Образ. Не как вещь  среди "внутренних" вещей, не как "плод воображения", но как Настоящее

 ВОТ  ВЕЧНЫЙ  ИСТОЧНИК ИСКУССТВА:  к человеку подступает  образ  и хочет через него воплотиться, сделаться произведением. Не порождение его души,  но видение, подступающее к ней и требующее от нее творческого воздействия.  Оно ждет от  человека сущностного акта:  совершит он его, скажет своим существом основное  слово  явившемуся  образу  -  и хлынет  творящая  сила, и  родится произведение.
Жертва  и   риск   заключены   в  этом   акте.  Жертва:   бесконечность возможностей,  приносимых на алтарь образа; все,  что в этот миг проносится, играя,  через  поле зрения,  нужно полностью  отбросить, ничто  из  этого не должно проникнуть  в произведение; так велика  исключительность предстающего передо мной. Риск:  основное  слово может быть сказано лишь всем  существом; кто отдает себя  этому, не  смеет  ничего утаить; творение не потерпит  (как дерево  или  человек), чтобы  я  ускользнул отдохнуть в мире  Оно;  творение властвует надо мной, и если я не служу ему как должно, оно разрушается - или разрушает меня.
Образ, который выступает  мне  навстречу,  я  не могу ни  познавать, ни описывать; только  воплотить могу я  его. И все же я  вижу его, сверкающий в лучах предстающего передо  мной, яснее всей ясности познанного мира.  Не как вещь  среди "внутренних" вещей, не как "плод воображения", но как Настоящее
Если проверить предметность образа, окажется,  что "здесь" его вовсе нет; но чье присутствие в настоящем может  быть подлиннее? И отношение, в  котором я нахожусь к нему, - истинное отношение: он действует на меня и я  действую на него.
Создавать - значит  черпать, изобретать  - значит обретать, выражать  - значит  обнаруживать. Воплощая, я  раскрываю. Я  перевожу  образ  в мир Оно.
Созданное произведение  есть вещь среди вещей,  которую  можно  познавать  и описывать как сумму свойств. Но время от времени оно может представать перед восприимчивым зрителем, являя ему всю полноту воплощенного в нем образа.

 * * *

ЧТО  НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ  ОТНОШЕНИЕ   включает  в   себя   воздействие  на противостоящее мне, в  одном  из  трех примеров,  очевидно:  сущностный  акт искусства  определяет  процесс, в  котором  образ становится  произведением.
Предстающее передо мной воплощается через встречу,  через нее  оно  входит в мир  вещей,  чтобы   стать  там  нескончаемо  действенным,   вновь  и  вновь становиться  Оно,  но вновь  и вновь опять становиться Ты, одаряя счастьем и вдохновением.    Оно    "воплощено";   его   плоть    выходит   из    потока непространственного  и  невременного   настоящего  на   берег   объективного существования.
Не  столь ясно,  в чем состоит воздействие  в отношении с Ты-человеком.
Сущностный   акт,   который  утверждает  здесь  непосредственность,   обычно рассматривают  как чувство и потому  неверно  понимают. Чувства сопровождают метафизический  и  метапсихический факт любви, но не  составляют  его; и эти сопровождающие  чувства  могут   быть   самыми  разными.  Чувство  Иисуса  к бесноватому отличается от его чувства к любимому ученику; но любовь - одна*.
Чувства "испытывают", любовь случается. Чувства обитают  в человеке, человек же  обитает в своей любви.  Это не метафора, а  действительность:  любовь не прилепляется  к  Я  так,  чтобы  Ты  было для  нее лишь "содержанием",  лишь объектом; она возникает  между Я и  Ты. Кто  не знает этого,  не знает самим существом своим, -  не знает  любви, хотя  он  и может принимать  за  нее те чувства,  которые он испытывает, которыми  наслаждается и  которые выражает.
Любовь охватывает своим воздействием весь мир. Кто пребывает в ней и смотрит сквозь нее, для  того  люди  освобождаются от  пут  своей  суеты;  хорошие и дурные,  мудрые   и  глупые,  прекрасные  и   безобразные,  один  за  другим приобретают они реальность и  становятся для него  Ты,  т. е. освобожденным, выделенным, единственным и  противостоящим; чудесным образом возникает время от времени  исключительность - и вот он может  действовать, может  помогать, исцелять, воспитывать, возвышать, спасать.  Любовь есть ответственность Я за Ты: здесь  есть  то, что  невозможно  ни в  каком  чувстве  - равенство всех любящих, от самого малого до величайшего, и от того хранимого благословением человека, чья жизнь замыкается  в жизни единственного любимого существа,  до того, кто всю  жизнь пригвожден к  кресту мира, у кого достало сил и  отваги для непомерного - любить всех людей.
   
Пусть  останется  в  тайне  смысл  воздействия  в  третьем  примере   - созерцаемой нами твари. Верь в простую магию жизни, в служение  во Вселенной -   и   тебе  откроется  смысл  этого  ожидания,  этого  выглядывания,  этой "вытянутости шеи" тварей. Всякое слово  искажает  - но  взгляни: вокруг тебя живут  существа,  и  к  какому  бы  из  них  ты  ни приблизился,  ты  всегда прикоснешься к сущности.


ОТНОШЕНИЕ  ЕСТЬ  ВЗАИМНОСТЬ.   Мое  Ты  воздействует  на  меня,  как  я воздействую на него. Наши ученики воспитывают нас, наши произведения создают нас.   "Дурной"  человек,   если   его  коснулось  святое   основное  слово, превращается  в   дарующего   откровение.  Как  воспитывают  нас  дети,  как воспитывают  животные!  Мы живем,  непостижимым образом  включенные в  поток вселенской взаимности.

Мартин Бубер. «Я и Ты»
 

 --

 *  Восторги   Бубера  находятся   в   вопиющем противоречии с  традиционным еврейским отношением к Ешу (Иисусу), которого и
сам Бубер считает лжемессией. - Прим. ред
.

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.