограды, кто мнит себя православным, но таковым не является.

То есть, если бы мы, православные, были истинными, то не нужны были бы никакие силовые рычаги для торжества православия. Нам не сектанты мешают, не еретики или атеисты, мы сами себе мешаем. Как сказал апостол: «из-за вас имя Божие хулится у язычников» (Рим. 2:24). «Ведь язычники, слыша из уст наших изречения Божии, прекрасные и величественные, дивятся им; но затем, заметив, что дела наши недостойны произносимых нами слов, обращаются напротив к хуле, говоря, что [все это] какая-то басня и заблуждение» (II-е послание св. Климента Римского к Коринфянам).

Хочешь изменить мир — измени себя! Хочешь исцелить мир — исцели себя, и тысячи вокруг тебя оздоровятся.

Пафос Энтео мог бы претендовать на истинность, если бы положение внутри церковной ограды не было таким плачевным. Но на фоне множества внутрицерковных скандалов следует быть скромнее и сдержаннее.

По большому счёту само название организации «Божья воля» странно для православия, ибо вряд ли кто из действительно исповедующих православие дерзнул бы так назвать СВОЮ организацию. Такой подход скорее привычен для харизматов.

Другая крайность

В той духовной войне, что сейчас развязана, обществу всё время подсовывают неправильные варианты ответов на вопросы, которые ставит жизнь. Общество ставят перед ложным выбором: одна крайность или другая, словно здравой альтернативы не существует. Потому сохранение здравости — первостепенная задача.

Радикализация общества собственно так и осуществляется: подсовыванием крайностей как единственно возможных вариантов действия, при этом общество постоянно пытаются столкнуть в пропасть, где действительно всё станет чёрно-белым, и социальный взрыв разорвёт его в клочья.

«Никогда христиане не были терпилами», — сказал Энтео. Фраза, понятное дело, может быть рассмотрена с разных ракурсов, и с одного она окажется абсолютно ложной, а с другого — правдивой, в зависимости от того, какое содержание будет вложено в слово «терпилы».

В буквальном, вульгарном смысле этого слова, христиане, конечно — не терпилы, Энтео прав. Уже хотя бы потому что другой радикальный путь, предлагаемый нашему обществу, как раз такой — стать «терпилами» и позволить злу разгуляться в полной мере. Нам предлагают смиряться не перед Богом, а перед злом и злодеями, предлагают сдаться прежде драки, отдать наш мир на поругание извращенцам — отдать без боя.

Иллюстрацией к вышесказанному может стать реакция на «шабаш» феминисток в аргентинском провинциальном городке Сан-Хуан, разыгранный всеми, в т.ч. и СМИ, 24 ноября 2013 года, когда 7000 ЛГБТ активисток и активистов атаковали храм, защищаемый молодыми католиками. «Толпа извращенцев плевала на молодых людей, била их, высмеивала, брызгала газом в лица, обмазывала их краской, совершала действия сексуального характера перед ними, — это из статьи Энтео о событии. — Писали на храме кощунственные надписи и призывали к его поджогу. Молодые люди не реагировали на эти провокации, и продолжали молиться. По их щеках текли слезы».

7000 ЛГБТ активистов штурмуют католический храм в Сан-Хуан (видео)

Кто видел это чудовищное видео, понимает насколько там было страшно. Но ещё более страшными, на мой взгляд, были отклики многих православных, что вот так и надо противостоять извращенцам: не силой, а безропотным терпением издевательств, что это единственно правильное для христиан поведение.

Бедным аргентинцам-католикам действительно ничего другого не оставалось, они явили пример исповедничества. Но, скажите, разве русское общество уже настолько деградировало? Неужели христианин действительно не имеет права отстаивать своё жизненное пространство, защищая свои ценности? Неужели христианин должен сдавать мир на поругание без боя, а не сражаться за победу хотя бы здравого смысла?

Нет, конечно! Иначе откуда у нас было бы столько прославленных Церковью святых воинов. Мы в ответе за мир, который оставим в наследство будущим поколениям — мир, полученный нами от наших отцов и дедов.

Энтео как провокатор

И всё же Энтео выступил в роли провокатора и катализатора процессов радикализации общества. Радикализация приведёт к войне всех против всех, а не к торжеству добра — это очевидно всякому здравомыслящему человеку. Тем более, ратующие против России и против Православия силы как раз желают объявить Православие — экстремизмом и даже фашизмом. Мне доводилось слышать, к примеру, такое: «православные — это и есть фашисты, они всех, кто живёт вне церкви, без ихнего Христа, считают недочеловеками». Я, конечно, пыталась объяснить, что в христианстве человек сравнивает себя худшего с собой же лучшим, т. е. сравнивает себя и себя, а не себя с другими людьми, как в фашизме. Но услышать сказанное может только слушающий. Тем же, кто жаждет пришпилить ярлык радикализма к традиционному православию, нужны именно такие люди как Энтео, чтобы было в кого ткнуть пальцем ради инициации толпы. А толпа глуха ко всем аргументам, толпой движут стихийные духи, коим нет числа.

_____________

[1] Ски́лла (др.-греч. Σκύλλα, в латинской транслитерации Сци́лла, лат. Scylla) и Хари́бда (др.-греч. Χάρυβδις, допустима транскрипция Харибдида) — морские чудища из древнегреческой мифологии. Согласно Гомеру (IX в. до н. э.), эти два чудовища жили на скалах пролива (каждое на своей стороне) между Сицилией и Итальянским полуостровом. И если мореходы благополучно миновали одно из них, то они не могли считать себя спасшимися — их тут же ждала встреча со вторым чудовищем. Поэтому перед ними стояла задача избежать сразу двух зол при проходе между Сциллой и Харибдой.

Харибда в древнегреческом эпосе — олицетворённое представление всепоглощающей морской пучины (этимологически Харибда восходит к лексеме, означающей «водоворот», хотя есть и иные толкования этого слова). В Одиссее Харибда изображается как морское божество (др.-греч. δία Χάρυβδις), обитающее в проливе под скалой в расстоянии полёта стрелы от другой скалы, которая служила местопребыванием Скиллы.
Согласно Гигину, снизу собака, сверху женщина.

[2] «Мы знаем, что мы от Бога и что весь мир лежит во зле» (Ин. 5:19)

«Мир есть имя собирательное, обнимающее собою то, что называется страстями. Когда хотим назвать страсти в совокупности, называем их "миром". Сказать короче: мир есть плотское житие и мудрование плоти» (прп. Исаак Сирин).

[3] Клайв Стэйплз Льюис английский и ирландский писатель, учёный и богослов. Известен своими работами по средневековой литературе и христианской апологетике, а также художественными произведениями в жанре фэнтези.

[4] Протодиакон Андрей Кураев

[5] См. Римлянам 12:19. «Не побеждён бывай от зла, но побеждай благим злое» (свт. Иоанн Златоуст).

Октябрь, 2015

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.