К чему приводит корпоративная этика в медицине

Автор: Светлана Коппел-Ковтун

Разницу между медициной и медицинским фашизмом невозможно определить в рамках чисто научного или медицинского дискурса, потому что она лежит в духовно-нравственном пространстве. Отсюда видно, что пропаганда, педалирующая тему научности и ненаучности при рассмотрении данного вопроса, намерено уводит внимание большинства в сторону. Странно, что в религиозных кругах не замечают своей логической ошибки, делая упор на научность (совершенно неоправданный и с точки зрения настоящей, зачеловечной, а не противчеловечной, науки, тем более -  с точки зрения нравственности).

В моей личной жизни есть пример, хорошо иллюстрирующий системное повреждение в медицине, благодаря которому любой медицинский беспредел стал возможным. Я не буду утомлять предысторией, расскажу лишь малый эпизод. После ЛОР-операции первый шов сняли мне слишком рано, на две недели было отложено снятие других швов. Но.... герметизация внутренних пространств была нарушена, у меня воспалилось всё лицо. Я снимала воспаление подручными средствами как умела, и, конечно же, сказала о проблеме хирургу. На что он отреагировал странным образом, сказал только: так быть не должно. И всё. Ну, я же не медик, может быть доктор имеет в виду, что всё это ерунда, пройдёт. Я обращалась к нему несколько раз за помощьо, а он даже смеялся - что за дура такая, что за бурная фантазия у неё в голове. Я сделала флюрографию и пошла к другому ЛОРу, пытаюсь рассказать что происходит - с флюрографией в руках. Снимок он посмотрел и сказал, что судя по снимку ничего такого быть не может. У меня больное воображение. Меня поразило абсолютное неуважение ко мне как человеку, презумпция виновности по умолчанию. И все мои свидетельства для них - чушь! Совершенно бесчеловечный подход, который меня приводил в замешательство - шокировал. Слишком неожиданно это при обращении за помощью. Потом я поняла, что сами слова «послеоперационная проблема» действовали как гипнотическое внушение, включался в докторском сознании протокол корпоративной этики, они больше были членами единой корпорации и моими врагами по умолчанию, а не моими помощниками, как мне казалось должно быть. Врачи не лечили, но «шили» мне приговоры, обвинения - им это было приятнее, судя по всему. Меня никто не выслушал и не осмотрел - так, мельком, по-быстрому. Богам некогда заниматься глупостями. А мои проблемы их вообще не волновали. Но помимо этого было что-то ещё, что я поняла со временем.

Я, разумеется, сделала МРТ, и не единожды. И МРТ, конечно, показала множественное воспаление в ряде внутренних структур тканей лица. Но сил на МРТ у меня хватило только после определенного курса самолечения. Я ведь гнила заживо, и это вообще-то не только больно, но и адски непросто пережить телесно. Организм нуждался в немедленной помощи докторов, надо было снять воспаление, которое сначала не хотели замечать, а потом, даже с МРТ, никто не хотел браться его лечить, говоря, мол,это всё чепуха, любой справится. Но этот «любой» не находился.

В итоге я провела 3 месяца на антибиотикотерапии, и только в конце этого курса, за день-два до его окончания, я сделала МРТ - единственный документ, показывающий, что я не выдумала проблему, а она реально существует, и это довольно большая проблема для человека, которому отказали в помощи.

Конечно, надо было что-то доказывать, принуждать. Но, во-первых, у меня не было сил воевать за себя (болеющий нуждается в помощи, а не в войне - тут покой дороже, экономнее), во-вторых, к таким бесчеловечным специалистам мне не хотелось приходить снова. Они ведь не просто ошибались, но хамили, морально прессовали ( газлайтинг). Желание оскорбить в них присутствовало, а желание вылечить, помочь справиться с бедой отсутствовало вообще. 

С антибиотиками мне помог разобраться непрофильный хирург - близкий друг моей знакомой. Его действия, замечу, носят внесистемный характер и даже подлежат осуждению с точки зрения системы. Но он помог мне остановить гниение! В отличие от нескольких высококлассных системных специалистов, которые бросили меня без стыда, ещё и обвинили во всех «грехах».

Кстати, на том флюрографическом снимке было видно начало проблемы - тот самый первый снятый рано шов, воспалённый (с него-то и началась проблема, захватившая потом многие пространства). Но его ЛОРы сочли проблемой в зубе, стоматолог, правда, сразу сказал, что это не зуб. Но это всё я понимаю, глядя в прошлое - задним числом, как говорится. Так называемые специалисты искали повреждений поверхностных, на слизистой, искали, как хорошо выразилась одна из моих знакомых, мою вину, которой не было. А свою видеть не хотели, зажмуривались и даже мыслью не шли в сторону помощи мне - и потому преступно ошибались.

Чтобы установить диагноз, чтобы понять, что происходит и почему, надо собрать совокупность фактов, проанализировать связи и сделать выводы. Но для этого надо собрать данные - осмотр, опрос, те или иные анализы, снимки и пр. А потом всё это осмыслить, свести воедино. Это энергозатратно, надо же думать. Проще взять какой-то один показатель и возвести его в абсолют, пришпилить к нему ярлык с тем или иным диагнозом - и всё. Картинка в своей голове не нуждается в фактах - достаточно выбрать один из стереотипных ярлычков, и даже не сильно важно насколько он совпадает с реальной симптоматикой. Главное для врача - верить в себя, пациент тут только помеха.

Думаю, если бы врачи просто выслушали меня как страдающего человека и подключили к моей ситуации свои знания, они бы без труда предотвратили ту большую беду, которая произошла по их халатности, прежде всего, ибо её можно было предотвратить своевременными мерами. Но для этого надо было видеть перед собой человека, а не кусок тупого мяса. Человек обладает самосознанием и является наблюдателем изнутри всех процессов в нём. Внешние наблюдения  (которых, напомню, не было - меня как человека словно не существовало) и выводы надо согласовывать  с внутренними свидетельствами больного. Почему же к нему относятся как к неодушевлённому предмету, причём заведомо преступному и виновному перед системой по определению.

Презумпция виновности больного - вот с чем я столкнулась ещё до всяких нынешних эпидемий (это всё происходило около 3 лет назад - чуть больше). И ещё я столкнулась с сокрытием информации о своём состоянии здоровья. Эта информация превратилась во что-то вроде врачебной тайны - от меня же. Это необходимое условие корпоративной этики - на случай суда, т.к. только из уст инкорпорированного специалиста я могу узнать информацию, которой потом, при желании, могу воспользоваться в суде.  Мало ли чего...

* * *

А теперь вывод. Описанное выше — это состояние прелести. Полный отрыв от реальности! Они картинке в своей голове верят, а реальность не рассматривают вообще. Не исследуют, считая это бессмысленным. Обожествление картинки в своей голове - но туда можно вложить что угодно, особенно современными тех.методами.

Мудрено ли, что таким же алгоритмом нам внедрена пандемия, которой нет? Но она активно создаётся принимаемыми ложными мерами! Так можно внушить любого масштаба галлюцинацию, вытесняющую реальность.

И новый мир готовят именно так: создают реальность через ИИ — она считается абсолютно истинной (базы данных точнее реальности!). Реальность как таковая им вообще не нужна, сами по себе реальные люди — это чушь для них. Как чушью были мои проблемы.

Но! Технические данные тоже надо уметь собрать и прочесть как надо — правильно, со всеми нюансами подхода. А они этого уже не умеют. Это называется — расчеловечивание. Специалист, в котором нет человека — не может быть специалистом.

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Оставить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.