Монахиня Евфимия (Пащенко): Не стоит делать из фэнтези божество или пугало

Автор: Светлана Коппел-Ковтун
Монахиня Евфимия (Пащенко)

Ох уж это фэнтези, сколько копий из-за него сломано! Дочка увлеклась Толкиеном — родители хватаются за голову: опасно для души! Сын зачитывается Гарри Поттером — книги прочь из дома! Муж хочет посмотреть фильм «Аватар» — жена категорически против: это всё от лукавого! Муж запрещает читать детям сказки, ведь они тоже — фэнтези, а жена втихаря рассказывает отпрыскам сказки своего детства…

У священнослужителей тоже нет определённости в этом вопросе. Одни относятся к фэнтези как к обычной сказке или притче, считая её не вредной, а, наоборот, полезной — ведь и Христос учил народ притчами. Другие называют фэнтезийные произведения бесовскими бреднями и не рекомендуют читать их ни детям, ни взрослым.

Итак, фэнтези: читать или не читать, смотреть или не смотреть, вредно или полезно?

Попробуем разобраться вместе с омилийским апологетом фэнтези монахиней Евфимией (Пащенко), православной писательницей из Архангельска, автором множества книг, критиком, краеведом, которая иногда пишет в этом непростом жанре.

— Матушка, прежде всего, конечно, хочется спросить о том, что такое сказка в принципе и чем, на ваш взгляд, фэнтези отличается от обычной сказки? В чем вообще особенность этого литературного жанра?

— На этот вопрос я вам не отвечу по простой причине: я не писатель, не литературовед, а врач. Разве что поговорку припомню: «Сказка — ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок». Разумная, кстати, поговорка: «ложь» забудется, «намёк» — останется с нами навсегда. А что до сказок, помнится Ф. М. Достоевский в «Дневнике писателя» называл «сказкой» роман А. Дюма «Три мушкетёра». С другой стороны, современная писательница Юлия Набокова, пишущая в жанре фэнтези, называет оный «сказками для взрослых». Приходилось встречать ещё такое определение: фэнтези — это «вся ненаучная фантастика» или «современная сказка, которая усложнилась вместе с человеком и обществом, но не изменила своей сущности». Все та же, кстати, — «ложь, да в ней намёк»… Так что не обессудьте, если ниже буду называть фэнтези — сказками. Потому что я не совсем поклонница и не совсем апологет этого жанра. Скорее, православная монахиня, читающая фэнтези. Опять же — не всегда и не всякую.

— Почему вы сами пишете в этом жанре? Как состыковывается ваша вера с фэнтези? Не было ли у вас каких страхов или внутренних конфликтов? Как вы решили вопрос для себя?

— Я не пишу в жанре фэнтези, скорее, экспериментирую с ним. То немногое, что я написала в этом жанре, имеет свои «двойники» на «реале». Достаточно сравнить размещённые в «Омилии» «Дневник неизвестного» и »Легенду о погашенном пламени». В одном случае — полубезумный, сломленный священник и чекист, пытающийся склонить его к отступничеству. В другом — в сущности, те же герои, только фэнтезийные: Моргот и Феанор. А суть — одна. И, по правде говоря, я начала читать фэнтези довольно поздно, будучи лет за сорок. Нет, конечно, до этого, в юности читала три первые романа о Геде («Волшебник Земноморья») Урсулы Ле Гуин, «Льва, колдунью и платяной шкаф» К. Льюиса, первое «детлитовское» издание, где Аслан ещё именуется Эсланом… Читала и первые четыре тома «Гарри Поттера» (моя рецензия на эти книги до сих пор висит в Сети). Отчасти с годами я изменила своё отношение к этой книге. Но, к чему лукавить, — взрослые дяди и тёти в своё время «делали себе имя» на обсуждении этих книг: кто-то статьи писал, а кто — и целые книги (как персонаж одного стихотворения Маршака прослыл умным потому, что всегда твердил «не так»).
Надо сказать, что я прошла через неприятие этого жанра (ну, «не бредни бесовские», а, скажем так: зачем оно нужно, если есть святые отцы?) до любви к некоторым произведениям тех, кто писал и пишет фэнтези. Возможно, мне было дано узнать и полюбить эти книги тогда, когда я уже научилась видеть не столько сказочные реалии, сколько скрытый за ними смысл произведения. Иначе говоря — главное в них.

— Чего боятся те, кто считает фэнтези — вредной литературой?

— Возможно, они боятся, прежде всего, собственного страха. Потому что просто не читали хорошего «фэнтези». Или судят о ней с чужих слов. Вспоминается выступление на XV Рождественских Чтениях известного православного писателя, уверявшего, будто сказка «Властелин колец» — это еще хуже, чем «Гарри Поттер». При всем уважении к писателю и единоверцу, скажу: он вряд ли читал эти книги. Иначе бы заметил: в них существует четкое разграничение добра и зла. Перефразируя слова короля Арагорна из «Властелина колец» — добро и зло в них местами не меняются. И положительные герои противостоят злу. Об этом, кстати, писал и о. Андрей Кураев: враг, с которым борются персонажи вышеупомянутой сказки — отнюдь не сказочное существо. Нам он тоже знаком… Причем победить его можно лишь всем вместе, позабыв о взаимных распрях. А самым «героическим» оказывается самый смиренный из героев. Вернее даже не сам он, а его верный друг и слуга… Разве это плохо? Опять-таки, есть примеры, когда произведения, написанные в жанре «фэнтэзи», приводили их читателей к Богу. Ниже пойдет речь об одном таком примере.

Что до запретов… На тех же 15-х Рождественских Чтениях в конце первого дня заседаний на концерт пришли дети. Вполне православные детишки, соответственно одетые. Передо мной на галерке сидела девочка и с увлечением читала какую-то книжку… Как вы думаете, какую? Подскажу: на обложке ее был изображен мальчик в очках верхом на метле… Видимо, у этой девочки были разумные родители. Они не стали запрещать ей читать «Гарри Поттера». Ведь девочка вырастет — и покинет сказочный мир. Полеты на метлах и «зельеварение» забудутся. Запомнится самое главное и лучшее, о чем говорится в сказках: «Хоть зло на проделки хитро, но все ж побеждает добро». А запреты, как правило, приводят к совершенно противоположному результату: «Запретный плод всегда сладок»…

— За что любят фэнтези поклонники?

— Не знаю. Это уж лучше спросить у поклонников оной. Возможно, ее любят за то самое, за что мы любим сказки. А сказка — она и скрашивает реальную жизнь вокруг нас, и вселяет веру в победу добра над злом (в жизни чаще случается иначе). Ведь, по словам Л. Филатова:

«Чем всегда притягивают сказки,
Что в сказках не бывает серой краски…»

И в них:

«…хоть вопрос и ставится ребром,
Но все всегда кончается добром»!

А разве это не замечательно? В реальном мире чаще «плохо верится в силу добра…» И если кому-то помогают выжить именно сказки — что ж в том плохого?

— Какие опасности стоят перед автором, пишущим на фэнтезийную тематику?

— Наверное, это вообще опасности, стоящие перед любым автором (писателем, художником). Написать ложь или «товар на потребу». Подменить добро — злом. Вот сейчас говорю об этом, и вспоминается история художника Чарткова из первой части повести Н. Гоголя «Портрет»… Весьма актуальная история…

— Возможно ли православное фэнтези? Каковы его особенности?

— Думаю, что возможно, хотя и крайне сложно. Мне известно несколько примеров неудачных попыток написать «православное фэнтези». Называть не буду. Зачем обижать людей, наверняка искренне хотевших написать хорошие книги? Ведь это очень трудно. И есть много «подводных камней», подстерегающих писателя на этом пути. Например, опасность скатиться в оккультизм. Или излишне увлечься пресловутой «борьбой с силами тьмы», забыв при этом о «Света Подателе» — Господе, и в итоге изобразив зло — всесильным. Опять же вопрос: как совместить сказочных существ, населяющих мир фэнтези, и православные реалии? Представьте себе книгу, в которой православные эльфы перед битвой с нечестивыми гоблинами служат молебен Господу Сил… Благочестиво? Или смешно? Упаси нас Господь от таких книг…

Но есть другой путь, проторённый людьми, являющимися основоположниками жанра фэнтези. Не знаю, есть ли термин «католическое фэнтези», но есть английский писатель Джон Толкиен, чьи книги читают люди без различия национальностей и вер. Для меня было открытием прочитать в недавно вышедшей книге С. Колдекота «Тайное пламя. Духовные взгляды Толкиена», что этот писатель был глубоко верующим человеком (католиком), ходившим к каждой Литургии и едва не ежедневно причащавшимся Святых Таин. Пусть читатель этих строк спросит себя — живёт ли он такой же евхаристической жизнью? Да, в сказках Толкиена эльфы, гномы, хоббиты и даже люди не ходят к обедне. Но насмерть противостоят злу, не смиряясь с ним. Причем не только с оружием в руках. Они ведут с ним и духовную брань, хотя она показана не столь явно, как битвы и поединки. Мало того — в сказках Толкиена достаточно убедительно показано: чтобы победить зло, его надо прежде всего преодолеть в собственной душе. И о гордыне, как об основной причине падения и гибели человека (впрочем, эта духовная болезнь одинаково губительна для любого существа его сказочного мира — от могущественного духа до хоббита), этот писатель сказал весьма ярко и убедительно. У него есть целая «галерея» персонажей, погибших из-за собственной гордыни. Ярчайший пример: Саруман во «Властелине колец», который постепенно превращается из могучего доброго волшебника в атамана бандитской шайки по кличке Аспид. Можно оправдываться, ссылаясь на злой рок, «несчастливое» имя, и прочее. Но справедливы слова, которые говорит одному из героев Толкиена его друг-эльф: «Проклятие заключено не в твоем имени, а в тебе самом»… Не случайно лучшие герои сказок Толкиена — смиренны. Как Бильбо в «Хоббите», как Сэм во «Властелине колец»… Им вполне достаточно роли «мелкой сошки в этом мире». Как видим, духовные взгляды автора нашли отражение в его книгах. Хотя он был достаточно мудр, чтобы не декларировать их. Точно так же делал это и живший в ХIХ в. предшественник Толкиена шотландский пастор Джордж Макдональд. Он просто написал «волшебную повесть для мужчин и женщин» под названием «Фантастес». Как-то раз ее купил и прочёл один человек… Потом, вспоминая об этом, он признавался: «в ту ночь христианским стало моё воображение; на мою душу, разумеется, ушло гораздо больше времени». Этого человека звали Клайв Льюис… Да-да, автор «Хроник Нарнии», известный христианский писатель-апологет… Сказка привела к вере будущего христианского сказочника.

Что до православной фэнтези, то известнейший пример писателя, успешно пишущего в этом жанре — Юлия Вознесенская. Лучше ее это пока не сделал никто. Точнее сказать, я не знаю православного фэнтезиста, сделавшего это лучше её. Но думаю, со временем (хотя и нескоро) они появятся. Именно со временем, когда мы переболеем «детской болезнью неофитства в Православии». Перифразируя слова Н. Лескова, не только крестимся во Христа, но и облечёмся в Него. А пока не будем ни испуганно шарахаться от фэнтези, как от бредней бесовских», ни, так сказать, «крестить эльфов». Не будем мешать сказке нести людям добро.

— Несколько слов о хороших, подходящих для людей православного мировоззрения, авторах и произведениях этого жанра.

— Могу высказать лишь своё личное мнение, назвав трёх авторов: Макдональд, Толкиен и Клайв Льюис. Это — признанная классика, написанная верующими (хотя и не православными) людьми. Добавлю сюда Юлию Вознесенскую. А из «старых» авторов — английскую сказочницу Эдит Несбит. Хотя ее книги — чтение для детей. Из современных — Стивен Лохед (трилогия «Пендрагон»), выпущенная издательством «Триада».

Но оговорюсь сразу — я не сторонник «советов и запретов». Человек — существо со свободной волей. Мало того — думающее, способное самостоятельно различить, где правда, где — ложь. И в жизни, и в книгах.

— Почему лично вы читаете фэнтези? Что вам даёт такая литература? Несколько слов о пользе фэнтези тем, кто пока не открыл для себя этот литературный феномен.

— Я её читаю именно «лично». Получилось так, что в один тяжёлый период своей жизни, в 2005 г., я посмотрела фильм «Властелин колец». Фильм отличается от книги, по которой он поставлен. Он более жесток. Вернее, там (как мне кажется), больше, чем в книге, сделан акцент на теме НЕРАВНОГО противоборства человека с силами тьмы. Если угодно, пресловутой «немощи человеческой». Пожалуй, эта тема немощи (скорее даже, обречённости) человека без помощи Свыше (или отказавшегося от неё) ярче показана в «Сильмариллионе». После этого фильма я и стала читать Толкиена. Потом прочла ещё одну книгу, современную. Сказку о человеке, который попадал в разные, весьма болезненные, передряги, но сумел остаться собой. И спустя два года впервые вышла в Интернет, чтобы отрецензировать ее. Потому что она, как говорится, «задела за живое». К несчастью (или к счастью) я тогда не разглядела в ней главного. Что в сущности эта книга — о покаянии и надежде. Лишь познакомившись с автором, я поняла, почему меня так «задела» эта книга. Автор оказался моим единоверцем… Мы подружились. Дружба эта длится уже три года (дай Бог, чтобы и дольше!). Говоря словами Честертона — «нам есть о чем потолковать, но спорить — нет нужды».

Потом я читала книги Э. Дансени, Крэга Гарднера, А. Белянина, О. Громыко, Е. Хаецкой, Стивена Лохеда, «Дозоры» Лукьяненко, часть романов из цикла «Отблески Этерны» В. Камши (весьма масштабное и интересное произведение об истинных и ложных ценностях), ряд повестей нашего северного фантаста Н. Тутова, и не только их… Немного — скажет истинный любитель фэнтези. Впрочем, для православной монахини — список немалый.

На книги Макдональда я вышла «случайно» (хотя, как известно, случайностей не бывает), купив в очередной приезд в Москву в «Православном слове» «Лилит», «Фантастес» и «Сэра Гибби», изданные в Нижнем Новгороде (изд-во «Агапе»). Пожалуй, это мой самый любимый писатель из тех, кто творил в жанре фэнтези. Хотя он писал и стихи, и сказки, и реалистические произведения, где в открытую говорил о встрече с Богом, и о жизни во Христе. Например, роман «Сэр Гибби». У Макдональда мне нравится и тема «параллельных миров» — рядом с нашим миром существует мир сказки (Зазеркалье, волшебная страна фей), через который Господь в своё время проводит человека, чтобы научить смирению и любви. Удивительным образом это перекликается к книгой современной американской писательницей Кэтрин Паттерсон «Мост в Терабитию», где двое школьников придумывают себе сказочную страну. «Терабития — как замок, в котором посвящают в рыцари. Там надо побыть и стать сильнее, чтобы двигаться дальше». Наверное, это отчасти ответ на один из предыдущих вопросов — ради чего люди любят фэнтези. И ради чего ее кому-то стоит почитать.

А для тех, кто не знаком с произведениями этого жанра, процитирую слова одного современно писателя-фэнтезиста: «Не стоит делать из фэнтези божество или пугало».

В этом жанре, как и в других, есть книги хорошие, а есть — плохие. И дай Бог, чтобы в нужное время нам попали в руки именно хорошие книги.

Беседовала Светлана Коппел-Ковтун

12/08/2011

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.