Мир, в котором никто не может понять, что происходит здесь и сейчас

Автор: Светлана Коппел-Ковтун

Представьте себе мир, в котором никто не может понять, что происходит здесь и сейчас (не метафорически, а буквально). Мир, в котором люди разучились мыслить — это мир, в котором они не видят того, на что смотрят. Вместо видения у таких — фантазия, которая развивается, зацепившись за крохотный фрагмент1, успевший проникнуть в сознание. Такое своего рода осколочное зрение уже сейчас портит жизнь, но дальше будет больше.

В таком мире любое событие то ли есть, то ли нет его, любой факт, любой феномен, любой процесс... Никто не знает что есть, а чего нет. В таком случае все обращают взоры на специалистов: что они говорят? Если мы сегодня поглядим на специалистов, то увидим сплошной разнобой мнений. Кроме тех случаев, когда те выражают интересы своей партии, условно говоря, своей корпорации, своего начальства, своего хозяина — когда речь не об истине, а, скорее, об её утрате, т.е. о «замыливании» глаз.

Разномыслие может быть (и будет!) прекращено, и тогда даже специалисты начнут сверять своё мнение с «правильным» — тем, какое у них должно быть. Правильное мнение или неправильное уже зависит в таком случае от интересов, а не от от реально происходящих процессов, событий и пр.

Нам грозит погружение в тотальную слепоту, которую большинство пока даже в воображении не может представить. Именно тогда начнётся настоящее «слепой ведёт слепого». Хуже того — слепые будут диктовать правила игры и назначать реальность, назначать истину, историю, болезнь, определять правых и неправых и т.п.

Равнодушие к истине приведёт в очень мрачный тупик, и это будет адский тупик, из которого, вероятно, выходом станет Второе Пришествие — за неимением других (новые иуды прямо так и говорят: «ускорим приход Его!»)

Заметим в скобках, что подобное можно было сказать всегда, но лишь образно говоря. Теперь же всё это следует говорить и понимать буквально. В мире антихриста всё так — словно пародия на то, что есть, что было прежде. Пример: в Боге «нет ни мужеского пола ни женского» (Гал. 3:28), постмодерновая пародия — бесполое общество, люди физически (телесно и душевно) лишённые половой идентификации.

* * *

«Куда проникает истина, там борется с нею заблуждение, — говорит прп. Макарий Египетский, — стараясь её затмить и возмутить. Когда иудеи имели у себя священство, тогда были гонимы и оскорбляемы некоторые из сего народа, потому что стояли за истину... Но тогда из сего народа были некоторые гонимы и оскорбляемы, чтобы любители истины сделались мучениками. Ибо как обнаружится истина, если не будет иметь противников, людей лживых, восстающих против истины? Но и между братиями есть такие, которые несут на себе страдания и скорби. И потребно им много осторожности, чтобы не пасть».

Мёртвое надменно смотрит на живое (как глупое на умное), мёртвое не в состоянии воспринять живое — не видит и не слышит его. Живое же занято жизнью, у него есть дела поважнее, чем «понты» всех мастей.

* * *

Общество разделилось на враждующие друг с другом стаи, причём в каждой из них представители совершенно убеждены в своей групповой непогрешимости и точно так же убеждены в групповой вине иных — т.е. не относящихся к своей стае и, тем более, относящихся к другой стае.

В этом что-то болезненное, нездоровое — какая-то глобальная человеческая катастрофа. Патология, одним словом. Вот бы и к групповой непогрешимости применить критичность, вот бы снять с другого, не похожего на меня, с других, не похожих на нас, презумпцию виновности. Но этого не будет, увы...

Вера в свою группу как истину — это вера в идола. Групповое начинает доминировать над личностным, стирается личностное многообразие, когда каждая личность — своя культура, исчезает уважение к личности и происходит осектовление ума. Сектантство — это принятие своей части за целое, бессознательное обожествление своей части и закономерная в таком случае утрата здравомыслия.

* * *

Да, всегда было сложно понять, что есть истина в высоком, философском понимании этого слова. Однако здравый смысл  помогал людям на прикладном уровне отличать белое от чёрного и главное от второстепенного.

Известная притча повествует о слепых мудрецах, которые на ощупь пытаются понять, что такое слон (символ истины). Один держит в руках хобот и принимает хобот за целого слона. Другой держит ногу слона и по ноге судит о слоне. Понятно, что нога — действительно является частью слона и тому, кто знает что такое слон, может по-настоящему что-то поведать, но она — лишь фрагмент, некий пазл, который является частью целой картины. Кто не берёт целое в расчёт, непременно заблуждается.

А теперь представьте, что вместо слона у нас, скажем, заболевший человек, а в роли мудрецов выступают доктора. Никто из них не утруждается внимательным осмотром конкретного больного человека (они же изучали человека, будучи студентами, а затем пропустили через себя множество больных — они уже всё знают), никто не выслушивает его рассказ о происходящих в нём процессах, постоянным наблюдателем которых является только он, но лишь взглянув краем глаза на какой-то один или два бросающихся в глаза признака, назначают лечение. Сколько докторов, столько и версий болезни будет в таком случае. Не исключено, что кто-то из них даже угадает и потому вылечит пациента. Но, скорее, недобросовестная диагностика и несоответствующее лечение только усугубят проблемы со здоровьем больного. А кому-то больной вообще покажется симулянтом, выдумщиком или психически, а не физически нездоровым. Последнее особенно вероятно в случае, если нездоровье — результат врачебной ошибки или халатного недосмотра, и дело грозит судом2. Так будет выглядеть в рамках медицины переживаемый нами антропологический кризис, когда постмодерн вполне уверит докторов в том, что человек «умер» вслед за Богом, и что носителями человеческих признаков теперь являются только они сами и члены их группы.

Надо заметить, что схожие процессы происходят во всех социальных группах и ведут они не просто к расслоению и атомизации, но к обесчеловечиванию: нельзя обесчеловечить другого, не обесчеловечив прежде себя.

* * *

Единство в истине — это совсем не то, что единство мнений или единство в мнении. Мнение всегда чьё-то, оно всегда ограничено и опосредовано, истина — это нечто всеобщее и непосредственное (свободное от влияния тех или иных посредников).

Подчинение истине возможно только изнутри — не извне. Подчинение мнению как истине и требование такого подчинения от других — фальшивая монета этого мира. Отказ от поиска истины через принятие мнения как истины — разновидность самоубийства.

«Не делайтесь рабами человеков» (1Кор 7:23) значит — не делайтесь рабами мнений.

* * *

Злые люди не способны по-настоящему мыслить — в них нет места для Божьей премудрости, есть только место для человеческого и демонского лукавства.

Мудрость — это, прежде всего, доброта — не показушная, а настоящая, искренняя, глубинная.

Потому умных сегодня много, а мыслящих мало. Мыслящих почти не осталось. А много ли пользы в уме, в знаниях, если человек не мыслит?

Нахватавшись чужих знаний, человек не научается мыслить. Только умничать может — т.е. не двигаясь, учить движению. Чтобы мыслить, даже чужое знание надо сделать своим, усвоить в личном опыте, в динамике. Ложное, не ставшее своим, знание — дорога в смерть, в злобу и гордость недоброго и неумного человека, оторванного от целого.

Чужой правильный ответ без своего правильно поставленного вопроса — это всё равно неправильный ответ, несмотря на внешнюю (по отношению ко мне) чью-то правду.

* * *

Одно дело — спор ради выяснения истины, другое дело — спор ради победы над другим, ради своего торжества над ним. Но можно и об истине говорить, желая больше своей победы, нежели истины (истина — это любовь). И тогда спор об истине переходит на иной уровень — вырождается в спор самостный, в обезьянье желание своего доминирования: самость ударяется о самость, а не вопрошает о торжествующей над самостью благодати истины, не ищет её в другом и с помощью другого.

Самость любит себя и понимает других, говорящих на языке самости. Она живёт в душе, как змея и говорит другим змеям, живущим в других людях: ублажите меня — и я вас ублажу. И если кто не ублажит, того змея ужалит.

* * *

Некоторые жизненные ситуации приходится проходить не на понимании, а на послушании. Однако послушание суть не подчинение авторитетам, а любовь к Истине. Только любовь может знать сердцем, не понимая разумом. Слепое же подчинение авторитету механистично, а потому мертво и не способно различать истину и ложь.

* * *

Люди до сих пор старательно ищут кусты, в которых можно спрятаться от Бога, от жизни, как она есть, от себя, потому им так дороги лопухи лжи и обмана, мыльные пузыри иллюзий, и так ненавистна правда.

____

1 Клиповое мышление;

2 Не зря же в психологии существует термин «виктимблейминг» от англ. victim blaming — «обвинение жертвы».

 

Дневники: 2 мая; 29 ноября, 2, 15. 22 декабря 2019; 20 января 2020 и др. (см. «Словесный бисер»)

 

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.