«Песня есть существование»

«Песня есть существование (присутствие)», - находим в сонетах Рильке.

=

Результатом двух русских путешествий стал сборник «Часослов», написанный в форме дневника православного монаха. Три книги «Часослова» вышли под одной обложкой в 1905 году. В «Часослове» причудливо переплелись впечатления от путешествий по России, следы увлечения немецкой мистикой и, отчасти, романтические интонации. Впервые в России Рильке побывал в 1899 году. "Впервые в жизни мной овладело невыразимое чувство, похожее на "чувство родины", – признавался он позже. И уже в следующем году повторил путешествие. Он встречался с Толстым в Ясной поляне, с Чеховым, Репиным, Леонидом Пастернаком. Свое путешествие по Волге Рильке описывал так: «У меня такое ощущение, как будто я увидел работу Творца». "Чем я обязан России? Она сделала из меня того, кем я стал; из нее я внутренне вышел, все мои глубинные истоки - там!"

=

Одним из поэтических концептов, формирующих художественный (поэтический) мир цикла «Часослов», является концепт «Lied» («Песня»). Цикл «Часослов» по форме представляет собой цикл молитв лирического героя, обращённых к Богу. Значительное место в цикле занимают обращения, которые отличаются от общепринятых обращений к богу в молитве. Именно они главным образом репрезентируют концепт «Бог» в лирике Рильке. Одним из обращений к богу в цикле является обращение du Lied (ты, песня), лирический герой называет бога das Lied der Jahre (песня лет). Подобное обращение к Богу свидетельствует о значимости данного концепта для поэтического мира цикла. Эта точка зрения подтверждается тем, что лирический герой говорит о себе bin ich … ein großer Gesang (я…великая песня).

*

Почему лирический герой называет бога песней? Одним из объяснений может служить тот момент, что для лирического героя Богом является произведение искусства, творчество. Однако это открывает возможность буквального прочтения и понимания данного концепта. Вспомним, что у Рильке всё не так просто. Одним из концептов «Часослова» нами был выделен концепт «Закон тяготения» («Das Gesetz der Schwere»), тот закон, согласно которому существует все сущее в этом мире. Бог для лирического героя является основой всего сущего, он дает жизнь всему живому и сам является этой жизнью. Ключами к прочтению этого смысла концепта являются Семы «гармония», «упорядоченность» и «красота» в лексическом значении слова. Поэтому песня – это не просто произведение, состоящее из звуков, а скорее особый модус бытия, гармония, в которой находятся все элементы бытия. Исходя из этого, становится понятным, почему лирический герой называет Бога Lied. Бог «поётся», творится, всем живым, живётся, животными, деревьями, цветами, вещами. Каждая вещь в этом мире «поёт», «звучит» в соответствии с ним. Всё в мире несет на себе отзвук Бога, созвучно Ему и поет Его. Более того, Бог является упорядочивающим элементом бытия, и отсюда возникает его сравнение с рифмой (Reim), которая служит организации стихотворения: Ich war Gesang, und Gott, der Reim, rauscht noch in meinem Ohr.

*

В другом стихотворении лирический герой говорит, что человек отвлекаясь от суеты и мира, включается в общий хор бытия: Gelöste aus dem Alltag, eingeschaltet/ in große Orgeln und in Chorgesang . В случае если человек нарушает законы бытия, он не может включиться в этот общий хор. Его жизнь не является настоящей жизнью, она остается непрожитой, как мелодия несыгранной: wie eine ungespielte Melodie.

*

В обыденном понимании песня – это звучащее произведение. И выше описанный анализ позволяет думать, что именно об этом и идёт речь. Однако при подробном рассмотрении дистрибуции лексической единицы Lied в других контекстах открывается несколько иное её прочтение. Исследуемая лексема употребляется в одном контексте вместе с лексемой schweigen (молчать). Отсюда получается, что речь идет не о производстве звуков в созвучии с природой и не о музыкальном произведении (искусства). Речь идёт о духовном состоянии, настрое на жизнь, природу, состояние спокойствия и исключенности из «экзистенциального шума». Бог – это du Lied, das wir mit jedem Schweigen sangen. Бог - песня, поющаяся молчанием и в молчании. Ich habe Hymnen, die ich schweige. Под молчанием понимается углубленность в глубины своей души, в свой внутренний мир, предельная сконцентрированность на духовной жизни.

*

О паломниках, идущих к Богу, лирический герой говорит, что они schwer von ihrem Schweigen. Атрибут schwerотсылает нас к концепту «Закон тяготения», «тяжелый» может интерпретироваться как стремящийся к своему онтологическому центру во взаимосвязанной структуре бытия, в «Часослове» таким центром является Бог. Более того, песня как молчание является характеристикой не только человека, но и ангелов (Engel) и скрипок (Geigen) (хотя скрипки по определению должны производить звуки).

*

Молчание становится другой стороной песни. Бог оказывается der Verschwiegene (молчаливым).

«Часослов» заканчивается гимном святому Франциску Ассизскому, «проповедовавшего опрощение и единение с природой». В стихотворении описывается жизнь Франциска, неразрывно связанная с пением:

Und wenn er sang, so kehrte selbst das Gestern

und das Vergessene zurück und kam.

Его пение представляет собой возвращение к забытым истокам das Gestern und das Vergessene, к забытому богу. Это сближает его с русскими кобзарями. В первой части «Часослова» «Книге о монашеской жизни» лирический герой упоминает старика-певца («Eine Stunde vom Rande des Tages» и «Und dennoch mir geschieht». Русские певцы-кобзари в своих песнях передавали новым поколениям забытые мелодии, именно через них Россия соприкасается со своим прошлым.

Для слепого старца, весь мир был внутри, в его душе für ihn ist alles innen, Himmel; Heide und Haus, он передавал его в своих песнях своим слушателям. Однако в настоящее время его песни утеряны Lieder sind ihm verloren, потому что, когда произведения устного творчества стали записываться, когда люди отдалились от своих истоков, «русский Гомер» умер.

*

Подведём итог. Смысл концепта «Lied» («Песня») рассеивается в следующих направлениях:

1) Бог – песня;

2) Песня – основной принцип жизни;

3) Молчание «песни»;

4) Певцы прошлого.

Песня для лирического героя «Часослова» – это неотъемлемый элемент бытия, категория, отличающаяся от обыденного понимания этого явления. Песня представляет собой не музыкальное произведение, а духовное состояние гармонии и равновесия, как мира, так и человека, его созвучие с жизнью. Все живое в этом мире своей «поёт» песню жизни. Песня тесно связано с молчанием, которое символизирует самоуглубление, устремленность в свой внутренний мир, сконцентрированность на истинной жизни, а не на «экзистенциальном шуме». Сконцентрированность на внутреннем мире и проживание своей истинной жизни были характерны для прошлого, когда жизнь людей была больше связана с природой, когда жизнь людей была устремлена к прославлению истинной жизни и гармонии с природой. Во всех вещах этого мира они находили бога. Гимны Франциска Ассизского, песни русских кобзарей прославляли саму жизнь, природу, и обеспечивали связь между поколениями.

 

Концепт "Lied" ("Песня") в "Часослове" Р.М. Рильке.
Воробей Инна Александровна,кандидат филологических наук, доцент,
кафедра немецкого языка, БУ ВО ХМАО - Югры "Сургутский государственный университет"

 

 

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.