Встреча с другим конституирует и конфигурирует меня

Встреча с другим конституирует и конфигурирует меня, создаёт конфинурацию моей внутренней реальности.

С Хоружий
Курс лекций по философии Хайдеггера. Деонтологизация как событие

Почему боги (это не сущностное, а энергийное)? - потому что энергий много. Боги - когда Бытие (Телос) выступает как Другой, и от него исходят конфигурирующие меня энергии.

Другой выступает действующим, а не просто другим. В дискурсе Хайдеггера это и есть боги.

Онтологический Другой при событии деонтологизации исчезает, появляется онтический (сущностный) Другой - Другой, соответствующий другой  онтологический формации (после качественного перехода, скачка), не имеющий бытийной предпосылки (с просветом он не связан).   Как и сам человек в этой другой формации, так и вот этот Другой, он принадлежит к тому же самому бытийному способу, в котором развёртывается эмпирическое существование человека. То есть, онтический Другой - в области сущего, как и сам онтический человек.

Энтелехия не тождественная энергии, энергии бывают и другие.  Энтелехия - упокоенность в телосе, а у Хайдеггера, наоборот, преобладает динамика. Он её называл energeia ateles.  Корень здесь телеологический. В отличие от энтелехии и энергии энтелехийной, представляющей собой упокоенность в Телосе, есть другая - ателес, которая соответствует чему-то динамичному, динамичной реальности. По Хайдеггеру бывает энергия энтелехийная, а бывает ateles (она связана с движением, с динамикой). У Бибихина места для этой другой энергии не оставляется.

Энтелехийная связана с энергией покоя и перводвигателем Аристотеля.

Онтический человек, как и онтологический, формируется в предельном опыте. Он не положен опыту человек - не дан ни чувственному восприятию, ни интеллекту, познанию, сознанию (раз это после события деонтологизации), а в то же время он принадлежит области наличного бытия, он - в сущем (слепое пятно, т.е. локус онтического Другого - где в сущем локализован онтический Другой).
На место формулы онтический Другой можно поставить бессознательное, но это будет одна конретная репрезентация онтического Другого, а есть другие.

Онтический человек конституируется во встрече с онтическим Другим. А онтический Другой, его инстанция, располагается в той же самой области сущего, что и сам онтический человек. Есть некоторый локус онтического Другого в бытии сущего. И вот этот локус не входит по определению в поле опыта в поле восприятия онтического человека. То есть, есть пределах бытия сущего некоторое слепое пятно, изъятое из сознания и восприятия онтического человека. Это то место, точка, локус, где раполагается конституирующая меня инстанция. Я знаю, что из неё что-то исходит, но видеть, локализовать в своём опыте эту область я принципиально не могу. Иначе опыт общения с ней не был бы моим предельным опытом.

Онтический Другой - никак не субъект, а онтическое слепое пятно - онтический зазор - никак не место в некотором физическом пространстве или пространстве-времени. Наше описание антропологических формаций строим на языке антропологических проявлений, в энергийном дискурсе, и вот оба эти понятия: и онтического Другого и онтического зазора,  в энергийном дискурсе и надо понимать. На этом языке они представляют собой не две какие-то опытные инстанции или две реалии, а одна и та же, которую мы рассматриваем в двух разных аспектах. Онтический зазор выражает качество фундаментальной нехватки, неполноты, ущербности, которая неотъемлемо присуща устройству онтического человека. Вот мы уничтожили своё отношение к бытию, и мы приобрели в качестве неотвратимого последствия эту неполноту. Мы себя ограничили сущим, как таковым, а затем должны констатировать: ограничивая себя сущим, мы в этом сущем приобретаем недоступную для нас область. Мы не можем приобрести всё сущее как таковое, находящееся, в отличие от ситуации онтологического человека, за пределами нашего опыта, мы не можем охватить весь этот горизонт. Онтический Другой выражает, что вот эта нехватка конституирует меня, определяет мою внутреннюю реальность.  Я не могу увидеть в том способе бытия, в котором я размещаюсь, для меня существует какая-то недоступная область. Это слепое пятно, изъятое из моего опыта, для меня конститутивно, оно и есть то, что меня определяет, что меня формирует. В понятии онтического человека этот аспект подчёркнут.

Онтический зазор - ничто иное как нехватка или слепое пятно в опыте онтического деонтологизированного человека, а онтический Другой - это та же самая нехватка, действующая как конституирующий принцип. Если угодно, и как агент, но не субъектный агент и не субстанциональный агент. То есть, это действительно одна и та же реальность, но один термин передает одну часть её функций, её смысла, а другой - другую. 

Предикат нехватки, несовершенства - характерен для современного деонтологизированного человека. Нехватка возникает при событии деонтологизации, но сама по себе нехватка это куда более широкий концепт. Она в каких-то других формах существует  и у онтологического человека.

Дистанцированность от совершенства это конечно нехватка, но другая (она и в религиозных концепциях приписывается человеку). Нехватка - это широчайший антропологический концепт, и довольно часто возникали концепции, которые ставят его во главу угла, но они не были перспективными, потому что в них сливались разные антропологические, философские ситуации.

Важно, что нехватка онтологического человека не является формирующим принципом его конституции. Потому нельзя сливать онтологическую нехватку, которая не конститутивна для человека и онтическую, которая конститутивна. Отличие этих двух нехваток коренное и самое существенное. В событии деонтологизации происходит качественный скачек и фазовый переход с нехваткой тоже. Для онтологического человека нехватка была преодолеваемым началом. После деонтологизации нехватка становится довлеющим началом, а не преодолеваемым. Она сановница - дикует чему во мне быть, а чему не быть. Нехватка осуществляется в моих отношениях с онтическим Другим, а оно меня конституирует. По отношению к этой нехватке я уже не поставлю задачу её преодоления, потому что она то, что меня конституирует.

Всё это важно для человека, который рождается в событии деонтологизации.

Нехватка - причина деонтологизации.

У Хайдеггера есть «присутствие в падении».

* * *

Подобный приоритет имеет место и у Хайдеггера (ср. хотя бы: «Греки понимали подвижность из покоя» и мн. др.), но там он не проводится столь тотально-категорично – напротив, проделывается и внимательный разбор энергии, связанной с движением, «второй энергии», по Бибихину. О ней говорится, в частности: «Подвижность движения есть energeia ateles, в-творении-стояние, которое еще не пришло в свой конец… Эта energeia есть некое «в пути»». Бибихин же, рассматривая проблематику энергии в современном мире и трактовку энергии в паламитском богословии, оценивает отвечающие им подходы к энергии по одному главному критерию: отводят ли они должное место энергии покоя. Как мы выше сказали, оба подхода получают у него негативную оценку, и ее причина одна и та же: философ находит в них одну и ту же коренную ущербность – утрату, игнорирование энергии покоя. В паламизме, в паламитском догмате о сущности и энергии «было забыто, что такое энергия покоя» (137), в современности же «энергию покоя мы совсем не понимаем… это не наше, не для нас, чужое» (37, 53).

С Хоружий
«БИБИХИН, ХАЙДЕГГЕР, ПАЛАМА В ПРОБЛЕМЕ ЭНЕРГИИ»

----

Телос  (греч. — завершение, цель), термин др.-греч. философии, предназначение отд. вещей, человека или мира в целом. Представление о Т. формировалось в качестве антитезы учениям натурфилософов 6—5 вв. до н. э., считавших достаточными причинио-следств. объяснения устройства мира. Уже Платон в «Федоне» (97Ь—99с), не употребляя слова Т., критикует Анаксагора за то, что тот не объясняет смысла и назначения устройства Вселенной, ограничиваясь механич. объяснениями. Одно из осн. положений философии Аристотеля — «природа ничего не делает напрасно» («О душе» 432 b 22 идр.). При этом Аристотель рассматривал Т., т. е. цель существования вещей и Вселенной в целом, не как нечто заданное извне, а как имманентное свойство их природы. В стоицизме внутренне присущий миру Т. управляет космосом и является руководящим принципом поведения мудреца.
        HolwerdaD., , «Mnemosyne», 1963, ?. 16, .№ 4> ?, 337—63;
        см. также ст. Телеология илит. к ней.
Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. 1983.

Энтеле́хия (греч. ἐντελέχια «осуществленность», от ἐντελής, «законченный» и ἔχω, «имею») — в философии Аристотеля — внутренняя сила, потенциально заключающая в себе цель и окончательный результат; например, сила, благодаря которой из грецкого ореха вырастает дерево.
По Аристотелю, душа есть первая энтелехия организма, в силу которой тело, располагающее лишь «способностью» жить, действительно живёт, пока оно соединено с душою. Движение Аристотель называет реализацией или энтелехией возможности, так как в движении осуществляется то, что в предмете было лишь как возможность. Точно так же и душу Аристотель называет «первой энтелехией организма, имеющего способность к жизни». И здесь душа является актуальным началом, осуществляющим то, что потенциально заложено в жизни. Термин Аристотеля встречается еще в средние века у Гермолая Барбара, который передает его латинским словом «perfectihabia», Лейбниц называет монады энтелехиями. И в философии конца XIX — начала XX века, поскольку она определяется Аристотелевским влиянием, мы встречаемся с термином энтелехия или с равнозначным ему (например у Эйкена)[1].
В традициях Аристотеля рассматривали душу как энтелехию, например, Гёте, Вильгельм Вундт, Ханс Дриш.

 Онтический (сущностный) - бытийный, относящийся скорее к бытийности (ta onta), чем к бытию, и этим отличается от онтологического (относящегося к бытию бытующего, а не к самому бытующему). Из чего ясно, что термин принадлежит философскому словарю Хайдеггера 
– в философии М.Хайдеггера относящийся к порядку сущего в отличие от «онтологического» как относящегося к порядку бытия. Если сущее (Seiendes) – это предметно-чувственный мир, то бытие (Sein) – это условие возможности сущего, предельная смысловая возможность всякого вопрошания. Особое место в ряду сущего занимает Dasein. Последнее есть такое сущее, в котором «дело идет о самом бытии», оно есть место, в котором может быть поставлен вопрос о смысле бытия. Поэтому Dasein характеризуется в «Бытии и времени» как «онтически самое близкое», но «онтологически самое далекое».  В.С.Малахов 

Локус (лат. locus — место) в генетике означает местоположение определённого гена на генетической или цитологической карте хромосомы. Вариант последовательности ДНК в данном локусе называется аллелью. Упорядоченный перечень локусов для какого-либо генома называется генетической картой. "...Локус - местоположение определенного гена (его аллелей) на хромосоме..."
Локус контроля — понятие в психологии, характеризующее свойство личности приписывать свои успехи или неудачи только внутренним, либо только внешним факторам. Введено социальным психологом Джулианом Роттером в 1954 году.

-----

 «Телеологическое» (от греч. «телос» — исполнение, результат) доказательство бытия Бога в общем виде известно со времен античности, когда Аристотель впервые заметил наличие в организме некоторых животных и в природе явно выраженных целесообразностей. Однако только современные открытия в биологии бесспорно доказали системный характер этих телеологических механизмов и их необходимость для существования и выживания практически всех видов живых существ.

Разновидностью деятельности этих механизмов является, например, «предустановленная гармония» развития различных живых организмов, которым еще в эмбриональном состоянии как бы заранее известно, с чем им придется столкнуться после рождения.

И, — чего уже совершенно не в состоянии объяснить дарвиновская эволюционная теория, — исследования ископаемых организмов показали, что многие из них обладают органами, на тысячелетия предвосхищающими внешние условия среды, органами, которые в актуальных условиях существования этих животных абсолютно бесполезны, но действительно понадобятся данному виду через сотни поколений, когда условия существования радикально переменятся!

Возникает правомерный вопрос, на который у современной эволюционной теории нет ответа: откуда у лишенного разума тела может быть такое удивительное предзнание грядущих перемен и как оно может само вызывать в себе требуемые благоприятные мутации?!

Этот поразительный факт однозначно указывает на наличие в мире определенной и разумной программы развития, то есть Провидения, которое и называется Промыслом Божьим. (Г. Хлебников)

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Комментарии

Profile picture for user Светлана Коппел-Ковтун

У нас могут быть большие недостатки, но важно, чтобы мы стремились только к любви. Мир, в котором мы живем, боится этой любви, бежит от нее — это свойственно многим людям. Почему я боюсь любить? Любовь — это поиск, необыкновенно прекрасный и вместе с тем страшный, потому что любовь делает нас уязвимыми, когда мы открываемся другому. Когда мы встречаемся с другим человеком, мы открываем то, что спрятано в нас и незаметно с первого взгляда. Но как только я открываюсь и предлагаю разделить то, что есть во мне, я становлюсь уязвимым, потому что любовь включает в себя уязвимость, способность открыть другому человеку ребенка, сокрытого во мне. И все мы боимся этого, мы боимся включенности в любовь. Вот почему мы бежим от своей слабости и ищем укрытие в успехах, престиже и многих других доказательствах своей силы. И мир, который нас окружает, — это мир, в котором люди боятся любить.

Архим. Виктор (Мамонтов)

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.