«С нами Бог!» - что это значит? Пророк Вергилий и поэт Исаия

Автор
Архимандрит Савва Мажуко

Вечером накануне Рождества в православных храмах совершается Великое повечерие. Не везде оно читается полностью, но даже если о нём совсем забыли, невозможно представить рождественскую службу без пения «С нами Бог!» Этот древний гимн – не просто песнопение, а целое событие!

И счастье, если в храме есть большой хор, который может исполнить знаменитое сочинение священника Василия Зиновьева «С нами Бог!», пожалуй, самый удачный опыт музыки для этого библейского текста. По замыслу о. Василия, финальные реплики этого хора распределяются между тремя солистами: альтом, тенором и баритоном. Композитор хотел представить Спасителя в трёх возрастах: мальчик, юноша и зрелый муж – каждому возрасту свой тембр. И вот мальчишеский альт выводит речитатив «Егоже начальство бысть на раме Его и мира Его несть предела», а затем юношеский тенор: «и нарицается имя Его велика совета ангел», и завершает солидный баритон: «Бог Крепок, Властитель, Начальник мира». Красиво! Трогательно! Я так люблю эту музыку, что чувствую себя обворованным, если на Рождество не спою или хотя бы не услышу этот прекрасный хор.

Однако рядом с восторгом молчаливо таятся вопросы и недоумения. Они не портят настроение, но терпеливо ждут своего часа, и вот звучит:

— «С нами Бог!» — что это значит?

— Читайте дальше и поймёте: «Разумейте, языцы, и покаряйтеся, яко с нами Бог!»

Снова путаница. Я знал немало христиан, которые понимали эти слова в логике силы и власти: «Бог на нашей стороне, значит, пусть враги знают, с кем связались и сразу сложат оружие – сопротивление бесполезно!» Согласитесь, это звучит несколько воинственно, что не может не озадачить: соответствует ли миролюбивому духу Евангелия этот боевой клич?

Такое чувство, будто молитвенно погрозил кулаком!

Более деликатные товарищи предпочитают смягчённый вариант: «речь не идёт о власти и демонстрации силы или мощном покровителе, а о нашей всепобеждающей правоте, перед которой никто не может устоять, поэтому да покорятся истине враги христиан!»

Не убеждает! Значит, пора обратиться к источникам.

— Откуда этот текст?

— Книга Исаии. Тут целый ряд предсказаний, в которых говорится о Божественном Младенце. Самое знаменитое мы помним благодаря евангелисту Матфею, который цитирует седьмую главу пророчества:

«се, Дева во чреве приимет,

и родит Сына,

и нарекут имя Ему: Еммануил,

что значит: с нами Бог» (Мф 1: 23).

В книге Исаии не даётся расшифровки имени Еммануил, но оно снова звучит в следующей главе, где мы и встречаем восклицание «с нами Бог!» (Ис 8:10).

А в девятой главе – тот самый текст, который поют на повечерии:

«Ибо младенец родился нам;

Сын дан нам;

владычество на раменах Его,

и нарекут имя Ему:

Чудный,

Советник,

Бог крепкий,

Отец вечности,

Князь мира.

Умножению владычества Его и мира нет предела» (Ис 9:6-7).

Исаия пророчествовал по конкретному поводу: Иерусалим находился под угрозой захвата и уничтожения со стороны царей, имена которых уже никому ничего не скажут. А вот имена, которыми называет пророк Младенца, точно свидетельствуют, что речь идёт не о наследнике престола или полководце, а о Боге Воплощённом и Его грядущем Царстве.

Что это за Царство, которого так все ждут? Это царство покоя, мира и справедливости. Предсказание о наступлении этой эпохи были так важны, что сами по себе стали знаком Мессии. Вот почему пастухи на вифлеемском поле так легко и быстро поняли, о ком им говорят явившиеся ангелы, потому что малопонятный для нас гимн «Слава в вышних Богу» прославлял наступление Царства мира и безопасности, так что современный читатель может перевести его так:

«Богу – хвала в небесах, а земле – покой, потому что людям Бог благоволит».

Пророка Исаию многие знают благодаря его знаменитой фразе: «перекуют мечи на орала» (Ис 2:4) – это одно из предсказаний о грядущем Царстве Мессии, и я бы сказал, одно из изящнейших пророчеств, потому что книга Исаии это океан красоты и утешения. Одно из самых моих любимых мест этого шедевра тоже описывает Царство Спасителя:

«Тогда волк будет жить вместе с ягненком,

и барс будет лежать вместе с козленком;

и теленок, и молодой лев, и вол будут вместе,

и малое дитя будет водить их.

И корова будет пастись с медведицею,

и детеныши их будут лежать вместе;

и лев, как вол, будет есть солому.

И младенец будет играть над норою аспида,

и дитя протянет руку свою на гнездо змеи.

Не будут делать зла и вреда на всей святой горе Моей:

ибо земля будет наполнена ведением Господа,

как воды наполняют море» (Ис 11:6-9).

Сколько лет я в Церкви, и никак не могу понять, почему такие трогательные слова мы не поём всем храмом каждый день или хотя бы по праздникам? А ведь мы их даже и не слышим. Загадочная логика современного богослужения не находит место для этого текста. Если он прозвучит, то лишь однажды в виде паремии на славянском языке в монотонном и утомительном чтении накануне праздника.

— А чего, собственно, так волноваться? Это же пророчество! Оно сбылось, значит, осталось в прошлом. Мы, конечно, из вежливости к заслугам помянем, но не более.

— Но эти божественные слова невероятно современны! Во-первых, потому что в них так много жажды и предчувствие Христа, без которого невозможно христианство; во-вторых, пророк описывает не апокалиптическое видение за гранью времён, а жизнь внутри церкви Христовой. Теперь эти две позиции надо прояснить.

Общим правилом стало говорить, что Мессию ожидали не только евреи, но и всё человечество. По крайней мере, у Исаии осуществление всех этих пророчеств относится не к одним иудеям, а вообще ко всему роду людскому, и чуткие души во всём мире это чувствовали и чувствуют, потому что эпоха Ветхого Завета всё ещё продолжается там, куда ещё не дошла евангельская весть.

За девятнадцать лет до Рождества Христова в Италии умер Вергилий, один из величайших поэтов мира. Конечно, он не был христианином, не знал и иудейской традиции, однако уже в IV веке его смело ставили в ряд пророков, предрекших явление Христа. Интересно, что предсказание является частью сборника пастушеских песен под названием «Буколики»: если Рождество – куда без пастухов?

Открываем четвёртую эклогу и читаем:

«Круг последний настал по вещанью пророчицы Кумской,

Сызнова ныне времён зачинается строй величавый,

Дева грядет к нам опять, грядет Сатурново царство.

Снова с высоких небес посылается новое племя.

К новорождённому будь благосклонна, с которым на смену

Роду железному род золотой по земле расселится.

«Сатурново царство» — память о золотом веке

Кумская пророчица – одна из двенадцати легендарных предсказательниц древности. Сатурново царство – эпоха, которая хранится в памяти людской как «золотой век», если угодно, память о рае, счастливом и безмятежном детстве человечества, и Вергилий утверждает, что это время вот-вот наступит. Оно придёт вместе с загадочным племенем – люди из чистого золота, золотые люди, не в пример нынешним железным сердцам!

— Подождите! Вы цитируете поэта-язычника, который ссылается на оракул какой-то колдуньи да ещё и в компании с Сатурном, у которого самая жуткая репутация!

— И могу себе позволить! Подражая, например, блаженному Августину, который очень любил цитировать Вергилия, а в своей книге «О граде Божием» он не только поминает кумскую сивиллу, но даже приводит довольно большой отрывок из её предсказания, заключая, что эта пророчица сама «относилась к числу тех, которые принадлежат к граду Божию» (О граде Божием 18, 23). Более того, в православных храмах по всему миру вы найдёте изображения не только Вергилия, но даже и двенадцати сивилл. Достаточно зайти в Благовещенский или Успенский соборы московского кремля.

Однако самое интересное Вергилий пишет дальше:

«Мальчик, в подарок тебе земля, не возделана вовсе,

Лучших первин принесёт, с плюющем блуждающий баккар

Перемешав и цветы колокассий с акинфом весёлым.

Сами домой понесут молоком отягчённое вымя

Козы, и грозные львы стадам уже страшны не будут,

Будет сама колыбель услаждать тебя щедро цветами

Сгинет навеки змея, и трава с предательским ядом

Сгинет, но будет расти повсеместно аммон ассирийский».

Это звучит, как молитва Младенцу Христу, который ещё не пришёл в мир, но пророк уже видит Его. Совсем как в пророчестве Валаама о звезде, которая только восходит.

Однако, чтобы понять всю значительность этого пророчества, прочитайте его вместе с тем отрывком из пророка Исаии, который был выше. Удивительно, как похожи эти тексты! Как они одинаково видят! Оба тайновидца говорят о прекращении зла и вражды, и описывают эту эпоху так привлекательно, что загорается надежда как-нибудь туда пробраться, дожить, дотянуть!

Ведь вот Христос родился две тысячи лет назад, а царство Его так и не наступило! Значит, всё это было сказано про какой-то апокалиптический горизонт, за который провидцы смогли заглянуть, но мы-то остались здесь, и какой прок в этих красивых словах? А ведь Евангелие говорит нам, что Царство Христа уже наступило.

— Или книги врут, или я чего-то не понимаю? Где у нас прекратилась вражда и ядерные бомбы переплавились на рояли? Вы что-то путаете!

— Отнюдь! Царство Небесное уже наступило! И с этим ничего не поделаешь!

Рай это не в будущем, это сейчас. Точнее, Евангелие знает два измерения Царства Мессии: эсхатологическое, которое наступит в полноту времён по воскресении мёртвых, и Царство Христа, в котором мы живём сейчас, и не просто живём, но сами же его созидаем, потому что рай это дело рук христиан. И этот пребывающий рай меня занимает, признаться, больше, чем то Царство, которое нам приготовил Отец. Богу можно доверять, и про грядущее Царство я не очень беспокоюсь. Оно в надёжных руках. А вот наш нынешний рай несколько тревожит.

Если вас насторожили мои мысли, я отошлю вас снова к Писанию, потому что первые читатели Евангелия мыслили именно так.

Вот евангелист Марк приводит ответ Христа растерянному Петру, который пытается узнать, что он получит за то, что пошёл за Иисусом. Удивительно, но Господь не даёт обещаний в духе популярной религиозности, описывая утехи загробной жизни. Он ставит акценты иначе:

«Иисус сказал в ответ: истинно говорю вам: нет никого, кто оставил бы дом, или братьев, или сестёр, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради Меня и Евангелия, и не получил бы ныне, во время сие, среди гонений, во сто крат более домов, и братьев, и сестер, и отцов, и матерей, и детей, и земель, а в веке грядущем жизни вечной» (Мк 10:29-30).

Христос говорит о награде в будущей жизни только после того, как помянул то, что христианин получает сейчас – «ныне, во время сие, среди гонений». Иисус словно меняет оптику: оглянись, посмотри на семью, которая вокруг тебя, посмотри на братьев и сестёр, из которых собирается церковь. Речь идёт не о загробном воздаянии, а о жизни в общине – среди гонений, но в тесном общении большой христианской семьи, где, очевидно, практикуется общение имений, а братские отношения любви и дружбы настолько реальные, что способны спорить с нежностью естественного родства, а любовь и взаимная чуткость настолько сильны, что затмевают мысль о грядущем блаженстве.

В версии евангелиста Матфея не уточняется, когда получит своё пожертвовавший ради Христа, просто обещается, что «получит во сто крат» (Мф 19:29). А вот у Луки встречаем ту же общинную ментальность: «и не получил бы гораздо более в сие время, и в век будущий жизни вечной» (Лк 18:30) – снова «сие время», и уж только потом речь о загробном блаженстве.

— Что всё это значит? И как мы от Исаии и Вергилия пришли к тонкостям эсхатологии?

— Все эти нюансы помогают лучше понять, что мы имеем в виду, когда всем храмом поём «С нами Бог!»

«С нами Бог!» — это о Царстве Небесном, которое уже наступило и, главное – никуда не ушло. Если хотите точный перевод этой фразы пророка Исаии, вот вам:

Воскликнуть «с нами Бог!» то же, что сказать брату: «Христос посреде нас!», а в ответ услышать: «И есть и будет!»

Если хотите, это и есть самое точное определение Церкви: «Христос посреде нас!» Христос – здесь, между нами, христианами, а где Христос, там и Его Царство, которое есть дар Божий не ради наших заслуг и праведности, а дар любви и бескорыстного человеколюбия.

Почему мы его не чувствуем, почему не ощущаем его сейчас, пусть даже и не среди гонений, как писал евангелист? Потому что это требует личной смелости и большого трудолюбия – от меня, от вас, от каждого.

Евангельский дар – не просто обещание, но призыв к соавторству. Господь – Творец и Автор этого мира, его Поэт и Художник – приглашает и меня «взяться за кисть» или «сыграть с ним эту пьесу в четыре руки», — то есть сделать этот мир добрее, лучше, безопаснее. Огонь Царства Небесного сперва высекается словно искра, светит, греет и хранится среди христиан, когда между братьями и сёстрами царят мир и нежность. Вот почему в древности были две вполне законных версии евангельской фразы «Царство Божие внутрь вас есть» (Лк 17:21): аскетическая «внутри вас» и церковная: «Царство Божие среди вас есть», то есть между вами да будет Царство Небесное!

Все мы в церкви, словно зверюшки, о которых писали Исаия и Вергилий – и младенцы, и змеи, и барсы, и мамы-медведицы, и просто коровы – и никогда не знаешь, кто опаснее. Это о нас писали удивлённые пророки, когда видели, что такие опасные существа, оказавшись вместе, собранные вокруг Христа, не бросаются хищно друг на друга, а живут мирно, питая друг к другу самые нежные и бескорыстные чувства. Потому что христиане – это золотое племя из пророчества Вергилия, люди с золотыми сердцами. По крайней мере, пытающиеся разбудить свои сердца добротой и отзывчивостью. Вот это и есть «с нами Бог!», потому что, там, где Бог, там – мир, любовь и доверие. А где мир, любовь и доверие – там и Бог!

Архимандрит Савва (Мажуко)

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.