Неспособность поставить себя под вопрос ведёт к расчеловечиванию

Автор: Светлана Коппел-Ковтун

Что более всего отличает культурного человека от некультурного? Способность поставить себя под вопрос, дар саморефлексии, умение отличать свою личность от своей роли, функции, маски. Этого дара нет у животных, но в отличие от человека животные лишены и дара выхода из своей животной природы, т.е. лиса не может перестать быть лисой, а человек может перестать быть человеком.

Неспособность поставить себя под вопрос ведёт человека к расчеловечиванию, потому что он утрачивает важнейший для наших дней1 навык - пребывать человеком, входить в человека в себе, наблюдать себя как человека. Быть функцией (набором функций) и быть человеком - не одно и то же, и надо уметь видеть эту разницу, чтобы обнаружить свой выход из человека, особенно в условиях внешнего давления - выдавливания человека из человека.

Когда человек убеждён в себе, в своей постоянной «праведности», он по умолчанию умаляет всё, что не похоже на его фантазируемую им «праведность»2 - т.е. нормальность, адекватность, реальность в его глазах. Такой человек выпадает из реальности и впадает в грёзы - говоря христианским языком, в «прелесть».

Расчеловечивание - это поначалу выпадение из бытия в функцию, из реальности в грёзу, а потом противостояние невыпавшим (иным в сравнении). Заканчивается это человеконенавистничеством и богоборчеством, противостоянием жизни как таковой и всему живому.

* * *

Добромыслие - это позитивная трактовка другого, которая «включена» по умолчанию. Вспомним хрестоматийный пример благочестивого игумена, который обходит кельи монахов и одинаково позитивно трактует и порядок в келье, и беспорядок. Кроме того, добромыслие понимает, что большинство людей хотят быть хорошими, только не могут это осуществить в себе на данный момент времени. Почему не могут - отдельная тема, но добромыслие знает, что если только появится такая возможность у другого, он непременно станет по-настоящему добрым, праведным. Все перекосы в людях - проблема пути, движения, растянутости их личности во времени и пространстве и травмированность обстоятельствами, событиями, ложью, другими людьми.

Сегодня же технологиями расчеловечивания большинство людей всё больше втягивается в зломыслие, когда «по умолчанию» включена, наоборот, дурная, недобрая трактовка другого. Стремление обвинить, приговорить, пришпилить ярлык и вознестись над ближним - удобный способ для всего злого в нас, чтобы назначить себя «важной обезьяной» во исполнение животного принципа доминирования.

* * *

Когда критичный взгляд на другого более критичен, чем критичный взгляд на себя, истину невозможно увидеть (её заслоняет самость) и правду сотворить невозможно.
Когда критичный взгляд есть только на другого, но не на себя, человек творит много зла, незаметно для себя.

* * *

Бессознательное зло3 в нас держится за неспособность поставить себя под вопрос, усомниться в правильности своих действий, своего выбора, своих мотиваций. Сказать о себе «я вполне хорош» мало кто рискнет, но мы думаем так о себе, не говоря этого ни себе, ни другим. Мы просто действуем, исходя из такого понимания себя.

В нас есть разрыв между тем, что я есть и тем, что я думаю о себе, потому объективировать себя - первая задача, осуществление которой как раз начинается с постановки себя под вопрос. Не фиктивной, напоказ, а реальной - действенной, по сути философской, касающейся мышления.

* * *

Сильная вера вне контакта с Богом легко превращает человека в фанатика, потому что тотальное присутствие в чём-угодно, кроме Бога - это разновидность самости, которая противостоит Богу и не даёт возможности вечности в нас развернуться. Отсюда простой вывод: искать надо Бога, а не сильную веру. Даже вера в Бога (в смысле - верования, идеология) может стать идолом, заслоняющим Бога Живого. «Вера без дел - мертва».
А дело христианина - действовать Христом и во Христе (не в самости!4) на благо ближнего.

* * *

Милосердие - его всем нам не хватает, но очень по-разному. Одному милосердия не хватает, чтобы не укусить другого, чтобы не унизить другого или не отнять у него что-то ценное. Другому милосердия не хватает, чтобы простить укусившего. А третий кается, что слишком мало любит кусающих, что не дотягивает до заповеданного Богом совершенства...

ВОПРОС-ОТВЕТ:

Вопрос: Какая философия и идеология? Люди - всего лишь разновидность приматов.

Мой ответ: Когда не стремятся выше - да, но человек становится человеком в стремлении за пределы примата в себе. В этом отличие. Более того, человека можно превратить в нечто более низкое, чем примат, перенаправив его вниз, а не вверх, так что любая обезьяна будет выше по уровню человечности, чем сам человек. Разница будет в том, что примат ограничен и вверх, и вниз, а человек - неограничен и может расти и падать бесконечно (вечно).

---

1 Из-за произвола расчеловечивающих технологий, построенных по духовному принципу - душевные люди не могут им противостоять (душевное по природе вещей подчиняется агрессивному духовному - чтобы сопротивляться ему, надо подняться в духовное);

2 Особо плохо с этим у православных, т.е. думать о себе как о праведном они не решаются, зато ощущать себя таковыми привыкли - нет навыка ставить себя под вопрос. Привычка ставить под вопрос других, а не себя сильно мешает православным быть действительно православными - не в своей голове, в а реальности, т.е. перед Богом;

3 Именно бессознательное зло - главное, т.к. сознательных негодяев очень мало. «Не ведают, что творят», - говорит Христос о бессознательных злодеях-распинателях;

4 Самосное «добро» всегда бьёт самостью. «Ничего не можете творить без Меня».

 

Дневники 24 октября 2017; 20-21, 23 сентября; 13, 14 октября 2020

1

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Комментарии

Profile picture for user Светлана Коппел-Ковтун

«...вагоны третьего класса набиты сотнями уволенных рабочих поляков, они возвращаются к себе в Польшу. Я продвигался узкими коридорами, которые образовали изгибы лежащих тел. Останавливался, смотрел на спящих. Стоя в вагонах без перегородок с запахом казарм или тюрем, я наблюдал в свете ночников, как сотрясает уснувших скорый поезд. Спящие видели скверные сны, возвращаясь в свою нищету. Большие бритые головы мотались на деревянных скамейках. Мужчины, женщины, дети постоянно ворочались, словно шумы и тряска, вторгаясь в их ненадежное забытье, чем-то им грозили. В милосердии крепкого сна им было отказано. Мне показалось, что им отказали и в праве быть людьми, отдав на волю экономических сквозняков, которые оторвали и унесли их от маленьких домиков с палисадниками на севере Франции, от горшков с геранями на подоконниках, — я заметил, что герани всегда цветут на окнах у шахтеров-поляков. Они собрали лишь кухонную утварь, одеяла и занавески, кое-как увязав их в узлы и мешки. Но всех, кого они гладили, любили, с чем сжились за четыре-пять лет во Франции, — кошек, собак, герани они с болью отсекли от себя, подхватив лишь узлы с кастрюлями.

Младенец сосал материнскую грудь, а мать до того устала, что, похоже, спала. Жизнь не иссякала и в нелепом хаосе их перемещения. Я посмотрел на отца. Голый череп каменной тяжести. Спит тревожно, ему неудобно, тело сковано грубой одеждой, которая топорщится горбами. Похоже, лежит груда глины. Бродяга из тех, что ночуют, прячась в рыночных прилавках. Я подумал:

«Я ведь не о нищете, не о грязи, не о некрасивости. Этот мужчина и эта женщина когда-то познакомились. Мужчина наверняка улыбнулся женщине. Он наверняка после работы принес ей цветы. Застенчивый, неуклюжий, он, возможно, боялся, что его отвергнут. А она, не сомневаясь в своей женской прелести, возможно, из присущего женщинам кокетства, мучила его. И у мужчины, который стал теперь инструментом, лопатой, кувалдой, от волнения сладко заходилось сердце. Как же он сделался грудой глины, вот загадка. Какие жернова перемололи его и изуродовали? Олень, газель, любое животное, состарившись, не теряют природной стати. Почему же так искажается добротное человеческое естество?»

Антуан де Сент-Экзюпери. Смысл жизни. Москва

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.