В чуланчике изношенных вещей...

Автор: Светлана Коппел-Ковтун
Ночная история. Петер Пауль Рубенс. 1617

В старом чуланчике у Бабушки Сказки много разных вещей: изношенных, истрёпанных временем, выброшенных своими владельцами за ненадобностью. Но она их бережно хранит, потому что старые вещи помнят много красивых историй. А откуда же Сказке черпать вдохновение, если не из таких повестей жизни?

Бабушка Сказка подолгу перебирает вещи вместе с приходящими к ней гостями: поэтами, художниками, всякого рода творческими натурами — кудесниками... И каждая вещь в чуланчике раскрывается перед ними сказкой.

Как-то раз, поздним зимним вечером к Бабушке Сказке пришёл новый посетитель. Он представился Поэтом, и его сразу впустили. Вид его был мрачен, взор — затуманен, так что старая мудрая Сказка сразу поняла: Поэт болен. Заподозрить его в обмане было невозможно — не всякий человек мог отыскать её скромный домик.

Поэт и сам не знал, как здесь очутился. Он просто вышел из дому, чтобы развеяться. В последнее время душа его томилась, мучилась стихами.

Бабушка Сказка была гостеприимной хозяйкой. Она угощала своих гостей не только сказочными историями. Яблочный пирог по рецепту известной поэтессы и чай по рецепту знаменитого художника сделали свое дело. Поэт раскраснелся, расслабился и, кажется, был вполне доволен жизнью, даже несмотря на отсутствие творческого порыва. И тогда мудрая Сказка повела его в свой чуланчик.

Старое протёртое кресло сморщилось от неудовольствия, увидев беззаботного Поэта.

— Пойди сюда! — сказало оно. — Я тебе расскажу о том знаменитом чародее, который написал десятки томов, сидя на моём брюхе. Он знал много такого, до чего ты ещё не дорос...

— Угомонись, дружочек! — попросила Бабушка Сказка. — Он здесь не за этим.

Поэт огляделся. Сумрак чуланчика уже будоражил его воображение. Он помнил его шорохи, запахи... Казалось, он бывал здесь не раз, только забыл когда, при каких обстоятельствах.

— Он был здесь, я его помню! — заговорил письменный стол, выглядывавший из-под лежавших на нём гардин. — А ты меня помнишь?

Поэт неуверенно качнул головой.

— Да ну? Я же Дух Письменного Стола! Только сидя за одухотворенным столом ты мог написать что-либо стоящее.

Поэт снова мотнул головой.

И тогда Бабушка Сказка начала показывать свои сокровища, а они, в свою очередь, начали шептать свои сокровенные истории. Поэт очутился среди множества картин, книг, сервизов, костюмов, платьев, кофточек, колб, ножей, ружей... Его голова закружилась, а в уши со всех сторон полетели сказки, поэмы, гимны, романы, эпиграммы...

Поэт сидел в потрепанном кресле и слушал, слушал, слушал. Его грудь с трудом успевала вдыхать воздух вместе с историями. Перед глазами проносились сотни образов, которые застревали в дырах камзолов, оседали пылью на мебель и затем снова воскресали в воображении Поэта. На его лице мелькали и радость, и грусть, и гнев, и обида. Оно то освещалось внутренним светом, то поглощалось мраком, наползающим из тёмных углов и щелей сказочного чуланчика.

Поэт утратил беспечность, в его душу вновь вселилась тоска, жажда чего-то, ожидание чуда, постижения тайны. Он томился неведомым, которое прикасалось к нему невидимыми руками. Или, может быть, крыльями.

Взгляд его упал на изорванную ветошь, валявшуюся под письменным столом.

— Зачем эта тряпка хранится здесь, среди значимых вещей? — обратился Поэт к Бабушке Сказке.

И в тот же миг в чуланчике воцарилась тишина. Все замерли, затаили дыхание, закрыли рты и широко открыли глаза, чтобы внимательнее рассмотреть того, кто осмелился сказать ТАКОЕ.

Поэт ощутил неловкость, но Бабушка Сказка поспешила ему на помощь.

— Это изорванное сердце настоящего поэта, которое до сих пор способно преображать мир людей, хоть износилось до дыр и брошено здесь последним владельцем в небрежении.

Поэт изумился и с опаской покосился на тряпку.

— Многие его примеряли на себя, но немногие были того достойны. Возьми его в свои руки — ведь ты ради этого пришёл!

56Голос Сказки звучал торжественно, и Поэт неуверенной походкой подошёл к столу. Присел, взял в руки то, что казалось истёртой ветошью, и в тот же миг оно заиграло красками, заискрилось, подобно Золотому Руну.

Сияние озарило чуланчик и все находящиеся в нём вещи, Бабушку Сказку и самого Поэта. Он вскрикнул, как бы пронзённый кинжалом, и его глаза оросились слезами. Ветхая изодранная тряпка преобразилась, забилась сердцем в руках Поэта и затем исчезла. Лицо Поэта озарилось внутренним сиянием.

— Так часто бывает, дружок, что сердце поэта превращается в жалкую ветошь. Ведь поэты не берегут себя, они трутся сердцем о землю и небо, о терновые и розовые кусты, они непрестанно протирают окна человеческих домов, натирают даже человеческие сердца до блеска, так что людям кажется, что их собственные души сияют подобно солнцу...

Бабушка Сказка говорила недолго и вскоре умолкла. Тишина вновь зазвенела в чуланчике: вещи слушали эхо сказочных слов об изношенном сердце поэта.

— Теперь это сердце бьётся в твоей груди, — заканчивала свою речь Сказка. — Это великая сила и великая немощь одновременно. Носи его достойно, чтобы когда твой земной путь окончится, сердце твоё вернулось сюда, в мой чуланчик. И тогда другой поэт примет его вновь, как дар или как проклятье...

Поэт не расслышал последних слов. В его душе уже толпились образы изношенных вещей, спешащие поведать ему о себе, своих хозяевах, об их подлинной жизни, о величайших тайнах и смыслах, сокрытых в жизни людей и вещей, чьи тени жили в чуланчике древней, как мир Бабушки Сказки.

2012

Слушать сказку. Читает автор

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Комментарии

Guest picture

Валяется в чулане дырявая тряпица.
Изношенное сердце - на что оно годится?
Но может быть, однажды в нем снова жизнь забьется -
Когда рука Поэта его опять коснется!

Profile picture for user Светлана Коппел-Ковтун

8Упоминание яблочно-сметанного пирога встречается на страницах воспоминаний Анастасии Цветаевой, сестры поэтессы. Она довольно подробно описывает то, как, будучи ещё ребёнком, отдыхала на даче в селе Песочное. В тот период Цветаевы однажды отправились к родственникам в соседнюю Тарусу — навестить семейство Добротворских. У последних был большой сад и веранда, где, как пишет Анастасия, часто закипал самовар и остывали на столах яблочные пироги, которые пекла «пожилая ласковая Катя, многолетняя помощница». Этот десерт в воспоминаниях называется «выпечкой со сметаной». На этом факты заканчиваются, и начинаются домыслы. Можно предположить, что Добротворские поделились с Цветаевыми рецептом своих вкусных пирогов. И впоследствии семья поэтессы сделала их уже своим коронным блюдом.

Рецепт Цветаевского пирога 

Для теста: 2 стакана муки, полстакана сметаны, 150 граммов сливочного масла, полстакана сахара, чайная ложка разрыхлителя. 
Для заливки: стакан сметаны, стакан сахара, яйцо, 2 столовых ложки муки. 
Для начинки: яблоки, малина, груши — что угодно. 

Приготовление: смешиваем сахар со сметаной, добавляем растопленное и охлаждённое сливочное масло, тщательно перемешиваем. Добавляем муку и разрыхлитель, вымешиваем тесто — оно очень эластичное и приятно бархатистое на ощупь. Берём форму с высокими бортами, выкладываем тесто на дно и формируем стенки высотой сантиметра три. Пусть лежит, привыкает к форме. Смешиваем все ингредиенты заливки и взбиваем венчиком. Распределяем начинку по поверхности пирога, заливаем заливкой. Ставим в нагретую до 180 градусов духовку и выпекаем час.

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.