Владимир Романенко: «Счастье – это когда оказывается что твои юношеские мечты сбылись»

Автор: Светлана Коппел-Ковтун
Владимир Петрович Романенко

Мой собеседник – личность многогранная: член Союза писателей России, член Союза фотохудожников России, кандидат технических наук, кандидат филологических наук, доктор Философии Оксфордской образовательной системы, действительный член Европейской академии естественных наук им. Лейбница, Заслуженный работник культуры РФ и Карачаево-Черкесии, Народный поэт Карачаево-Черкесской республики – Владимир Петрович Романенко.

— Небо — это ваша профессия, но трудно сказать кто вы больше: физик или лирик? Что вы сами о себе думаете?

— Вспоминаются 60-е годы ХХ века и бурно обсуждаемая в то время «проблема физики-лирики»… Кто важнее, кто интереснее, кто по-настоящему выражает своё время. Физики, математики и другие представители точных наук, которые якобы способны воспринимать только числа и формулы, или поэты, композиторы и художники, талант которых позволяет создавать прекрасное и познавать тайные стороны человеческой души? На самом деле эта проблема относится, скорее всего, к разряду надуманных. Физики, и не только они, а и многие другие представители естественных наук нередко создавали замечательные произведения поэзии, прозы и песенного искусства. Это, пожалуй давняя традиция отечественного научного сообщества. Кстати, начало сочетанию поэзии и астрономии положил родоначальник российской науки М.В. Ломоносов. Помните? И открытие атмосферы Венеры, и замечательные стихи:

…Открылась бездна, звезд полна,
Звездам числа нет, бездне дна.

При этом он же был и одним из первых филологов (вспомним, например, его «Письмо о правилах российского стихотворства»). Как химик он создал производство смальты для мозаик. Его же труду принадлежит мозаичное панно «Полтавская баталия», где он показал себя как незаурядный художник. Словом, и физик и лирик. Двадцатый век также дал немало разносторонних и талантливых личностей. Всем известны песни академика, геофизика А. М.Городницкого. Член-корр. АНСССР, астроном из Пулково М.С. Зверев виртуозно играл на фортепиано и нередко давал концерты. Таких людей было тогда немало, а идея всестороннего развития личности поддерживалась на государственном уровне. Сегодня она стала куда менее популярной, но ХХI век только начался, и что будет дальше, предсказать не берусь.

Что касается меня, то я отдал работе в астрономии и астрофизике более 30 лет, свободные часы посвящал поэзии, прозе, иногда детской драматургии, художественной фотографии. Во всём этом были и успехи, и неудачи, но я старался, чтобы результаты этой деятельности не оставались «столе», а становились достоянием читателей и зрителей.

Я уверен, что разностороннее художественное мышление помогает и в науке. С другой стороны, научная работа даёт интересные сюжеты, обобщения и наблюдения, которые могут пригодиться и в литературном творчестве.

— Расскажите о своём приходе в науку, что было в начале? Как астроном стал поэтом и философом? Сочетание, наверное, весьма интересное, одаривающее личную жизнь многогранным восприятием жизни и видением вещей?

— Как и все мальчишки в детстве прошёл через многочисленные увлечения. В 1957 г я учился во втором классе, и тогда же впервые услышал слово «спутник». Вместе с отцом мы выходили на крыльцо дома и пытались увидеть звёздочку, которая быстро катится по небу. Отец был артиллеристом-ракетчиком и о многом знал тогда куда больше, чем остальные простые граждане, знал, по-видимому, каким образом и куда надо смотреть. И можете представить, однажды это удалось! Неделю я ходил именинником, чувствовал себя почти небожителем. С тех пор «заболел» звёздным небом, болезнью, которая так не прошла. Перечитал в гарнизонной библиотеке все книги по астрономии, изучил по школьному атласу созвездия и положение звёзд. В 10-м классе вёл в своей школе большинство уроков по астрономии. Мне повезло со временем - космическая эра начиналась именно в эти годы, и тот заряд романтики, который был дан достижениями отечественной науки, привёл, в конце концов, в Институт точной механики и оптики, а после его окончания и службы в армии – в Специальную астрофизическую обсерваторию АН СССР. Здесь я работал более 30 лет, занимался телескопами и астрофизическими приборами стал кандидатом технических наук. Наверно, эта ипостась дала жизнь всем стихам о звёздах, повести «Год белой кометы», сюжет которой основан на жизни и работе моих товарищей и коллег.

Со временем привычка к анализу и осмыслению своей работы побудила потребность и более глубокого изучения, и осмысления литературы. Мне удалось поступить в аспирантуру Карачаевского университета по специальности «Литература народов России». Моим научным руководителем была Л. А. Бекизова, профессор, известнейший специалист в области кавказской литературы. Учёба закончилась защитой диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Во время подготовки к её защите возникла идея проанализировать и обобщить известные мифы и легенды о небе, астрономических объектах и явлениях в фольклоре и мифологиях разных народов. В итоге был доклад на эту тему, представление которого состоялось на заседании учёного совета С-Петербургского Института Фундаментального Обучения Оксфордской образовательной сети. Работа была удостоена степени доктора философии.

Надо сказать, что для её подготовки потребовались и астрономические, и филологические, и исторические знания. Я вообще уверен, что разностороннее художественное мышление помогает и в науке. С другой стороны, научная работа позволяет не только открывать и исследовать новые проблемы, но даёт интересные сюжеты, обобщения и наблюдения, которые могут пригодиться в литературном творчестве.

— Я помню чудесное фото: деревья в снегу на вершине горы или горки. Вы его подписали «Вид из моего окна». Подумалось тогда о красоте, которая вокруг вас, не она ли принудила заняться фотографией?

— Словами можно сказать о многом, но выразить удаётся далеко не всё… Художественная фотография стала одной из моих творческих потребностей совершенно случайно. Вообще-то это увлечение коснулось меня в детстве, как и всех мальчишек, но, будучи студентом, я случайно попал в студию к И.А.Наровлянскому – знаменитому ленинградскому фотохудожнику. После этого почувствовал, что фотография – нечто серьёзное. Не расстаюсь с камерой более 50 лет, и все это время – поиски красоты... Наша жизнь в обсерватории бедна событиями, нас не сотрясают политические катаклизмы, митинги и пр. Поэтому «ловить моменты» в духе репортёров из «жёлтых газет» здесь – дело бессмысленное. Но мы окружены прекрасными горами, чудесной природой, почти не тронутой варварами от цивилизации. Может быть, если удастся показать эту красоту, рука человека не поднимется на неё, ибо «не ведает он, что делает». Выставки в США (1991 г. «Прекрасный Северный Кавказ» - Плимут, Роденбуш, Гарвардский Университет), Кисловодске (1999 г), Невинномысске (2000г.), календари и публикации в фотожурналах принесли определённую известность. Наиболее значительным своим достижением в фотографии я считаю серию литературно-художественных альбомов о природе Архыза – района Северного Кавказа, в

Фото
Фото В.П. Романенко «Вид из моего окна»

котором я живу и сейчас. Один из этих альбомов правительство Карачаево-Черкесии подарило Президенту России В.В. Путину.

— А как произошла ваша встреча с поэзией и вообще с литературой?

— Что касается стихов, то любовью к ним я обязан отцу, который очень красиво читал их мне, когда я был ещё совсем маленьким и одному комическому случаю, который произошёл однажды в школе... Учительница задала на дом сочинить самостоятельно какое-нибудь четверостишье. Со всем рвением профана я сочинил целую поэму о полёте космической станции к Венере. Не буду приводить ни одной строчки – это было ужасно, это было сплошное надругательство над поэзией и языком. Ритм стиха ломался, слова не входили в строчки, и я «вколачивал» их силой, т.е. менял ударения, выдёргивал из них лишние гласные, коверкал их и т.д. Строфы топорщились, как плохо скроенные и небрежно сшитые брюки. К моему удивлению, эффект был совершенно неожиданный. Учительница не поверила, что это моё «произведение» и пристыдила: «Нехорошо списывать из «Пионерской правды». Я почувствовал себя оскорбленным и непонятым поэтом... Чтобы доказать, что я это сделал сам, стал пытаться писать стихи каждый день, таскал их в школу, и недели через три мне, наконец, поверили. К восьмому классу что-то стало получаться, а к концу учёбы в школе местная газета г. Немана Калининградской области (военная биография отца продолжалась) уже охотно печатала стихи на своих страницах. Потом был долгий перерыв. Учёба в Институте отнимала очень много времени и сил, поэтому возобновил занятия поэзией лишь в Армии. Перерывы бывали не один раз, с чем это связано – понять не могу. Иногда не удавалось написать ни одной строчки по несколько лет подряд, потом снова начинался прилив вдохновения, но каждый раз стихи были уже совсем другими, чем в предыдущее время. С 1980 г. регулярно публиковался на литературных страницах газеты «Ленинское знамя» – главной газеты КЧР того периода (ныне – «День республики».) Стихи были напечатаны в сборниках «Будем знакомы», «Твоя святыня» Ставропольского книжного издательства, в альманахе «Ставрополье», в журнале «Земля и Вселенная», позже – в «Литературной газете». В 1996 г. вышла в свет отдельная книга «Берег неба» – сборник наиболее удачных стихов (на мой взгляд), написанных за тот период. После выхода этой книги почувствовалась потребность в прозе «подобной деревянному цеху оркестра, который говорит трезво, но не грубо» (И.Сельвинский, Арктика, вступление). Так появились повесть «Год белой кометы», «Легенды старого Архыза» и несколько рассказов. Сейчас много занимаюсь переводами поэтов Карачаево-Черкесии – карачаевских, черкесских, ногайских. Последняя книга моих стихов – «За порогом века». Это философские раздумья о жизни, о том, что прожито, о глубинной двойственности мира и человеческой натуры. О том, что составляет смысл равновесия Природы, жизни, человеческих чувств… Могут возразить, что жизнь многолика. Может быть и так, но в целом, эта многоликость, на мой взгляд, все-таки сводится к равновесию противоположностей, и самое устойчивое состояние Мира – это когда число этих противоположностей минимально – всего две...

— Вы родились 22 апреля 1948 г., в день рождения дедушки Ленина — были по этому поводу какие-то переживания? Как вообще во времена вашего детства и юности относились к вождю?

— На счёт своих переживаний именно по поводу дня рождения я, честно говоря, ничего определённого не помню. Чаще этот факт вызывал всякого рода эмоции окружающих, надеюсь, положительные. Во времена моей юности, а это были 60-е годы, отношение к В.И. Ленину было более чем почтительным, его имя для большинства народа было святым. Мои детство и юность проходили в небольших городах и военных гарнизонах, где служил отец. В нашей семье родители были участниками Великой Отечественной, членами партии, поэтому взгляды на жизнь и в нашей семье, и во всём окружении всегда были партийно-патриотическими. Я, разумеется, их разделял. А разного рода веяния, которые позже стали называть «диссидентскими» были в основном в столицах и до нас просто не доходили. Да и когда стали доходить, они считались у нас стопроцентным предательством и сумасбродством от лёгкой и сытой жизни.

Вообще, В.И. Ленин ‒ часть нашей истории, а к истории надо относиться бережно и с уважением. Невозможно давать справедливые оценки личностям через сотню лет, и, тем более, проектировать сегодняшние политические настроения и взгляды какой-то части общества на события прошлого. Есть известное выражение: «Если выстрелить в прошлое из пистолета, то будущее выстрелит в нас из пушки».

— Расскажите, что помните из детства, самые ранние и самые острые впечатления, запавшие в сердце ребёнка. Хочется увидеть то время изнутри — вашими глазами.

— Впечатлений в детстве было немало, многие события прочно врезались в память. Самым первым таким воспоминанием был парад 1 мая в г. Уссурийске. Тогда парады проводились не только в столицах, но и во всех городах, где располагались штабы военных округов. Один из таких штабов был в г. Ворошилове-Уссурийске Приморского карая. Можно только поразиться тому, какое потрясающее впечатление произвели марш войск и прохождение военной техники на пятилетнего мальчишку, если они до сих пор вспоминается как яркий цветной кинофильм!

Ещё одно важное событие произошло в двенадцатилетнем возрасте — вся семья поехала в отпуск на родину отца – в Черниговскую область. Поезд Москва-Владивосток шёл через всю страну из Уссурийска в Москву 10 суток, и всё это время с раннего утра до поздних сумерек я не мог оторваться от окна, смотрел на проходящий перед глазами окружающий мир. Мимо проплывали большие города и заводы. Поезд пересекал широкие реки – Амур, Енисей, Обь, Волгу. Он медленно и осторожно двигался вокруг Байкала – и всё это были СОБЫТИЯ, которые волновали всех без исключения. Надо сказать, что за десять дней пассажиры становились почти родственниками, обеды в купе были общими, все с удовольствием пели любимые песни. Это было похоже на праздник! А когда расставались на конечной станции, не могли сдержать слёз. Сегодня в это трудно поверить, но в Москве, когда пересадки занимали иногда по двое-трое суток из-за нехватки билетов, и люди доверяли своих детей попутчикам, а сами шли на экскурсии, по магазинам, в театры…

— Время было трудное, послевоенное, каким образом преодолевались трудности? Как в семье к ним относились? С какими мыслями смотрели в будущее?

— Трудности были в основном бытовые и чаще всего они были связаны с отсутствием в расположении большинства воинских частей жилья как такового, во всяком случае – на Дальнем Востоке. При этом переводы офицеров на новые места службы были намного чаще, чем теперь. Семьи офицеров ютились в приспособленных комнатках в зданиях штабов, клубных и складских помещениях. Общей кухней был коридор с рядом керосинок, вода была, как правило, из колодца или из колонки во дворе. Раз в неделю семьи офицеров могли пользоваться общей баней, пятница была днём мужским, суббота –женским, «удобства» также были вне дома. Ни о каких двух-, или трёхкомнатных квартирах не было речи, в основном на семью выделялась одна комната с казённой мебелью. Однажды, после очередного переезда, мы поселились в пос. Смоляниново в бараке, который до революции был конюшней кавалерийского полка, причём по преданию местных старожилов, там служил С.М. Будённый. Верить этому или нет – вопрос сложный, но то, что это была конюшня сомнений не вызывает. Её отремонтировали, перепланировали, и получилось общежитие для офицерских семей, причём жилище не самое худшее из тех, где нам довелось пожить.

При этом к трудностям относились вполне философски. Страна совсем недавно вышла из войны и разрухи, поэтому главная мысль того периода заключалась в словах: «Лишь бы не было войны». Семьи офицеров жили вполне дружно, офицерские жёны героически преодолевали все невзгоды армейского быта, а командование в этом всегда старалось помогать по мере возможного. Можно сказать, что жёны и семьи служили вместе с мужчинами. Моя мама всегда так и говорила: «Когда мы служили в Смоляниново… в Раздольном…». Бывали трудности и с продовольствием. Если рядом был более или менее крупный населённый пункт или город, офицерское жалованье позволяло пользоваться магазинами или рынком, где можно было приобрести минимально необходимый набор продуктов. Если же офицер попадал в отдалённое глухое место, всё становилось существенно сложнее. Я помню, каково было положение, когда отец получил назначение в пос. Кенцухе (ныне Горнореченск). Это был, кажется, 1958 г. Семьи офицеров получали скромный семейный паёк на полгода – крупы, сахар и соль, макароны, мясные и рыбные консервы, солёное сливочное масло (кстати – очень вкусное). Хлеб брали из гарнизонной пекарни. Но женщины не унывали – садили огороды, где выращивали картошку, морковь, свёклу, и огурцы. Держали кур, процветало и домашнее свиноводство. Иногда детей офицеров приглашали обедать в солдатской столовой, и, надо сказать, готовили в ней отменно, а для нас, детей это ощущалось как приглашение на праздник!

В целом же, в будущее все смотрели с оптимизмом, устраивали концерты самодеятельности, весело проводили праздники и были уверены, что все трудности – временные и что обязательно придёт пора, когда они закончатся.

— Как же в таких условиях проходила учёба в школе? Учились и жили в интернате? Или, возможно, учеников возили в ближайшую школу автобусом?

— Жить и учиться в интернате мне ни разу не довелось. Как правило, в городках и посёлках, где жила семья, были школы, по крайней мере – восьмилетние. Лишь один раз мне пришлось посещать малокомплектную школу – это было близ города Имана (теперь – Дальнереченск). Школа находилась в маленьком домике, где в одной комнате учились сразу два класса, причём в первую смену занимались первый и третий, во вторую – второй и четвёртый. Я тогда ходил во второй класс. Учительница давала нам задание для самостоятельного чтения из учебника, а сама в это время вела для четвёртого класса уроки естествознания и истории. Чтение учебника было мне неинтересно, поэтому я слушал то, что проходили в это время в старшем классе, и кончилось это тем, что по программе моего класса у меня в журнале были сплошные двойки. В школу вызвали маму и она потребовала от меня и учительницы объяснений. Я честно ответил, что слушал уроки «за два класса вперёд». Мне устроили экзамены, и оказалось, что по всем предметам можно смело ставить пятёрки. Учительница была в растерянности – что делать? Оставлять во втором классе на второй год, или переводить сразу в пятый!

Эта школа запомнилась ещё и тем, что рядом с ней находился учебный аэродром ДОСААф, и когда механики самолётов У-2 запускали моторы, стоял жуткий треск! Учиться было невозможно, уроки отменялись и мы шли смотреть полёты или прыжки с парашютом.

Но проблема была не только в наличии школы по месту жительства. Когда семья переезжала на новое место, приходилось менять и школу. За 11 лет учёбы я сменил 9 школ, но вот что интересно – везде была единая программа, и преподавание было построено так, что независимо от места учёбы ученик получал более или менее одинаковый набор знаний (от языка и литературы до физики и математики), не было никаких специальных школ – математических, англоязычных и т. п. Но знание всех школьных предметов считалось минимально необходимым, независимо от того, где учился и какую профессию в дальнейшем выберет выпускник, незнание любого из них хотя бы на «тройку», независимо от способностей и склонностей, считалось невежеством. Во всех школах учителя работали добросовестно и квалифицированно, поэтому базисное среднее образование позволяло затем уверенно готовить специалистов в ВУЗах. Я начинал учёбу в школе в г. Ворошилове-Уссурийске в 1955 г., закончил её в г. Немане Калининградской обл. в 1966. Это не помешало после окончания поступить в Ленинградский институт точной механики и оптики без помощи каких-то платных репетиторов. А в 1991 г. мне пришлось выступать в США с лекцией о работе обсерватории, и для этого в основном хватило знания английского, полученного ещё в средней школе, понадобилась лишь небольшая дополнительная подготовка терминологического характера.

— Атмосфера в семье — важный фактор развития ребёнка, какой она была в вашем родительском доме? Кем хотели видеть вас родители, что делали для этого?

— Семья состояла из пяти человек. Отец Петр Данилович, мать – Татьяна Ароновна, бабушка Розалия Лазаревна и сестра Ирина. Отношения в семье были очень тёплые, но меня и сестру воспитывали довольно строго, не слишком балуя сладостями и подарками. Правда, всё необходимое всегда было у нас в достатке, и я не помню, чтобы мы когда-либо испытывали чувство голода. Родители строго следили за нашей успеваемостью в школе, за внешним видом, постоянно проверяли дневники и требовали, чтобы мы учились на пределе своих возможностей. Может быть, сегодня этот стиль воспитания покажется кому-то излишне строгим и даже жёстким, но мне кажется, что только так можно сформировать у человека чувство ответственности за дело и самоотдачу. С нас требовали, чтобы наши места учёбы и отдыха дома всегда были в полном порядке и чистоте, уборка после игр или подготовки домашних заданий была нашей обязанностью. В эти же обязанности входила доставка дров к печкам, мойка пола по субботам, помощь матери в огородных делах. Мама очень любила комнатные растения, и их дома было довольно много. Было также много книг - А.С. Пушкин, Н.С. Лесков, А.П. Чехов, В.В.Маяковский, И. Франко и многие другие. Отец собирал и военные мемуары. В то время, когда ещё не было телевидения, по вечерам читали вслух – либо я, либо папа. В то же время, нас никогда не ограничивали в общении с друзьями, они часто приходили ко мне в гости, а родители с удовольствием устраивали нам с сестрой застолья в дни рождения.

— А друзья детства — какими были мальчишки в то время? О чём мечтали, чего стыдились, что считали важным и, может быть, главным? Целеустремлённость была присуща всем?

— Тогда мальчишки были всё-таки другими… И дело даже не в том, что они не знали, что такое интернет. Начало космической эры в 60-е годы формировало нас более романтичными, мечтательными. Мы не были прагматиками, мы мечтали стать лётчиками, космонавтами, учёными, инженерами, врачами, военными, а не юристами, экономистами , дилерами и прочими конторскими протирателями штанов. А уж мечтать о роли , извините…путаны или бандита – это был даже не позор, а что-то на грани психиатрической больницы. Мы мечтали прежде всего о том, кем стать, а не о том, чтобы получать много денег. Нашими героями были Гагарин и Титов, Главный Конструктор, имени которого мы не знали, чемпионы – хоккеисты и фигуристы, учёные – герои из кинофильмов « 9 дней одного года», «Всё остаётся людям», скромные труженики, сыгранные Н. Рыбниковым в кинолентах «Высота» и «Весна на заречной улице». Такие люди жили и среди нас, некоторых мы знали. Мы гордились наградами своих отцов – ветеранов войны. Это ведь неправда, что ордена и медали обиженные ветераны сняли и выбросили, как только за них перестали платить. Носили с гордостью, надевали по праздникам, по случаям торжественных событий, потому что они воевали не за деньги, и для нас, подростков это было очень важно, ведь в массе своей мы были патриотами и гордились своей страной и её достижениями!

Мы много читали, было принято быть «начитанным», интересовались наукой, международными делами, увлекались фантастикой – Стругацкими, Ефремовым, Лемом. Быть невеждой было постыдно. При этом довольно большую часть свободного времени мы проводили на улице – играли в футбол, в лапту (ныне забытую), а когда стали постарше – в волейбол, гоняли на велосипедах. В старших классах с удовольствием бегали на танцы и обожали кружиться в вальсе. Неумение его танцевать считалось неприличным, хотя в ходу был и твист. Сейчас основное занятие в мальчишеском возрасте – интернет, который сутками заставляет смотреть на экран, диктует свою субкультуру, мировоззрение, вкусы, интересы и даже нарочито-безграмотную манеру писать и говорить. Не мне судить, хорошо это или плохо, но это грустно.

Что касается целеустремлённости, то она в разной мере была свойственна почти всем, но, как черта характера, стала проявляться где-то в восьмом классе. К этому времени оформились и устоялись интересы, а уверенность в завтрашнем дне позволяла планировать свою жизнь. Оставалось приложить старание и настойчивость, а вот эти качества были далеко не у всех…

— Могли бы назвать имена, повлиявших на вас людей? Кто вам помог стать собой? Без кого вы не видите себя тем, кем стали?

— Прежде всего – это, конечно, отец и мать.

В постижении фотографии кроме уже упомянутого И.А. Наровлянского нельзя не вспомнить В.Е. Гиппенретера, выдающегося мастера и легендарного спортсмена, который совершил ещё до войны спуск на лыжах с Ключевского вулкана на Камчатке. На его альбомах я учился искусству снимать пейзажи. Однажды мне удалось с ним встретиться, и эта встреча оставила глубочайшее впечатление.

Интерес к физике, как к науке по-настоящему проявился благодаря урокам учительницы Неманской СШ К.В. Братухиной.

В поэзии настоящим учителем и проводником в профессиональную литературу стал для меня ставропольский поэт и редактор «Ставропольской правды» В.В Кудинов, светлая ему память. Можно назвать и поэтов, с которыми я лично не встречался, но чьи произведения оказали влияние на моё творчество. Это – И. Л. Сельвинский и Р. И. Рождественский.

С благодарностью упомяну имена и ныне здравствующих научных руководителей. В астрономии им стал доктор физико-математических наук, ныне – академик РАН Ю.Ю. Балега. В филологии моей диссертацией руководила Л.А. Бекизова, доктор филологических наук, профессор, академик Адыгской АН.

— 12 июня 2015 года вам присвоено почётное звание «Народный поэт Карачаево-Черкесской республики». Что значит для вас такое признание? Это слава? Что она такое сама по себе, и что она значит для человека вообще, для вас лично?

— Я думаю, что главная его суть звания «Народный поэт Республики» состоит в том, что это – награда от народа, а значит обладающий ею поэт или писатель несёт перед народом существенно бóльшую ответственность, за то, что он создаёт в литературе, чем просто «вольный художник». В условиях региона Северного Кавказа и, разумеется, нашей Карачаево-Черкесской республики это особенно важно. Важно всячески поддерживать уважительные, добрые отношения людей всех проживающих здесь национальностей, всячески способствовать развитию их литератур. Важно не только отражать в своём творчестве пороки жизни, но создавать светлые образы современников, рассказывать об их подвигах и повседневных делах. В целом – я об этом говорил не раз: необходимо правильно оценивать – станет после выхода в свет нового произведения мир лучше и светлее, или получит очередную порцию мрачных тонов. Народный поэт должен понимать, что он – прежде всего проводник идей гуманизма, а не коммерческий деятель, для которого главное – размеры тиражей и гонораров любой ценой.

Что касается каких-либо дополнительных возможностей для обладателей почётных званий – особых прав на публикацию произведений или более высоких гонораров, то их просто не существует. Законодательно определённых регулярных материальных поощрений, стипендий и пр. народный поэт или народный писатель также не имеют. И слава для поэта сейчас – это категория из прошлого. Значительно большей известностью, увы, обладают участники различных скандальных ТВ-шоу.

— Сколько и каких книг вами издано давайте их перечислим?

— Привожу более или менее полный список своих публикаций (на бумаге). Возможно, что-то я упустил.

Художественная литература.

Книги.

1. Берег неба. Стихи. 1996,Нижний Архыз, ИЦ “Cygnus “.

2. Легенды старого Архыза, 1998, Нижний Архыз, ИЦ “Cygnus “.

3. Год белой кометы 1999, Нижний Архыз, ИЦ “Cygnus “.

4. Архыз, рубеж тысячелетий, 2000, Нижний Архыз, ИЦ “Cygnus “.

5. Будем знакомы Сборник , 1982 , Ставрополь, стр.82-86.

6.Твоя святыня. Сборник. 1990, Ставрополь стр. 144-149.

7. Страна южных гор. Москва, 2003 г.

8. День равноденствия. Стихи. Геленджик, «КАДО», 2004 г.

9. Архыз. Пейзажи, легенды, стихи., 2005 г. Издано в ЕС

10.Цветы Карачая. Изд.» Репро ЦЕНТР М» М.2005 г.

11.Очарование гор. Черкесск, 2007 г.

12. Легенды гор. Черкесск, 2007 г.

13. Тайна золотого Голлу. Роман. Ростов-на-Дону. 2010

14. Звёздный зонтик. Стихи. Армавир, 2010 г.

15.Архыз- Жемчужина России. Ставрополь, 2011 г.

16. Год белой кометы. Повести и рассказы. Черкесск, 2012 г.

17. У родного очага. Антология поэзии КЧР, стр. 213-225

18. Зелёный мир Кавказа. «Снег», Пятигорск, 2012 г.

19. Архыз. Альбом худ. Фотографий. «Снег», Пятигорск, 2012 г.

20. История Специальной астрофизической обсерватории РАН в фотографиях.. Н. Архыз, 2011.

21. Товарищ лейтенант. Роман. М. изд. «Прондо», 2013.

22. Профессор для Варвары. Повесть. М. изд. «Прондо», 2013.

23. За порогом века. Стихи. М. изд. «Прондо», 2014.

Публикации по исследованию литературы и фольклора Кавказа.

1. В.П.Романенко. Философское и нравственное значение природных феноменов в эпосе « Нарты». « Образование- наука-творчество»- журнал Адыгской международной академии наук, №2 (3), стр.122, 2004 г.

2. В.П.Романенко. Поэзия высоты- высота поэзии. « Образование- наука-творчество»- журнал Адыгской международной академии наук, №3, стр.84, 2005 г.

3. В.П.Романенко. Символика связи мира человека с миром природы в поэзии К.Кулиева. « Образовании е- наука-творчество»- журнал Адыгской международной академии наук, №2, стр.126, 2005 г.

4. В.П. Романенко. В поисках гармонии природы и личности. Воспитание нравственного отношения к природе на традициях романтизма в поэзии.

5. Человек и природа гор в литературе Северного Кавказа. Монография. Изд. «LAP Lambert, Саарбрюкен (Германия) 2011 г.

Научные статьи по вопросам техники астрономии

6. В.П.Романенко. Система управления 1-метрового телескопа. САО- результаты модернизации и опыт эксплуатации. САО РАН, Нижний Архыз, 1999.

7. Ю.Н.Гнедин, Т.М.Нацвлишвили, В.Д..Бычков, В.П.Романенко. Поляриметрические наблюдения кометы Хейла-Боппа. Письма в астрономический журнал, 1999, т.25,№3, с.233-240.

8. Yu.n.Gnedin, T.M. Natsvlishvily, V.D. Bychkov, V.P.Romanenko. Comet c/1995 01( Hale-Bopp). IAU Circular No. 6625.

9. В.Е.Панчук, В.Г.Клочкова, И.Д.Найденов, Э.А. Витриченко,Н.А.Викульев, В.П.Романенко. Спектральный комплекс фокуса Несмита 6-метрового телескопа БТА. IV. Светосильный спектрограф “Рысь”. Препринт САО РАН 139.

10. V.D.Bychkov,V.P.Romanenko, L.V. Byckova. Study of Instrumental Polarization at the Coude Focus of SAO 1-m Telescope. Bull. Of the Special Astrophisical Observatory. V.45,p.110.

11. В.П. Романенко. Управление астрономическими инструментами- эволюция технологий. Тезисы докладов и сообщений международной конференции "Новые технологии в управлении бизнесе и праве", г.Невинномысск, 2000г.

12. Отчет САО РАН за 1997 г. В.Д.Бычков, В.П.Романенко, Л.В.Бычкова,

Исследование инструментальной поляризации куде-эшеле спектрографа 1-метрового телескопа.

13. Панчук В.Е, Клочкова В.Г., Романенко В.П.. Звездные спектрополяриметры. Препринт САО РАН № 156,2001 г.

14. V.P.Romanenko, Naidenov I.D.Updating of two-channel polarimeter of the 1m telescope SAO RAS. Processing of international conference “Magnetic fields of chemically pecular and related stars”.

15. V.P.Romanenko, Bychkov V.D. Linear instrumental polarization at the coude- focus of 1 m telescope of SAO RAS.

16. V.P.Romanenko, Bychkov V.D. I nstrumental depolarization at the coude- focus of 1 m telescope of SAO RAS. Processing of international conference “Magnetic fields of chemically pecular and related stars”.

17. Панчук В.Е, Клочкова В.Г., Юшкин М.В.,Романенко В.П,Найденов И.Д, Ермаков С.В. Эшеле-спектрополяриметр первичного фокуса БТА. Препринт САО РАН № 159,2001 г.

18. Панчук В.Е, Клочкова В.Г., В.П,Найденов И.Д, .В.,Романенко ,Ермаков С.В. , Юшкин. Спектральный комплекс фокуса Нэсмита 6-м телескопа БТА. IX. Светосильный эшеле- спектрополяриметр. препринт № 160 , 2001 г.

19. Романенко В.П Панчук В.Е, Э.В.Емельянов, Клочкова В.Г., Аппаратура телескопов малых и умеренных размеров. Препринт САО РАН № 195, 2004 г.

20. В.П.Романенко. Астрономия и Интернет- новые возможности в исследованиях и образовании. Труды II международной конференции " Новые технологии в управлении. бизнесе и праве". г.Невинномысск, 2001 г.

21. В.П.Романенко, В.Г. Клочкова, В.Е.Панчук,И.Д.Найденов. Поляриметрия и спектрополяриметрия звезд.Приборы и методы.Бюллетень Спец.астрофиз.обсерв.,2005, 58, стр.132-144

Избранные статьи и публикации по теории и практике фотографии.

1. ” Фотография” Съемка в горах. 1993, № 7-8.

2. ” Фотомагазин”. С фотографией- в мир подземного карста. 1995/1996 г. №7-8

3. “Sky & Telescope”. June 1992, photo , p.630,632.

4. ” Фотография”. Зенит-АМ- предельные возможности.1994,№3,стр.40 .

5. ” Фотомагазин”. Цветной портрет кометы.1997, №1,стр.42.

6. Комета Хейла-Боппа. " Фотомагазин"1997,№3, стр.40

7. "Фотомагазин". №10, 2000 г. Край чарующей красоты. Очерк, фотографии.

8. "Фотомагазин". № 1-2, 2002 г. Зоркий –4. ностальгическая фотокамера.

9. "Фотомагазин" № 4, 2002 г. Olimpus-IS-300 на все случаи жизни.

10. "Фотомагазин" №5, 2002 г. Четкость, помноженная на контраст.

11. " Фотомагазин" № 2002, 1-2,2003 г. Живая вода.

12. "Фотомагазин" № 9,2003. Фотография " После снегопада", стр.69.

13. "Фотомагазин" № 10, 2003, "Осенние прогулки с "Мамией"

14. "Фотомагазин" № 1-2, 2004, «Цвет или свет ?», стр. 62

15. "Фотомагазин" № 9, 2005, «Старт»-преждевременный финиш», стр. 78.

16. «Фотомагазин" №10, 2005, «Нарцисс»- потомок "Старта", стр. 76.

Периодика.

1. “Молодой ленинец” Легенда из камня. 17.10.1986, стр.4.

2. “Ставрополье” Альманах. “ Астрофизик должен быть поэтом...”, стр.67.

3. «Земля и Вселенная», 1987 г, №3, стр99. Стихи.

4. «Ленинское знамя» . Дебют, стихи.14.02.1987,стр.4

5. «Ленинское знамя» .Баллада о самоходной гаубице. Стихи. 08. 03. 1987.

6. «Ленинское знамя». Мама уехала... Стихи 12.03.1987.

7. «Ленинское знамя». А кто виноват? Стихи. 01.04.1987.

8. «Ленинское знамя». О пользе спорта... Стихи. 12.11.1987.

9. «Ленинское знамя». Новые стихи. 01.01.1988.

10. «Ленинское знамя». Умная машина. Стихи. 16.01.1988.

11. «Ленинское знамя». Зимние сюрпризы балки подорванной. 06.02.1988.

12. «Ленинское знамя». Банный день для зеркала.16.07.1988

13. «Ленинское знамя». Первый снег. Стихи. 01.12.1989.

14. «Ленинское знамя». Телескоп от Цейсса. 20.01.1990

15. «Ленинское знамя». Волк-демократ. Басня. 06.02.1990.

16. «Ленинское знамя». По следу белого карлика. 06.03.1990.

17. «Ленинское знамя». С новой техникой к новым звездам. 17.03.1990.

18. «Ленинское знамя». Первоцвет. Стихи. 03.04.1990.

19. «Ленинское знамя». И все же, что это было? 13.04.1990.

20. «День республики». Патронов не жалеть? Грустные размышления на досуге о гуманистической роли российской интеллигенции. ( под псевдонимом В.Россов) 28.12. 1993.

21. «День республики». Букет кремовых роз. Рассказ. 18.12.1997.

22. «Вечерний Ставрополь» Явление Кометы. 20.03.1997.

23. «Ставропольская правда». Прощай, небесная странница! 03.06.1997.

24. «День республики». О любви и верности. Легенда. 24.03.1998.

25. «Ставропольская правда». Легенды старого Архыза. 01.04.1998.

26. «День республики». Легенда озера Суук-Джюрек. 04.07.1998.

27. «Ставропольская правда». Дождь в сиреневом саду. Рассказ. 26.08.98.

28. В.П.Романенко. Серебряный пояс Бога кузнецов. « Образование- наука-творчество»- журнал Адыгской международной академии наук, №1(2), стр.132, 2004 г.

29. В.П.Романенко. Серебряный пояс Бога кузнецов. « Образование- наука-творчество»- журнал Адыгской международной академии наук, №1(2), стр.132, 2004 г.

30. В.П.Романенко. Легенда о Скорбящем Лике. « Образование- наука-творчество»- журнал Адыгской международной академии наук, №4(5), стр. 156, 2004 г.

Буклеты, календари, фотографии в периодике.

1. Книга Памяти КЧР. Фотографии. Черкесск, 1995 .

2. Календарь- буклет ОАО “Невинномысский Азот”,2000

3. У истоков большого 3.Зеленчука. Буклет, фотографии. Ставрополь,1989г 22. 4. Календари САО РАН 1998,1999,2000 г.

5. Худ. календарь САО РАН 2002-2003 гг,

6. Худ. календарь " Арнест" 2003 г.

7. Худ. календарь КЧР 2002-2003 гг.

8. Православный худ. календарь 2003 г.

9. Худ. календарь САО РАН 2004-2005 г.

10. Буклет САО РАН 2006 г.

Телевизионные программы.

1. «Звезда на ладони» , Черкесская студия ТВ, 1998 г.

2.Интервью программе «100 лиц», Пятигорская студия ТВ , 2002 г.

3. «Вечный след», СГТРК, 2003 г.

4. «Под знаком конца». Телефильм СГТРК, 2003 г.

5. «Звезда родного очага». Телефильм Черкесской студии ТВ, 2005 г.

Пьесы.

1. Сначала были амазонки…, 1996 г

2. Лунные яблоки .1998 г.

3. Ошибка мастера Валериана. 2000 г. *

4. Бал для Амелии , 2001 г.

5. Сны зимней ночи, 2002 г.

6. След Архимеда ( Вечный след), 2003 г *

7. Сказания станицы Зеленчукской, 2004 г.
________

* Поставлено в Ставропольском молодёжном театре «Слово»

— Давайте поговорим немного о поэзии: что она такое? для чего существует? каким был бы мир, если бы не существовало поэзии?

— В неоконченной повести «Египетские ночи» А.С.Пушкин задаётся вопросом: «Почему мысль поэта выходит уже вооружённая четырьмя рифмами, размеренная стройными стопами?» В то же время история литературы утверждает, что «нет на свете народа, у которого не было бы стихотворной речи; на ранних стадиях культурного развития она была слита с напевом, потом стих отделился от породившей его песни…сохраняя ритмичность и выделенность звуков слова» 1. Действительно, стихотворная форма усиливает значение сказанного, делает речь более отточенной, ритм и мелодия стиха подчёркивают, как бы выделяют звучание слов. Изменяя метрику стихотворных строк, можно делать стихотворение более лиричным, напевным, или наоборот, придавать ему ударную силу, митинговый размах или маршевый темп. Нам очень повезло, потому что языка с такими возможностями для поэтического творчества, как русский, вероятно, не существует более нигде в мире. Ему свойственна мелодичность, чёткость и законченность рифм, обилие рифмующихся слов. Это невероятное богатство и заложило основы и традиции русской поэтики. Конечно, формы русского стиха довольно строги, а создание рифмованных стихов требует большого труда. Но именно такие стихи более всего находят отклик у читателя или слушателя. Последнее время появилось стремление использовать стихотворные формы несвойственные русскому стихосложению (особенно среди молодых и начинающих поэтов) – японские хайку, хоку, танку, европейские верлибры и пр. Следует однако помнить, что эти формы основаны на свойствах языка тех стран, где они возникли и связаны с их культурой. Например, для кротких слов и фраз японского языка несвойственны рифмы, верлибр (т.е. «свободный стих») получил развитие как одна из форм европейской культуры, имеющая давние исторические корни. Стоит ли нам заниматься подражательством и копированием чужих канонов исключительно ради ложной оригинальности? Весьма сомнительно…

Добавим к этому ещё и то, что русские стихи сами по себе удивительно музыкальны, они очень хорошо ложатся на музыку и становятся песнями. Поэзия необходима и потому, что без неё песенное искусство невозможно. А вот о песнях, написанных на стихи в форме «хоку» я что-то не слышал.

— Как вы расцениваете тот факт, что сегодня поэзия не нужна издателям и, как они говорят, читателям? Вы верите в это? Люди перестали понимать поэзию?

— У издателей, к сожалению, весьма узкий жизненный интерес и связан он исключительно с получением прибыли. Им на самом деле настоящая литература, как таковая, не нужна вообще – ни поэзия, ни проза, а нужны только жалкие поделки детективщиков, которые выходят из-под пера этих персон с пулемётной скоростью. Именно их усиленно рекламируют, именно на них можно заработать большие деньги, поэтому интереса к поэзии у этих дельцов, и правда, нет.

Но то, что поэзия неинтересна никому – это стопроцентное враньё тех же деятелей, что выпускают бульварные книжонки стотысячными тиражами. Я много раз выступал на вечерах поэзии и могу с уверенностью сказать, что поэзию любят и понимают, хотя её и стараются не пускать на телевидение, на радио и в СМИ. Говорят – неформат! Но стоит только посмотреть в глаза слушателей, становится понятно, поэтическое слово вовсе не утратило свою силу и притягательность.

— Бродский определял поэзию как «нашу видовую цель», что вы думаете об этом?

— Вообще-то Бродский – не мой поэт, да простят меня его поклонники. Мне кажется, что Бродский слишком выделяет свою деятельность поэта – у цивилизации слишком много не менее важных задач, которые нужно решать, чтобы человек сохранился как вид. Хотя конечно, потребность в поэзии, в высоких чувствах, в выражении души стала естественной потребностью человека как результат многовековой эволюции.

— Ваш совет подросткам, начинающим свой жизненный путь девушкам и юношам: как стать человеком? Как достичь успеха в этой непростой жизни? И что такое этот самый успех, в чем суть этого понятия?

— Никогда и ни при каких обстоятельствах не отказывайтесь от своей мечты, старайтесь достичь её всеми силами, используйте для этого все свои силы, старания и возможности и не теряйте золотого времени молодости. Наверстать упущенное очень тяжело. А чаще всего и невозможно.

— Расскажите немного о своей семье, жене, детях, внуках, чем они занимаются?

— С женой, Валентиной, мы познакомились в 1974 г. в г. Донецке. Вместе мы живём уже 43 года. У нас две дочери – Юлия и Полина. Старшая, Юлия окончила школу и университет в США, она замужем. Муж Михаил – врач, у неё двое детей – наших внуков – Александр и Лилия. Она работает вместе с ним в клинике спортивной медицины. Младшая, Полина, окончила Ставропольский госуниверситет, переводчик. Работает по специальности в Италии. Там у неё и семья – муж Марко и дети – Марк и София. Марк уже ходит в школу, а София – совсем малышка, всего три годика.

— Что такое счастье? Что делает счастливым лично вас?

— Могу высказать лишь своё суждение, с которым, возможно, кто-то и не согласится. По большому счёту счастье – это когда оказывается что твои юношеские мечты сбылись. В юности я хотел стать астрономом, поэтом и фотографом одновременно. И в конце концов это удалось. Я хотел, чтобы у меня была семья – любимая жена и хорошие дети. И всё это сбылось!

А в повседневной жизни важно, чтобы при любых обстоятельствах и испытаниях, душа возвращалась в состояние равновесия, и это пока тоже всегда удаётся. Поэтому я считаю себя счастливым человеком.


Беседовала Светлана Коппел-Ковтун

--------
1 Поэтическая антология «Мысль вооружённая рифмами». Ленинград, изд-во ЛГУ,1983 г., стр.5.

Апрель, 2017

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.