Может ли море состоять сплошь из «Девятых валов»?

Автор: Светлана Коппел-Ковтун

Беседа о женском идеале в русской литературе с прозаиком, членом Союза писателей и Союза журналистов России, членом секции писателей «ПРОФИ» — профессионалы против профанации, настоятелем Богоявленского храма села Орлово Воронежской области протоиереем Алексием Лисняком.

Вы росли в литературной среде, потому наверное можете окинуть взглядом русскую литературу и ответить на вопрос: каков идеал русской женщины?

На этот вопрос невозможно ответить однозначно. Литература вопреки расхожему мнению, не является буквальным отражением действительности. Хотя именно по литературе можно судить об определённых исторических этапах мирового бытия. Такой вот парадокс. Думаю, что личность автора, его художественное видение предмета, играет здесь ключевую роль. Пример? Извольте: Москва на рубеже XIX-XX веков, какая она? Гиляровский описывает Москву совсем неприглядной, полной невежества, населённой пройдохами с Хитрова рынка и т. д. Причём его повествование весьма правдиво. И то же самое Московское время описывает Шмелёв. Но совершенно с другого патриархально-духовного ракурса! И тоже делает это правдиво, хотя в Шмелёвской столице России живут совершенно иные, противоположные москвичам Гиляровского люди. Так какими же на самом деле были в те годы Москва и москвичи? Самый очевидный ответ: разнообразными. Полагаю, что именно так и нужно рассуждать, когда мы пытаемся сформировать идеальный образ чего бы то ни было, опираясь на литературные источники. Именно по этой упомянутой причине невозможно вытянуть с литературных страниц некий собирательный портрет и уж тем более идеал русской женщины. Достаточно вспомнить одного только Н. С. Лескова, у которого героини столь разнообразны, что формата интервью не хватит на описание характера каждой. Там и суровые волевые помещицы, и легкомысленные барышни, и властолюбивые барыни, и чуть ли не святые крестьянки. А его Катя «Леди Макбет» чего стоит! А чего стоит (яко бы) подслушанная автором в гостинице «Ажидация» беседа двух паломниц, каждая из которых, для плоско мыслящего читателя, могла бы стать «портретом эпохи»… Или, к примеру, Гончаровский «Обрыв», где автор живописует двух родных сестёр с полярно разнящимися взглядами и характерами. Вот, и каков идеал русской женщины? Не могу я на этот вопрос однозначно ответить. Литературные героини, как и наши современницы, ну просто никак не могут быть подстрижены под одну гребёнку. Всяких хватает. И в этом разнообразии такое явление, как «Русская женщина» никак не поддаётся протокольному описанию.

Насколько сегодня актуально, на ваш взгляд, «останавливание коней на скаку» и «вхождение в горящую избу»? Почему?

Я не знаю по какой причине каждому поколению насельников планеты Земля кажется, что именно его эпоха уникальна. Ну да, в век Некрасова в глаза бросались такие вот «женщины в русских селеньях». Были ли такие женщины типичным явлением? Скорее всего нет. Именно поэтому их образ и казался поэту Некрасову ярким. Для наглядности обратимся к хрестоматийному полотну Айвазовского. Может ли море состоять сплошь из «Девятых валов»? Нет. На один великий девятый вал приходится как минимум восемь маленьких и незаметных, такова действительность. Но художника они не интересуют, не вдохновляют! Его интересует великое! И именно это великое отражается в искусстве и остаётся там навсегда. Понятно ведь о чём речь? Что же до конкретных «коней с избами», то место подвигу, место чему-то великому всегда есть в нашей жизни. Может быть в наш век «кони» несколько видоизменились, но люди-то остались прежними, со всеми своими недостатками и достоинствами. Поэтому и неординарным женщинам всегда есть чем заняться. Космодемьянская, Ковалевская, Савицкая, Терешкова… Понятно ведь, что женские подвиги всегда актуальны. И одновременно – уникальны. И потому заметны, как девятый вал на фоне восьми «обычных» будничных валов.

Может ли выжить «тургеневская барышня» в обществе слабых, лишённых рыцарских признаков мужчин?

Хм… Мне кажется, что «тургеневская барышня» создана Иваном Сергеевичем специально для Тургеневских произведений. Вне Тургеневского произведения она по определению не жилица, уже не «тургеневская барышня». Ведь согласитесь, что и Карлсон, слети он со страниц Линдгрен, оказался бы не приспособлен к окружающему миру. Смог бы он выжить? Большой вопрос. Всё это, конечно, шутки, но разумное зёрнышко здесь есть.

Однажды мне удался литературный герой – Коля из деревни Зуево. Если Вы читали этот рассказ, то помните Колин образ: сильный, спокойный, верующий, надёжный мужик-богатырь, за которым любая женщина жила бы, как за каменной стеной. Мечта! …Я не редко получаю читательские письма, и вот, после очередной публикации этого рассказа в одном столичном журнале, мне пришло женское письмо с просьбой дать Колин адрес. Это для меня стало неприятным сюрпризом. Да, как книжный герой Коля великолепен. Но жизнь не книга! Ну, во-первых: это выдуманный мною – автором – персонаж. Во-вторых: женщина дорогая, взгляни на него внимательнее!!! Моему Коле тридцать, он живёт в глухой деревне с родителями, он нанимается пастухом! Он на лошади ездит, а на дворе 21 век! Согласна ты принять его сторону настолько, чтоб с ним связаться? В действительности такие сильные красавцы-Коли конечно же существуют, но их реальные образы настолько неприглядны, что ты подобных Коль не замечаешь, но ищешь отдохновения от их общества в произведениях искусства, населённых существами, недостатки которых незаметны, а достоинства подретушированы до идеальности. Конечно, ведь книжные герои не требуют ужина, не источают колхозного запаха.

С героями и героинями Тургенева и любого другого яркого автора, полагаю, дела обстоят точно так же. Совершенно демагогический вопрос мы сейчас обсуждаем. А смог бы выжить современный гражданин в обществе героинь Купринской прозы? Нет, не «Олеси», а, скажем «Поединка»? Или «Ямы»? Талантливые писатели, создавая свои шедевры, всегда подспудно добавляют в них элементы утопичности. Чего-то такого – плохого или хорошего – что недостижимо в реальности. И никуда от этого не деться. На то автор и художник.

В социальных сетях довольно часто юноши банально треплются о своих барышнях, выставляя тех в самом дурном свете. Из межполовых отношений уходит что-то главное, ощущение прикосновения к тайне бытийной полноты, ощущение чуда единения двоих людей в нечто единое («да буду два одна плоть»). Можно ли этому противостоять?

Противостоять пошлости и грязи всегда можно и нужно. Конкретного рецепта действий у меня, разумеется, нет. Но я уверен, что совесть каждого человека, не согласного с «духом времени», может ему вполне подсказать, что и как нужно делать. Для священника это проповедь. Для писателя это художественное слово. Для чиновника от литературы это дальновидность в пропагандировании произведений позитивных, глубоких, духовных, а не тех, с которых можно быстро собрать дивиденды. Для пассажира маршрутки это право гражданина одёрнуть матерящегося соседа и т. д. Именно с таких повседневных мелочей и начинается высокодуховный бытийный порядок. Неужели я сейчас говорю что-то новое?

Рассказываю случай из жизни. Один православный журналист пишет в своей статье о своём друге, который бросил первую жену, с которой был неуспешен, а вот со второй — успешен, руководит фирмой. Мол, во всех неудачах этого друга виновата плохая первая жена. При этом без тени смущения сообщает, что фирму этому самому успешному другу подарила вторая жена (а не он ей!). Лично для меня — это дважды не по-мужски, а то и трижды. По большому счёту, этот «успешный мужчина» чувствует себя мужчиной, находясь в сугубо бабском положении и даже не понимает этого. Он не чувствует ни грамма ответственности за то, что не сумел создать нормальную семью, не сумел осчастливить свою несчастную (и по его вине!) жену. Он даже поровну не делит вину за неудачу — это же низость! Или я неправа?

Вот мы с Вами плавно «заземлились» и перешли с литературы на конкретные личности. Да, я с Вами согласен. Конечно же, как и Вы я ценю в мужчинах мужественность, а в женщинах женственность. Я знаю множество нормальных женщин тоскующих «по сильному плечу» и якобы не имеющих возможности на него опереться. Так же знаю мужчин, которые никак не могут встретить одну единственную, ту самую, для которой бы хотелось «выстроить замок и победить дракона». Но сейчас мне вспомнился один показательный случай, который демонстрирует изнанку этой обозначенной Вами проблемы. Некая прихожанка точно так же сетовала на то, что не может найти себе настоящего сильного во всех отношениях спутника. Она долго вымаливала себе такого, чтоб «мог кулаком шарахнуть по столу и всех вокруг построить». Наконец ей именно такого Бог послал. Богатого, сильного духом и «мышцею». Он добился всего сам, построил свою маленькую торгово-производственную империю, где безраздельно правил. Вот она, кажется, мечта! Сбылась! Но счастья у этой прихожанки не случилось. А знаете почему? Потому, что ей казалось, что в этом царстве не хватает императрицы, этакой «владычицы морской». А ему не хватало всего-навсего банальной хранительницы очага. Да, её спутник мог «стукнуть кулаком», когда что-то поворачивалось не по-его. На этом самодержавии его мир и крепился. И вот, когда она сама «повернулась не по-его», кулаком он шарахнул по ней, точнее по её самолюбию. На этом идиллия и закончилась. Оказалось, что быть в империи хозяйкой у неё не получилось от того, что она попыталась увидеть себя там хозяином…

Можно бесконечно упрекать противоположный себе пол во множестве недостатков. Но и здесь, как в большинстве трудных случаев, проблема кроется в нас самих. В нашем личном эгоизме и в неумении занять своё уникальное созданное для нас Богом место. Мужчине быть защитой, опорой и добытчиком. Женщине – матерью, хозяйкой и домохранительницей… Разве это проблема полов? Это проблема совести и духа. Оскудели совесть и дух – явилась вот эта проблема. Гордыня зашкалила, обоим полам в равной степени перехотелось нести свой уникальный крест. Только и всего.

Почему сегодня так много инфантильных мужчин?

— Не хочется повторять банальные всем известные слова про проблемы духовного воспитания, про проблемы безотцовщины, про пропаганду из телевизора и тому подобное. Причины известны. Сейчас даже срочники в армии находятся под защитой матерей и бабушек. Ещё двадцать лет назад призывник считался воином-защитником, а сейчас и в армии «воина» защищает материнский комитет. А ведь решение этой задачи – на поверхности. Помните советский мультик «Про Сидорова Вову»? Как там всё просто решилось? «Неразрешимая» беда Вовиного инфантилизма росла и росла, пока… «Посторонних убрать! И точка». Как-то так.

Мне кажется, что женщина, как мать, более защищена биологически от инфантилизма. Сколько случаев, что отец бросает и жену, и детей на произвол судьбы — когда трудно, ищет более лёгкой доли. Женщины тоже бросают детей, но тогда это уже патология. Нормальная женщина в здравом уме такого не совершит — материнский инстинкт помешает. Может быть наши мужчины деградируют по социальным причинам, т. е. мир как-то не так устроен?

— То, что мы без конца пытаемся перестроить Богом созданный мир «не так», это очевидно. Что же до патологии, то патологией называется болезненное отклонение от нормального состояния. Разве нормально, когда мужчина бросает семью? Нет. Разве нормально, когда это делает женщина? Нет. Кто придумал для этой патологии градацию нормальности? В развале семьи всегда виноваты оба. И причины, кроме гордыни я не вижу.

А ещё, я не стал бы обобщать, говорить о деградации всех мужчин поголовно. Конечно, совсем незаметно, что кто-то в данный момент сутками напролёт сидит за штурвалом комбайна, кто-то как и прежде ведёт в тайге геологоразведку. Кто-то корректирует артиллерийский огонь под пулями боевиков, кто-то стоит у станка, кто-то ведёт многотонный железнодорожный состав… Это обычные мужики, повседневный подвиг которых совсем незаметен на фоне растиражированной физиономии какого-нибудь одного гомо-парикмахера или альфонса. А их мужицкие повседневные подвиги просто не состоялись бы, если б у героев не было крепкого тыла. Вот какие образы хочется писать и тиражировать для нормализации нашего общества. И вообще, для красоты, для эстетики. Обычные люди-герои есть, «Живёт такой парень», их много и именно они должны стать лицом нашего времени. И, как писатель, я вижу свою задачу в том числе и в этом.

Говорят, мужчину рожают на свет дважды: сначала мать, потом жена, т. е. женщина помогает явиться в мир полноценному мужчине, но ведь и он сам должен быть правильно мотивирован и желать этого возмужания и взросления. Но этого нет, по крайней мере — редко встречается. В такой атмосфере вырастают не мужи, а сопливые нытики.

— Я точно знаю, что нытики вырастают только в одном случае: когда мужчину воспитывает женщина. Это – патология, отклонение от нормы. И мы к этой патологии привыкли всем обществом. И патологией эту аномалию давно не считаем. Проглатываем горькие плоды и безмолвно сетуем. Хотя совсем недавно, в моём детстве, этот момент был ясен даже ребёнку. Помните выпуск «Ералаша», где высмеивалось такое вот женское воспитание будущего мужчины? Это его, сначала детское, потом подростковое, потом басовитое шофёрское «Ба-буш-каааа!..» Очень наглядно.

Может быть мы стали более пошлыми и менее поэтичными? Что с этим делать?

— Однозначно, мы стали менее поэтичными. Но вот, что с этим делать я не знаю. Пожнём плоды своей пошлости, подавимся и сами поймём, что пора меняться. А как иначе?

 

Беседовала Светлана Коппел-Ковтун

7 декабря 2016

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.