Новые «люди в футлярах»

Автор: Светлана Коппел-Ковтун

Не знаю, произошла мутация чеховского персонажа или нечто иное, новое появилось в человеках, или же и то, и другое, и даже нечто третье произошло, но люди стали превращаться в самозамкнутые системы. Новые «человеки в футлярах» похожи на человеков в бочках: каждому человеку — своя «бочка» на голову, и каждой «партии», группке, тусовке — своя. А на внутренних стенах бочек кино транслируется — прямо в мертвеющие глаза человеков, и они это кино принимают за реальность. В конце концов люди сами начинают выступать в роли проекторов, транслирующих то же «кино» на те же стены, замыкая таким образом порочный круг. И действуют соответственно, слова, не понимая, произносят — спорят, дискуссии ведут, общаются… — всё сквозь призму «своей бочки» с фантасмагорией на её стенках. Жуткое зрелище, страшное.

Чеховский персонаж, провинциальный учитель Беликов, боящийся любых действий, не санкционированных начальством, то есть, боящийся живой реальности и подлинных встреч, несомненно имеет отношение к описываемому феномену. Его идея, заключённая в формуле «как бы чего не вышло», наверняка вдохновляет и сегодня многих, особенно «партийцев». И всё же во главе угла нынче стоит нечто иное, более соответствующее историческому моменту — самость.

Она нынче атакует всех, особенно тех, кто её не замечает, как и тех, кто её изобличает. Этот хищный дракон ярится ныне, как никогда раньше. Видя это в окружающих, многие люди пытаются действовать по-беликовски. Как пишет Чехов, у Беликова «наблюдалось постоянное и неодолимое стремление окружить себя оболочкой, создать себе, так сказать, футляр, который уединил бы его, защитил бы от внешних влияний» («Человек в футляре»).

Да, хочется спрятаться в свой внутренний «домик» от сошедшего с ума мира, от безумных (каждый на свой манер) людей. Но куда спрячешься от своего собственного безумия?

Оно сегодня у каждого своё — наши безумства разделяют нас. В «партиях» и всякого рода группах, сплочённых некоторыми общими идеями, сходят с ума сообща. Коллективное безумие — тоже мета времени, и причина его — «в бочке» и том «фильме», что сообща смотрят члены группы на внутренней поверхности своего группового футляра.

Адекватных людей крайне мало, потому что для адекватности надо быть человеком без футляра, без «бочки» на голове. Общество разрывают технологическими приёмами на как можно большее число разносортных групп «по интересам», и народ спешит — «в бочки», думая, что таким образом изменит жизнь к лучшему. Но, как обычно бывает, не додумывает мысль до конца, подхватывается ветром времени, ветром самости, и вскоре с «бочкой на голове» несётся уже в той или иной групповой «бочке».

Изоляция всех от всех, самоизоляция, множественные завихрения стихийной самости, восстающие друг на друга — таков портрет нынешнего общества. Над «бочками» уже искрит, отряды «бочек» готовы с энтузиазмом рвать противников на куски.

Хочется, очень хочется, увидеть живые глаза и лица, мечтается, чтобы из «бочек» вынырнули головы людей, и, разумеется, хочется видеть отражение Христа на их лицах, а не противника Его.

Но даже если какая-то голова на миг вынырнет, чтобы оглядеться, в её глазах отражается «кино», которое смотрят «хором» в бочке, наслоившееся на то «кино», которое смотрела голова в своём личном, индивидуальном футляре.

Объединяет всех со всеми только злость и ярость, нелюбовь друг ко другу, но это единство — разделяющее, губящее, убивающее.

Люди «в бочках» искренне верят, что все, кто вне их «партийной бочки», кто не смотрит общее с ними «кино» — слепы и недальновидны, а то и вовсе преступны. Таких, кто «без бочки на голове», кто вообще против «бочек», они склонны считать «человеками в футлярах», боящимися жизни — такой вот перевёртыш получается...

Или другой клич, особо популярный в массах, звучит так: «доколе-будем-терпеть?!». За каждым новым «доколе», если не следовать в его фарватере, а наблюдать со стороны, видна ухмылка технолога. И так жаль бегущих, толкающихся людей, несущихся сломя голову с очередным такого рода транспарантом. Не надо бы…

К несчастью «люди в бочках» не понимают, что армии подобных им лозунгомольцев способны сотворить такое безобразие, что о терпении они ещё ничего не знают — впереди то, что придётся терпеть по-настоящему, и не все это смогут вытерпеть и пережить.

«Бочки» — зло, люди призваны жить в открытости друг к другу, а не «в бочках». И про Диогена не вспоминайте, он — из другой песни, да и жил он, как уверяют специалисты, в кувшине, какие в древности использовались при погребениях.

Кстати, бочки-футляры, о которых тут речь, это давно известные, только модернизированные в духе времени «гробы крашеные» — они теперь, как минимум, двойные. Ныне их принято красить ещё и в разные «партийные» оттенки. Двойной крашеный гроб оказывается ещё дальше от жизни, чем одинарный. Ветер истории уже играет этими «гробами» и, кажется, скоро закружит их в вихре, подобно осенним листьям.

Страшно? Очень. А что нужно, чтобы избежать трагедии? Сущий пустяк — надо вылезти из бочек-гробов, на глазах превращающихся в танки.

«Ты что, в танке?» — как же мы не понимали этих слов, когда шутливо пользовались ими в мирном прошлом. Ныне лучше шутить про бочки: «ты что, в бочке?», и петь по ходу оды адекватности и здравомыслию, коих днём с огнём скоро не сыщем.

Представляете «беседу» между новыми «человеками в футляре»? Она же в принципе невозможна. Все слова и смыслы отлетают, как горох от бочки. Говорить бесполезно, люди невосприимчивы к словам, они не слышат — у них лишь «своё кино» в голове и ничего, кроме «своего кино».

Может и есть пока ещё свободные от «кино» островки, где возможны встречи, только надо желать их, надо искать единства, а не разделения. Людям же интереснее нынче «бочки», особенно групповые, массовые, где толпятся стайками и стаями.

Что такое обычная, здоровая партийность — это выбор индивида, это когда личности, знающие и помнящие себя, делятся по взглядам и интересам и, может быть, даже по ценностям, но лишь отчасти, потому что основная ценностная ось обязательно должна быть единой — общечеловеческой т.с., в хорошем смысле этого слова. Партийностью определяется (и ограничивается) способ мышления человека. Но что происходит с двигающимся в «партийном» русле индивидом, который а) вообще утрачивает способность здраво мыслить и рассуждать; б) русло для него создаётся под воздействием технологов; в) в каждую социальную группу внедрён соответствующий вирус, приводящий к мутациям в нужном технологам направлении?

Самое жуткое в другом: головы в «бочках» постепенно превращаются просто в «бочки». Это сюрпризы от постмодерна и новых технологий. Групповым, «партийным бочкам» прививать вирусы гораздо удобнее — не надо «гоняться» за каждым отдельным индивидом. Малейшим технологическим усилием сознание человеков в бочках сначала искривляется, а потом расщепляется. Человек просто исчезает, растворяется во множественных бочках — для этого его туда и помещали, заманивая красивыми вывесками-лозунгами и ярлыками.

Март, 2016

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.