Мыслепилюли

Автор: Светлана Коппел-Ковтун

У философа Мамардашвили есть мысль, очень актуальная для наших дней и подходящая для данной темы: когда мы не мыслим точно, нами играет дьявол1. Нетрудно вообразить, как тешится нечисть сегодня, когда мышление просто на уровне здравого смысла стало большой редкостью. Люди увлечены идеями, не додуманными до конца, идеями принятыми без труда по их осмыслению — ложными зачастую идеями.

Мамардашвили увещевает: «В структуре сознания и самих идей имеет место <...> многосоставность, или многоуровневость. И это-то ставит перед мыслителем во весь рост проблему ответственности. Точность мышления есть нравственная обязанность того, кто к этому мышлению приобщён»1.

Если бы грузинский Сократ дожил до наших дней, что бы он сказал, наблюдая разлагающее действие неточных мыслей и ложных идей, сознательно вброшенных в массы политтехнологами? Манипуляторы паразитируют как раз на многосоставности и многоуровневости сознания, когда осуществляется непрямое искажающее воздействие на предварительно упрощённые умы.

Мир отравлен «мыслепилюлями наоборот», т.е. — «мыслеядами». Это сложные, многоуровневые идеи, кажущиеся простыми, искажающие не только сознание людей, но и посягающие на главные, базовые принципы существования. Противопоставить им можно только что-то равное по силе, но с противоположным знаком — созидающее, а не разрушающее. Корректное мышление, например.

Мыслепилюли — это точные тексты, содержащие в себе идеи, продуманные не на плоскости, а в объёме; это сборная идей, играющая в одной команде на разных направлениях. Их сила — в цельности совмещённой с многовекторностью и многоуровневостью. Разворачиваясь в сознании людей, такого рода текст животворит ум и сердце, прививая верные понятия о взаимоотношениях частей и целого, что является защитой от восприятия вредоносных лжеидей.

«Многие нравственные или политические явления, — говорил Мамардашвили, — суть явления языкового происхождения. Вспомним то нетерпение, которое в 20–30-е (ХХ века — авт.) заставляло без оглядки мчаться в будущее, притягательно маячившее на горизонте. Это нетерпение во многом подстегивалось как раз языком, в котором были наскоро „пройдены“ и „потреблены“ понятия, заимствованные извне, но толком не освоенные изнутри. Они не имели опоры во внутреннем развитии субъектов, ими оперирующих. Субъекты на самом-то деле пропустили какие-то моменты интеллектуального и духовного развития, а в языке оказались впереди всех… Этим-то языком мы „ускоряли“ и саму реальность. Именно с его помощью отдавали себе отчёт в происходящем, а происходило зачастую нечто совсем инородное этому языку. Так что сегодня мы должны осознать, как ни странно, языковую природу некоторых беспокоящих нас нравственных, социальных и даже экономических бед»1.

Субъекты должны проживать свои идеи, чтобы иметь право быть их носителями. Право не в юридическом, а в онтологическом смысле.

Потому весьма полезны хорошие сказки и притчи, которые доносят до сознания идеи в виде живых образов. Притчи, которыми Христос говорил с народом, — это посев идей, годных для усвоения даже детьми. По мере взросления ума образы всё больше раскрываются, одаривая новыми смыслами. Однако взрослая жизнь идей требует некоторой подготовки ума и сердца, которой мало кто из нас утруждается.

Не все могут быть философами, но человеками разумными призваны быть все. А у нас получается, говоря словами всё того же Мамардашвили, «шёл в комнату, попал в другую» — вечный наш маршрут. «Наша энергия часто тратится на фикции; мы раздираем себе души из-за привидений! Из-за того, чего нет»1.

Точно мыслить и говорить — это важно, особенно когда все понятия, наоборот, размыты, размазаны по плоскости. «Мыслепилюли» — это точные, многовекторные формулировки. Проглотив пилюлю нельзя не измениться. Другое дело, что от направления свободной воли зависит и трансформация человека.

Мыслепилюли — это больше, чем пища. Они — лекарство от мертвенности и мнимости, они содержат в себе путь мысли, противоположный тому, который развивается при болезни. Болезнь кривит, а лекарство выпрямляет, выравнивает. Мыслепилюли дарят идеи, которые могут провести над пропастью или стать нитью Ариадны при выходе из лабиринта квазиреальности.

Думающий читатель спросит: а где же их взять — эти самые мыслепилюли? Ответ прост: чтобы их найти, надо начать их искать, а чтобы начать искать, надо поставить под вопрос себя и своё существование. Надо озадачить себя вопросами: кто я? куда иду? откуда пришли ведущие меня идеи? почему именно они получили право первенствовать в моей жизни? и т. д. и т. п. И ответ не заставит себя долго ждать. Как говорит наш сегодняшний собеседник Мамардашвили, «всё, что происходит в мире, зависит от твоих личных усилий, — а значит, ты не можешь жить в мире, где неизвестными остаются источники, откуда к тебе „приходят“ события…»1.

____________

1. Интервью журналу «Театр», 1989 г.

Июль 2016

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.