Пол — это пол-меня или пол-тебя?

Автор: Светлана Коппел-Ковтун

Муж напрокат

Есть у меня знакомая — немолодая одинокая женщина, которая не упускает случая оказаться в объятьях чужого мужа. Не мне судить её — я слишком хорошо знаю о её страданиях. Но я сострадаю её горю и потому хочу помочь ей и другим, подобным ей, выпутаться из нескончаемого кошмара. Мне больно даже помыслить о её половой жизни — так она страшна, бессмысленна и бесперспективна.

Когда-то мы с ней беседовали об этом, и я говорила, что позволить себе принять чужого мужа в качестве своего (пусть на время) — это значит отказать в ожидании тому, кто действительно может стать твоим, а это путь в никуда. Муж напрокат — не малая победа, а великое поражение, ибо лишает женщину морального права на семейное счастье — т. е. лишает её подлинной жажды единственного любимого (его и только его!). Уж не говоря о том, что на чужом горе, на присвоении чужого, своё счастье строить не годится.

Она не спорила, но и не соглашалась. Надежда на семейное счастье давно ею утрачена, а одиночество для неё — невыносимое бремя. И всё же, один из её главных аргументов «за» подобную жизнь был таков: «от каждого из них я что-то взяла, приобрела нечто полезное». Таким образом оказывалось, что бестолковая половая жизнь служила её спасению, понимаемому как потребление приятного и полезного, её развитию, а потому каждого нового мужчину она рассматривала как подарок… Бога — не иначе.

Мужчины, которые грелись в её постели, будучи чужими мужьями, вероятно, тоже жалели её и считали, что творят милость по отношению к несчастной одинокой женщине, которая не имеет супружеского счастья. Надо же ей хоть кусочек его заполучить!

Увы, такой взгляд на половые отношения слишком распространен сегодня. Так легко неприглядный блуд облекается людьми в красивые одежды добродетели, чуть ли не милосердия. Кстати, я знала одну бедняжку, которая отдавалась мужчинам именно из жалости к ним. Она, вслед за литературной героиней, могла бы искренне, с сочувствием сказать: «Ну, мне же это ничего не стоит, а ему так сильно хотелось»…

«А что тут такого? Кому от этого плохо?» — такими риторическими вопросами блудники обычно заглушают голос своей совести. Многие всерьёз полагают, что главное, чтобы жена (или муж) не узнали об изменах, ибо это причинит им страдание. Иного зла в блуде они не видят.

Вот пол! Но что мне делать с ним?

Если заглянуть вглубь своей души и постараться вспомнить своё половое пробуждение, то окажется, что обнаруживается пол как некая тайна (непостижимое обещание непостижимого счастья) и, в то же время, как проблема. Юный человек как бы спрашивает себя и окружающий мир: «Вот пол! Но что мне делать с ним?». Ответы он зачастую находит не самые лучшие и верные, а самые простые — вульгарные. А чаще вообще нет никаких ответов. Юность просто ищет себя и познаёт законы пола методом проб и ошибок. В аскетической литературе есть даже специальный термин для этого — грехи юности.

Целомудренное воспитание отчасти снимает проблему. Но сколь часто пуританские требования родителей и общества становились причиной тяги к нарушению всех запретов и порождали противное — стремление поступать иначе, наперекор (запретный плод сладок!). Потребность человека, тем более юного, делать всё по-своему очень велика — с этим надо считаться. Потому для воспитания нравственного человека нужны не запреты, не внешние императивы, а всепонимающая чуткость любви, сопряжённая с достойным примером жизни.

Нравственности надо не учить, а заражать ею. Юность должна быть погружена в чистоту и красоту, питаться ею, чтобы привился правильный вкус к нравственному и прекрасному. Но, к сожалению, родители редко бывают достаточно здравыми для этого, а потому вооружаются против всеобщих пороков вульгарным ригоризмом (надо же как-то учить отпрысков прекрасному!) и терзают своих детей на прокрустовом ложе собственных мечтаний и представлений о должном. Результат этих пыток мнимой нравственностью обычно плачевен.

Порхание с цветка на цветок

Этимологический словарь русского языка Макса Фасмера приводит такую этимологию слова «флиртовать»: через нем. flirt, flirten — то же или франц. flirter «кокетничать» из англ. tо flirt от ст.-франц. fleureter «порхать с цветка на цветок».

И правда, флиртующий похож на пчелу (чаще муху), стремящуюся очаровать всякий цветок. Цель флирта проста — собрать сладкий нектар флюидов, подзарядиться, а иногда и самоутвердиться (банальный блуд оставим за скобками, хотя весьма часто цель флирта именно блуд). От любви это так же далеко, как далеки друг от друга слова «брать» и «давать». Любовь стремится отдать, а не взять. Её приобретения совсем иного свойства.

Флирт оправдан разве только в период поиска, и то на уровне вопроса «мой или не мой человек возник на горизонте?». В таком случае пчела не хочет всё время прыгать с цветка на цветок, а ищет постоянное пристанище — единственный в своём роде цветок своего сердца. До чего же это трудная задача! Сколь счастливы люди, уже нашедшие свою половинку, успокоившиеся.

Однако, не тут-то было. Флирт давно считается нормой в светской среде. Именно флиртуя, сотрудники зачастую решают нерешаемые производственные проблемы; оказывая знаки полового внимания, легче продвигаются по службе. Служебный роман — тема древняя, как мир. А корпоративные вечеринки — бич нашего времени! Редко где на корпоративы приглашают супругов. Такое ощущение, что условия для флирта создаются намеренно, провоцируя возникновение параллельных семье интимных отношений. И люди барахтаются во всём этом, как неразумные мухи на куче мусора.

Чтобы стать пчелой, собирающей чистый нектар, человек должен усвоить одну простую истину, высказанную святым Мефодием Патарским: пока человек не найдёт свою половинку, он окружен мужчинами и женщинами; когда же половинка найдена, вокруг уже не мужчины и женщины, а просто люди.

Целомудренность — это мудрость, исходящая из целостности человека. Любящий, обретший любимого, исцеляется от ущербности и обретает цельность. Сохранить в себе этот дар любви — одна из задач супружеской пары.

Зубная боль в сердце

«Что такое любовь? Это зубная боль в сердце» — сказал Гейне. Но это, скорее, о ревности: она действительно похожа на нестерпимую зубную боль.

Ревность некрасива, унизительна, оскорбительна. Уязвлённая ею душа страдает, а утешения не находит.

Ревность заклеймена как нечто недостойное. Однако, если присмотреться внимательнее, то она может оказаться лишь «красной лампочкой», сигнализирующей о нарушении душевной территории ревнующей половинки. Есть, конечно, и различные психопатологии, которые выражаются в неоправданной ревности, но мы сейчас об ином. Тем более, что не так просто извне определить: есть покушение на территорию ревнующего человека или нет, придумал он себе горе или оно реально. В любом случае, этот человек страдает, ибо обделен вниманием, чувствует его нехватку. Любимые жены (или мужья), счастливые в браке, не знают ревности. Это ли не веский аргумент не спешить обвинять ревнующего страдальца в непристойности его переживаний.

Так уж устроено природой, что женщина (не знаю, как насчет мужчин, но Лермонтов писал: «Все ясно ревности, а доказательств нет!») всегда слышит сердце любимого. Она точно знает — принадлежит ей это сердце или нет, и если принадлежит, то насколько.

Знала я одну семейную пару, в которой жена ревновала мужа к одной из звёздных певиц. Теоретически мне это казалось смешным, однако, когда я увидела, КАК он смотрел и КАК говорил об этой звезде, я поняла, что часть его сердца, которая по праву должна бы принадлежать жене, действительно была отдана звезде. Не вполне адекватное отношение мужа к певице (он относился к ней и как к женщине) нарушала покой его супруги. Её ревность была оправданной. Мы по-дружески, полушутя, поговорили о ситуации. Оказалось, мужчина не замечал своей «платонической неверности» жене, просто его сердце привязалось к звездной даме, к образу женственности, в ней воплощенному, ещё до встречи с женой. Какой-то параметр его души, связанный с полом, был нечаянно подарен той, другой. Жена чувствовала это и потому ревновала. Стоило разложить проблему «по полочкам и по ящичкам», как она разрешилась. Супруги поняли друг друга, осознали ситуацию и протянули руки навстречу друг другу.

Вышеописанная проблема легко разрешилась лишь потому, что никто из супругов не встал в позу «праведного обвинителя» — они не успели отдалиться, отказаться друг от друга. Желание сохранить близость и устранить конфликт сделало своё дело. Но чаще происходит по-другому: люди расходятся, блюдя только свои интересы и безрассудно попирая интересы ближнего, уничижая его. Главным оказывается не сохранение близости, а самооправдание и желание «сделать себе приятно» любой ценой. Люди равнодушны к страданию другого, не чувствуют своей ответственности за душевное состояние другого, ибо не понимают, что в семье супруги являются как бы демиургами, создающими друг друга. Ближний, его состояние является в некотором смысле правдивым зеркалом, отражающим отношение другого. Две половинки зеркалят друг друга. Библейское «Да будут два одна плоть!» — не афоризм, а реальность, правда нашей жизни, которая почему-то всегда оказывается за скобками внимания.«Прилепившись друг к другу, два уже не могут быть двумя, но оба делаются одним» (свт. Иоанн Златоуст).

Пол-меня или пол-тебя?

Русское слово «пол» очень верно передает суть понятия: это и половина, часть, и сторона, грань (вспомним библейское ребро/грань Адама, из которого была создана женщина). Традиционно наше восприятие пола восходит к мифу об андрогинах, рассказанному Платоном в «Пире». Андрогины — это предки нынешних людей, сочетавшие в себе признаки мужского и женского пола. Подобно титанам, андрогины были страшны своей силой и посягали на власть богов, потому Зевс решил разрезать их пополам, уменьшив таким образом их силу и наглость вдвое. С тех пор только Эрос имеет власть соединять разделённые половинки андрогинов.

В нашем представлении разделенные люди бродят по миру, пытаясь отыскать вторую половинку себя. Счастливчики находят её и обретают семейное счастье. Но большинство всегда находит не того — отсюда страдание, привычное «не сошлись характерами» при разводе.

Ошибка кроется во многих заблуждениях. Прежде всего, любовь считается некоей данностью — тем, что даётся изначально, а ведь она заданность — задание на будущее. Стать одной плотью, одной душой супруги должны в процессе совместного взращивания любви из малого семени симпатии — влюблённости. Но сегодня мы говорим о другом.

Чтобы по-новому посмотреть на извечную проблему, зададимся непривычным вопросом: половинка пола, которая во мне, это половинка меня или половинка другого? Кому принадлежит та часть меня, которая связана с другим — мой пол?

Ответ на этот вопрос расставит всё по местам. На самом деле каждый из нас носит в себе ту часть себя, которая принадлежит другому, а потому может быть названа его собственностью. В итоге, пол — это половина меня, которая мне не принадлежит. В некотором смысле, это — половина другого. Вот в чем секрет! Пол — это то, что мы дарим другому в супружестве, то, что мы отдаём другому без остатка.

В браке мы не просто получаем, в браке мы одариваем друг друга, обогащаем природу друг друга. И, таким образом, исцеляемся любовью от самостной ущербности.

Блуд с этой точки зрения подобен воровству или растрате чужой казны. Он как бы отдает в пользование постороннему то, что принадлежит только супругу. Блуд — это ложный путь, дорога в никуда. Желающий обрести супружеское счастье обязан хранить достойно имеющееся у него сокровище своего супруга — свой пол. Только путь целомудрия действительно достигает цели — счастья в браке.

12/08/2012

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.