Иосиф Бродский

Почти элегия

Иосиф Бродский

В былые дни и я пережидал
холодный дождь под колоннадой Биржи.
И полагал, что это — божий дар.
И, может быть, не ошибался. Был же
и я когда-то счастлив. Жил в плену
у ангелов. Ходил на вурдалаков.
Сбегавшую по лестнице одну
красавицу в парадном, как Иаков,..

Письма римскому другу

Иосиф Бродский

Нынче ветрено и волны с перехлестом.
Скоро осень, все изменится в округе.
Смена красок этих трогательней, Постум,
чем наряда перемена у подруги.

Дева тешит до известного предела –
 дальше локтя не пойдешь или колена.
Сколь же радостней прекрасное вне тела:
ни объятья невозможны, ни измена!..

Бабочка

Иосиф Бродский

 I
Сказать, что ты мертва?
Но ты жила лишь сутки.
Как много грусти в шутке
Творца! едва
могу произнести
"жила" — единство даты
рожденья и когда ты
в моей горсти
рассыпалась, меня
смущает вычесть
одно из двух количеств
в пределах дня.

Натюрморт

Иосиф Бродский

...Мать говорит Христу:
— Ты мой сын или мой
Бог? Ты прибит к кресту.
Как я пойду домой?

Как ступлю на порог,
не поняв, не решив:
ты мой сын или Бог?
То есть, мертв или жив?

Он говорит в ответ:
— Мертвый или живой,
разницы, жено, нет.
Сын или Бог, я твой.

Мои слова, я думаю, умрут...

Иосиф Бродский

Мои слова, я думаю, умрут, 
и время улыбнется, торжествуя, 
сопроводив мой безотрадный труд 
в соседнюю природу неживую. 
В былом, в грядущем, в тайнах бытия, 
в пространстве том, где рыщут астронавты, 
в морях бескрайних — в целом мире я 
не вижу для себя уж лестной правды. 
Поэта долг — пытаться единить 
края разрыва меж душой и телом. 
Талант — игла. И только голос — нить. 
И только смерть всему шитью — пределом. 

Памяти И. Бродского

Александр Кушнер

Памяти И.Бродского
Я смотрел на поэта и думал: счастье,
Что он пишет стихи, а не правит Римом,
Потому что и то и другое властью
Называется, и под его нажимом
Мы б и года не прожили — всех бы в строфы
Заключил он железные, с анжамбманом
Жизни в сторону славы и катастрофы,
И, тиранам грозя, он и был тираном,
А уж мне б головы не сносить подавно
За лирический дар и любовь к предметам,
Безразличным успехам его державным
И согретым решительно-мягким светом.

Рождественская звезда

Иосиф Бродский

В холодную пору, в местности, привычной скорей к жаре,
чем к холоду, к плоской поверхности более, чем к горе,
Младенец родился в пещере, чтоб мир спасти;
мело, как только в пустыне может зимой мести.

Ему все казалось огромным; грудь матери, желтый пар
из воловьих ноздрей, волхвы — Бальтазар, Каспар,
Мельхиор; их подарки, втащенные сюда.
Он был всего лишь точкой. И точкой была звезда.

Внимательно, не мигая, сквозь редкие облака,
на лежащего в яслях ребенка издалека,
из глубины Вселенной, с другого ее конца,
звезда смотрела в пещеру. И это был взгляд Отца.

Каждый перед Богом наг...

Иосиф Бродский

Каждый перед Богом наг. 
Жалок, наг и убог. 
В каждой музыке – Бах, 
В каждом из нас – Бог. 
  
Ибо вечность – богам. 
Бренность – удел быков... 
Богово станет нам 
сумерками богов. 
  
И надо небом рискнуть, 
может быть, невпопад. 
Ещё нас не раз распнут 
и скажут потом: распад...

Я входил вместо дикого зверя в клетку...

Иосиф Бродский

Я входил вместо дикого зверя в клетку,
выжигал свой срок и кликуху гвоздем в бараке,
жил у моря, играл в рулетку,
обедал черт знает с кем во фраке.
С высоты ледника я озирал полмира,
трижды тонул, дважды бывал распорот.
Бросил страну, что меня вскормила.
Из забывших меня можно составить город.
Я слонялся в степях, помнящих вопли гунна,
надевал на себя что сызнова входит в моду,
сеял рожь, покрывал черной толью гумна
и не пил только сухую воду...

В деревне Бог живет не по углам...

Иосиф Бродский

В деревне Бог живет не по углам,
как думают насмешники, а всюду.
Он освящает кровлю и посуду
и честно двери делит пополам.

В деревне Он в избытке. В чугуне
Он варит по субботам чечевицу,
приплясывает сонно на огне,
подмигивает мне, как очевидцу.

Он изгороди ставит, выдает
девицу за лесничего и, в шутку,
устраивает вечный недолет
объездчику, стреляющему в утку...

Цветы

Иосиф Бродский

Цветы с их с ума сводящим принципом очертаний,
придающие воздуху за стеклом помятый
вид, с воспаленным "А", выглядящим то гортанней,
то шепелявей, то просто выкрашенным помадой,
- цветы, что хватают вас за душу то жадно и откровенно,
то как блеклые губы, шепчущие "наверно".

Чем ближе тело к земле, тем ему интересней,
как сделаны эти вещи, где из потусторонней
ткани они осторожно выкроены без лезвий
-- чем бестелесней, тем, видно, одушевленней,
как вариант лица, свободного от гримасы
искренности, или звезды, отделавшейся от массы...

Одиночество

Иосиф Бродский

...Да. 
Лучше поклоняться данности 
с короткими ее дорогами, 
которые потом 
до странности 
покажутся тебе 
широкими, 
покажутся большими, пыльными, 
усеянными компромиссами, 
покажутся большими крыльями, 
покажутся большими птицами. 

Да. Лучше поклоняться данности 
с убогими ее мерилами, 
которые потом до крайности, 
послужат для тебя перилами 
(хотя и не особо чистыми), 
удерживающими в равновесии 
твои хромающие истины 
на этой выщербленной лестнице.

От окраины к центру

Иосиф Бродский

...Неужели не я, 
освещённый тремя фонарями, 
столько лет в темноте 
по осколкам бежал пустырями, 
ничего не узнал, 
обознался, забыл, обманулся? 
Значит, просто зима. 
Значит, я никуда не вернулся. 
  
Остаётся одно: 
по земле проходить бестревожно. 
Невозможно отстать. 
Обгонять – только это возможно. 
Я – наверх или вниз, 
или вечно по самому краю. 
Ничего не узнать. 
Я стою, тороплюсь, обгоняю...

Постоянство суть эволюция принципа помещенья...

Иосиф Бродский

...Эволюция  — не приспособленье вида
к незнакомой среде, но победа воспоминаний
над действительностью. Зависть ихтиозавра
к амебе. Расхлябанный позвоночник
поезда, громыхающий в темноте
мимо плотно замкнутых на ночь створок
деревянных раковин с их бесхребетным, влажным,
жемчужину прячущим содержимым.

Метель в Массачусетсе

Иосиф Бродский

Виктории Швейцер 
Снег идет — идет уж который день. 
Так метет, хоть черный пиджак надень. 
Городок замело. Не видать полей. 
Так бело, что не может быть белей. 

Или — может: на то и часы идут. 
Но минут в них меньше, чем снега тут. 
По ночам темнота, что всегда была 
непроглядна, и та, как постель, бела...

Ниоткуда с любовью, надцатого мартобря...

Иосиф Бродский

Ниоткуда с любовью, надцатого мартобря,
дорогой, уважаемый, милая, но не важно
даже кто, ибо черт лица, говоря
откровенно, не вспомнить уже, не ваш, но
и ничей верный друг вас приветствует с одного
из пяти континентов, держащегося на ковбоях.
Я любил тебя больше, чем ангелов и самого,
и поэтому дальше теперь
от тебя, чем от них обоих...

Сын! Если я не мертв, то потому...

Иосиф Бродский

Сын! Если я не мертв, то потому 
что, связок не щадя и перепонок, 
во мне кричит все детское: ребенок 
один страшится уходить во тьму. 

Сын! Если я не мертв, то потому 
что молодости пламенной — я молод — 
с ее живыми органами холод 
столь дальних палестин не по уму. 

Сын! Если я не мертв, то потому 
что взрослый не зовет себе подмогу. 
Я слишком горд, чтобы за то, что Богу 
предписывалось, браться самому...

Кулик

Иосиф Бродский

В те времена убивали мух, 
ящериц, птиц. 
Даже белый лебяжий пух 
не нарушал границ. 

Потом по периметру той страны, 
вившемуся угрем, 
воздвигли четыре глухих стены, 
дверь нанесли углем. 

Главный пришел и сказал, что снег 
выпал и нужен кров. 
И вскоре был совершен набег 
в лес за охапкой дров...

Иосиф Бродский: Поэзия — наша видовая цель

Иосиф Бродский

Поэзия не развлечение и даже не форма искусства, но, скорее, наша видовая цель. Если то, что отличает нас от остального животного царства, — речь, то поэзия — высшая форма речи, наше, так сказать, генетическое отличие от зверей. Отказываясь от нее, мы обрекаем себя на низшие формы общения, будь то политика, торговля и т. п. В общем, единственный способ застраховаться от чужой — если не от своей собственной — пошлости...

Любовь

Иосиф Бродский

Я дважды пробуждался этой ночью
и брел к окну, и фонари в окне,
обрывок фразы, сказанной во сне,
сводя на нет, подобно многоточью
не приносили утешенья мне.

Ты снилась мне беременной, и вот,
проживши столько лет с тобой в разлуке,
я чувствовал вину свою, и руки,
ощупывая с радостью живот,
на практике нашаривали брюки...

В этой маленькой комнате все по-старому...

Иосиф Бродский

В этой маленькой комнате все по-старому:
аквариум с рыбкою - все убранство.
И рыбка плавает, глядя в сторону,
чтоб увеличить себе пространство.

С тех пор, как ты навсегда уехала,
похолодало, и чай не сладок.
Сделавшись мраморным, место около
в сумерках сходит с ума от складок...

Представь, чиркнув спичкой, тот вечер в пещере...

Иосиф Бродский

Представь, чиркнув спичкой, тот вечер в пещере,
используй, чтоб холод почувствовать, щели
в полу, чтоб почувствовать голод — посуду,
а что до пустыни, пустыня повсюду.
Представь, чиркнув спичкой, ту полночь в пещере,
огонь, очертанья животных, вещей ли,
и — складкам смешать дав лицо с полотенцем —
Марию, Иосифа, свёрток с Младенцем.
Представь трёх царей, караванов движенье...

Два часа в резервуаре

Иосиф Бродский

Есть мистика. Есть вера. Есть Господь.
Есть разница меж них. И есть единство.
Одним вредит, других спасает плоть.
Неверье - слепота, а чаще - свинство.

Бог смотрит вниз. А люди смотрят вверх.
Однако, интерес у всех различен.
Бог органичен. Да. А человек?
А человек, должно быть, ограничен...

Письма к стене

Иосиф Бродский

Сохрани мою тень. Не могу объяснить. Извини.
Это нужно теперь. Сохрани мою тень, сохрани.
За твоею спиной умолкает в кустах беготня.
Мне пора уходить. Ты останешься после меня.
До свиданья, стена. Я пошел. Пусть приснятся кусты.
Вдоль уснувших больниц. Освещенный луной. Как и ты.
Постараюсь навек сохранить этот вечер в груди.
Не сердись на меня. Нужно что-то иметь позади.
Сохрани мою тень. Эту надпись не нужно стирать.
Все равно я сюда никогда не приду умирать,
Все равно ты меня никогда не попросишь: вернись.
Если кто-то прижмется к тебе, дорогая стена, улыбнись.
Человек — это шар, а душа — это нить, говоришь...