Люди и песни

Автор: Светлана Коппел-Ковтун
Люди и песни. Рис. Тамары Твердохлеб

На самой вершине высокой-превысокой горы, выше которой и в воображении нельзя ничего представить, цветет сад. От его благоухания закружилась бы голова у любого человека, он даже умер бы, если б только мог попасть в этот сад прежде времени. Постоянно живут в нём только райские птицы, которые хранят здесь свои райские песни. Потому что это — Сад Песен.

Если услышит человек в сердце своём чарующую песню из дивного сада, то уже не может жить по-прежнему. Наоборот, он забывает обо всём на свете ради нескольких строк, зацепившихся за край одежды его воспоминания, и потом пытается вспомнить всю песню во чтобы-то ни стало — так она прекрасна. Но вспомнить ее можно лишь побывав в Саду Песен. А чтобы в него попасть, надо очень сильно захотеть спеть свою песню — другого пути нет.

Сердца большинства людей не умеют петь, потому что не умеют они слушать песни дивного сада. Но если вдруг чьего-то уха коснется песенное благозвучие как благоухание тайны, он отправляется в странствие, следуя за своей песней. Он ищет её, шествуя низинами и болотами, невзирая на грязь или холод, болезни и голод. И, рано или поздно, такой человек оказывается у подножия высокой-превысокой горы. Если за время пути странник не утратил любовь к своей песне, к нему прилетает райская птичка, чтобы спеть его песню целиком, и потом вновь улетает. А странник, напевая, продолжает свой путь дальше — кто куда.

Некоторые люди предпочитают вернуться домой и потом, спустя время, вновь приходят к подножию горы, и вновь прилетает райская птичка, чтобы спеть всё ту же услаждающую сердце песню.

Но есть странники иного рода, они слышат множество песен и желают наслаждаться всеми ими непрестанно. Потому, подойдя к подножию горы, такие всегда норовят подняться выше. И некоторым это удается, если только хватает сил.

Но если вы думаете, что подняться по склонам той горы легко, то заблуждаетесь. Колючки и крапива, ядовитые змеи и шакалы — это не самые трудные испытания из ожидающих дерзкого странника. В какой-то момент все чудные запахи и звуки как бы исчезают, гора сада погружается в полный мрак, и леденящий холод поселяется в сердце вместо песни. Тоска и одиночество, мука нестерпимая — вот что чувствует жаждущий целого букета песен из дивного сада. Но если он сумеет сохранить жажду дивных песен, если желание попасть в Сад Песен будет для него дороже мягкого пледа и теплого слова, такой странник непременно доберется до самой вершины высокой-превысокой горы, и принесет с собой в мир букет прекрасных песен из дивного сада.

Правда, многие из них так и не будут услышаны другими. Но найдётся, непременно найдётся хотя бы один человек, который услышит хотя бы одну песню. А потом — еще один человек и еще одна песня… Песни умеют находить своих странников, каждому страннику — своя песня. И только некоторым — целые букеты.

17/01/2011

Слушать - читает автор

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Комментарии

Guest picture

Хочется ответить цитатой из прп. Симеона Нов. Богослова (гимн 22):
"...Он призвал меня, и я тотчас последовал зовущему Владыке. Итак, за бегущим и я бежал, за убегающим и я гнался, как за зайцем - собака. Когда же Спаситель далеко ушёл от меня и скрылся, я не предался отчаянию и, как потерявший Его, не обратился вспять, но сидя на том месте, где я находился, плакал и рыдал, призывая скрывшегося от меня Владыку. Итак, когда я так бился и рыдал, Он, весьма приблизившись ко мне, стал для меня видим. Видя Его, я вскочил, стремясь ухватиться за Него. Но Он скоро убежал. Я побежал быстрее и потому успел неоднократно уловить край одежды Его. Он немного остановился, чему я чрезвычайно обрадовался. И снова Он улетел, и я снова погнался. Таким образом, хотя и ушёл приходивший и скрылся явившийся, но я отнюдь не обратился вспять, не обленился и не ослабил бега, никоим образом не считая Его за обманщика или искусителя моего, но всеми силами своими и способностями стал искать Того, Кого уже не видел, осматривая пути и ограды, не явится ли Он мне где-либо. Обливаясь слезами, я расспрашивал о Нём всех, некогда видевших Его..."
Если это верно в отношении главнейшего, то верно и в отношении части, потому что Песнь - наследие Жизни) Если мы живы, то поём) Даже если просто варим картошку)) А уж если ещё и словесную песнь поём - так уж вообще...) Ну, это известно)

Profile picture for user Светлана Коппел-Ковтун

Да, здорово у прп. Симеона. 

Если это верно в отношении главнейшего, то верно и в отношении части

А вот здесь я ... не уверена, мне кажется ЭТА песнь - не дробится, она - целое, т.е. не часть.

СпасиБо Вам!

Guest picture

Ну, хорошо, хорошо, скажу иначе: "...в отношении одной из граней этой всецелой Песни". Так подойдёт?))
Ведь не можем же мы сказать, спев свою песнь, что спели всё и выразили Всецелость? То есть да, конечно, можем)))) Но ведь вместе с тем и не можем - не всё же спели)) Есть и ещё в мире иное) И будет)

Profile picture for user Светлана Коппел-Ковтун

Голографический принцип: и грань содержит целое, и капля вмещает океан...

Иное - и не иное, а всё то же - в сердцевине одно.
Песен, конечно, много, но в сердцевине всегда нечто одно - единое на потребу.

А ещё цветаевское «всё нерассказанное - непрерывно», то есть, если смотреть на Песнь внешним оком - песен много, а если сердцевинно, изнутри - она одна. И здесь важен ракурс, важен контекст. 

И к одному и тому же можно ведь с разных сторон подойти.

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.