Человек, Телец, Лев, Орёл - символы Четвероевангелия

Все верующие люди  знают о четырёх символах Четвероевангелия — Человек, Телец, Лев и Орёл, соответствующие каноническим Евангелиям от Матфея, Марка, Луки и Иоанна, которые  со  II века но нашей  эры  неразрывно связаны с  христианством, но  мало  кто  из  верующих  знает о сакральном значении данных символов и о том, что они символизируют в духовном понимании.

Данные символы  в  научной  литературе  именуются  тетраморфом т.е. (четырёхвидным) и считаются важнейшими архетипами иудео-христианства.  Исследованию тетраморфа  посвящено множество трудов, они  изображены  на   полотнах  лучших византийских  мастеров  живописи  (Рафаэля),  им посвящены стихотворения, они воспеты лучшими исполнителями мира. 

По поводу значения и смысла этих символов по сей день ходит множество мифов  и легенд. В Каббале эти существа носят название «хайот а-кодеш», что  буквально  обозначает «святые животные».   Об  этих  символах говорится  и в  Ветхом и Новом  Заветах.  Большинство исследователей Библии  и богословов понимание сакрального  смысла этих животных связывают с  двумя цитатами из Священного Писания, принадлежащими пророку Иезекиилю и  Иоанну Богослову:

«И я видел, и вот, бурный ветер шел от севера, великое облако и клубящийся огонь, и сияние вокруг него, а из средины его как бы свет пламени из средины огня; и из средины его видно было подобие четырех животных, – и таков был вид их: облик их был, как у человека; и у каждого четыре лица, и у каждого из них четыре крыла; а ноги их – ноги прямые, и ступни ног их – как ступня ноги у тельца, и сверкали, как блестящая медь, (и крылья их легкие). И руки человеческие были под крыльями их, на четырех сторонах их; и лица у них и крылья у них – у всех четырех; крылья их соприкасались одно к другому; во время шествия своего они не оборачивались, а шли каждое по направлению лица своего. Подобие лиц их – лице человека и лице льва с правой стороны у всех их четырех; а с левой стороны лице тельца у всех четырех и лице орла у всех четырех. И лица их и крылья их сверху были разделены, но у каждого два крыла соприкасались одно к другому, а два покрывали тела их. И шли они, каждое в ту сторону, которая пред лицем его; куда дух хотел идти, туда и шли; во время шествия своего не оборачивались. И вид этих животных был как вид горящих углей, как вид лампад; огонь ходил между животными, и сияние от огня и молния исходила из огня. И животные быстро двигались туда и сюда, как сверкает молния». (Иезек. 1:5-14)

*  *  *

«…перед престолом море стеклянное, подобное кристаллу; и посреди престола и вокруг престола четыре животных, исполненных очей спереди и сзади. И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице, как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему. И каждое из четырех животных имело по шести крыл вокруг, а внутри они исполнены очей; и ни днем, ни ночью не имеют покоя, взывая: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, Который был, есть и грядет.»  (Откр. 4:6-8)

В основе понимания данного видения четырёх сакральных символов Четвероевангелия  в  большинстве  исследований  лежит толкование преп. Макария Египетского о том, что эти животные символизируют тайну души, имеющей (готовность) принять Святой  Дух (Господа):

«Пророк созерцал тайну души, имеющей принять Господа своего и сделаться престолом славы Его» (Добротолюбие, Т.1., Преп. Макарий Египетский, Наставления о христианской жизни)

«Четыре животные, носящие колесницу, представляли собою образ владычественных сил разумной души. Как орел царствует над птицами, лев — над дикими зверями, вол — над кроткими животными, а человек — над всеми тварями: так и в разумной душе есть более царственные силы, то есть, воля, совесть, ум и сила любви. Ими управляется душевная колесница, в них почивает Бог». (Добротолюбие, Т.1., Преп. Макарий Египетский, Наставления о христианской жизни)

В данном  откровении преп. Макарий  образ  владычественных  сил  души  (волю, чувство, ум  и любовь)  напрямую  связывает  с  символами  тетраморфа.  Т.е.  Вол (Евангелие  от Луки)  символизирует  вожделевательную силу души (волю),  Лев  (Евангелие от  Марка) является  символом  раздражительной   силы  души (чувства), Орёл (Евангелие  от Иоанна) символизирует познавательную силу  души  (ум), а   Человек (Евангелие  от Матфея) символизирует силу любви.

Есть и другие подходы к  толкованию данных  символов  и в  частности точка  зрения на  то, что четыре  священных животных раскрывают нам четыре  грани Личности Спасителя  и Его служения: Человек – это Сын Человеческий, Лев – это символ колена Иудина, Телец –  символ Жертвы Христовой, Орёл –  символ возвышенной Божественной премудрости.  Вместе   с  тем, и образ готовности души и образ владычественных сил  души и образ служения  Господня не  раскрывают глубинной сути и  сакральной взаимосвязи символов Четвероевангелия.

И только в  одном источнике  и цитате  основателя монашества Антония Великого можно найти наиболее полное и точное определение природы этих символов, которые  отражают  в   наиболее  абстрактном   смысле  главные  вехи  восхождения  души  к  престолу  Господа  или, говоря   языком христианской  психологии, символизируют процесс поэтапного совлечения «ветхого» человека для  формирования  и раскрытия   потенциала  «нового человека»  духовного:

 «Серафим, которого видел Пророк Иезекииль (Иезек. 1:4. 9), есть образ верных душ, кои подвизаются достигнуть совершенства. Имел он шесть крыльев, преисполненных очами; имел также четыре лица, смотрящих на четыре стороны: одно лицо подобно лицу человека, другое – лицу тельца, третье – лицу льва, четвертое – лицу орла. Первое лицо Серафимово, которое есть лицо человеческое, означает верных, кои живя в мiре, исполняют заповеди на них лежащие. Если кто из них выйдет в монашество, то он подобным становится лицу тельца, потому что несет тяжелые труды в исполнении монашеских правил и совершает подвиги более телесные. Кто, усовершившись в порядках общежития, исходит в уединение и вступает в борьбу с невидимыми демонами, тот уподобляется лицу льва, царя диких зверей. Когда же победит он невидимых врагов и возобладает над страстями и подчинит их себе, тогда будет восторгнут горе Духом Святым и увидит Божественные видения; тут уподобится лицу орла: ум его будет тогда видеть все, могущее случиться с ним с шести сторон*, уподобясь тем 6-ти крылам, полным очей. Так станет он вполне Серафимом духовным и наследует вечное блаженство.» (Добротолюбие, Т. 1, Наставления св. Антония Великого)

* – шесть сторон обозначают север, юг, восток, запад, верх и низ.

В этой цитате преподобного уже совершенно чётко определены 4 ступени восхождения  души  к  совершенству  духовному:

— 1-я ступень (Евангелие от Матфея – Человек) — символ  ступивших  на  путь веры  и  исполнения  заповедей. «Первое лицо Серафимово, которое есть лицо человеческое, означает верных, кои живя в мiре, исполняют заповеди на них лежащие.»
— 2-я ступень (Евангелие от Луки – Вол) — символ выходящих в монашество для обретения совершенной веры. «Если кто из них выйдет в монашество, то он подобным становится лицу тельца, потому что несет тяжелые труды в исполнении монашеских правил и совершает подвиги более телесные.»
— 3-я ступень — (Евангелие от Марка – Лев) — символ  выходящих  из киновии (общежития) в   анахоретство (уединение)  и вступающих в брань с духами злобы и тьмы мира сего. «Кто, усовершившись в порядках общежития, исходит в уединение и вступает в борьбу с невидимыми демонами, тот уподобляется лицу льва, царя диких зверей.»
— 4-я степень — (Евангелие от Иоанна – Орёл) — символ  победивших  природу   ветхого человека  и  выходящих на уровень святости, благодати и даров Святого Духа. «Когда же победит он невидимых врагов и возобладает над страстями и подчинит их себе, тогда будет восторгнут горе Духом Святым и увидит Божественные видения; тут уподобится лицу орла: ум его будет тогда видеть все, могущее случиться с ним с шести сторон, уподобясь тем 6-ти крылам, полным очей. Так станет он вполне Серафимом духовным и наследует вечное блаженство.» *
 *  Ступени 2  и 3 в  Четвероевангелие изложены не  в  той  последовательности, о которой  говорит преп. Антоний Великий.

Таким образом, сакральный  смысл символов  Четвероевангелия с  точки зрения христианской  психологии  отражает сущностную  последовательность главных ступеней  обожения или преображения души на  пути духовного спасения.  Это своего рода калька  или «матрица» основных вех жизни и возрастания  души от плоти к  духу, которые  можно определить, как  четыре  ступени освящения, соответствующие  четырём различным видам знания  и откровения:

1-я  ступень –  телесное  знание («ветхий человек»),

2-я ступень  – душевное знание (трудник),

3-я  ступень – душевно-духовное знание (анахорет),

4-я   ступень – духовное знание («новый человек»).

Евангелие от Матфея  есть символ  кодекса  человеческой  нравственности, придерживаясь которого, «ветхий»  человек  становится  человеком  нравственным  и, тем  самым,  встаёт на  путь духовно-нравственного развития и спасения.

Евангелие от Луки  есть  символ  трудничества  и  перехода  от веры   повседневной  к   вере   совершенной  через  становление  на  путь  монашества  и  киновии.

Евангелие  от Марка есть  символ  обретения  в  монашеском   подвиге  действенности  духа  с  выходом  в  анахоретство  и священнобезмолвие  для  брани с  духами  тьмы. 

Евангелие от Иоанна символизирует победу над  злыми  духами  с  обретением  даров  Святого Духа  и  раскрытием  потенциала (крыльев) духовных  возможностей «нового» человека.

Овладение  всеми 4-мя   уровнями  знания  и  совершенствования души  и составляет полное понимание Евангелия. Вот откуда происходит цитата Варсонофия Оптинского о том, что в Евангелии нет дна:

«Видели ли вы искусственные цветы прекрасной французской работы? Сделаны они так хорошо, что, пожалуй, не уступят по красоте живому растению. Но это — пока рассматриваем оба цветка невооруженным глазом. Возьмем увеличительное стекло и что же увидим? Вместо одного цветка — нагромождение ниток, грубых и некрасивых узлов; вместо другого — пречудное по красоте и изяществу создание. И чем мощнее увеличение, тем яснее проступает разница между прекрасным творением рук Божиих и жалким ему подражанием.
Чем больше вчитываемся мы в Евангелие, тем явственнее разница между ним и лучшими произведениями величайших человеческих умов.
Как бы ни было прекрасно и глубоко любое знаменитое сочинение — научное или художественное, но всякое из них можно понять до конца. Глубоко-то оно глубоко, но в нем есть дно. В Евангелии дна нет. Чем больше всматриваешься в него, тем шире раскрывается его смысл, неисчерпаемый ни для какого гениального ума». (Преп. Варсонофий Оптинский)

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.