Хазин: Все люди имеют право на развитие = цивилизация

Я долго размышлял на эту тему в процессе чтения разного рода исторических книг и понял, что с моей точки зрения (а весь дальнейший текст носит ярко выраженный субъективный характер) ключевым фактором, описывающим цивилизованность (то есть близость к правильной стороне истории, выражаясь словами Обамы) общества является отношение конкретного индивидуума к человечеству в целом. 

То есть, если общество прививает каждому своему члену понимание того, что все люди имеют право на развитие и дает ему возможность этого развития достигать — это общество цивилизованное. Если нет — то, напротив, оно таковым не является. Отклонение от этого направления может быть слабым, например, общество объясняется всем своим членам, что все равны и, более того, формально приветствует их развитие, но в реальности большая часть обеспечить себе этого развития не может. Или сильным — когда подозрительные или сомнительные («недостаточно развитые») люди просто ликвидируются. Типичный пример второго варианта — это Спарта, в которой хилые (с точки зрения экспертов) дети бросались в пропасть. Или Саудовская Аравия, в которой женщины не считаются людьми. Но примеров можно привести массу. 

Обращаю внимание, что и США, и современная Россия (де факто, по закону иначе) — страны в этом отношении не слишком цивилизованные. И там, и там людей жестко ограничивают в их праве получить образование и совершить серьезный карьерный рывок, и там, и там мощная элита, в США имеющая многовековую историю, у нас — порождение 90-х, в реальности не рассматривает все общество как равное себе. Причем высота этого барьера, построенного на деньгах, все время растет.

* * *

 Сама капиталистическая модель стала допускать, что есть люди, по отношению к которым у общества никаких обязательств нет. 

Отметим, что наиболее ярко это проявилось в истории англо-саксонского завоевания Северной Америки. Испанцы и португальцы, католики, вели себя по отношению к индейцам достаточно гуманно (сочиненные английским писателями типа Даниэля Дефо сказки, направленные на искажение истории, мы с негодованием отметаем) и уж точно каждый из них рассматривался как человек, априори равный завоевателям. А уж если он принимал христианство — так точно равный. И в результате в Латинской Америке индейцев осталось много, как и потомков от смешанных браков белых и индейцев. 

А вот в Америке Северной все было иначе. В рамках протестантской цивилизации индейцев за людей вообще не считали и, в общем, в цивилизационном плане их вырезали под корень. При этом логика была банальная до жути: в рамках отказа от библейских принципов и примата закона, людьми считались только те, кого защищал закон. То есть, с точки зрения англосаксонской цивилизации, убить койота и убить человека — это одно и то же, если этот человек по каким-то причинам не защищен ИХ законом. И в этом смысле зверства по отношению к индейцам, или австралийским аборигенам, или русским в процессе английской оккупации Севера 1918-1919 годов, или в Ираке и в Афганистане — это звенья одной цепи. Поскольку ИХ законодательство НАС не защищает, убивать нас можно и (в случае некоей целесообразности) должно.   

И появление в XVIII  веке двух новых глобальных проектов, «Западного» и «Красного» четко показало, в чем был цивилизационный откат XVI века. Напомню, что «Западный» проект довершал идеологическую «революцию» XVI века, отменив вообще все Библейские принципы как анахронизм и возведя в абсолют принцип «свободы», понимаемый как право любого индивида выбирать для себя ценностную базу и менять ее по мере необходимости. А проект «Красный», напротив, попытался вернуть человечество на «столбовую дорогу» цивилизационного развития, вернув на место запрет на ссудный процент. Правда, поскольку индустриальное общество без кредита существовать не может, запрет этот был введен в форме отмены возможности индивидуального присвоения доходов от ссудного процента.  

И схватка «Западного» и «Красного» проекта в середине ХХ века (причем до того они достаточно успешно ликвидировали крупные проявления проекта Капиталистического, который как раз в силу двойственности своей ценностной базы оказался слаб) была как раз схваткой за возврат на «столбовую дорогу» цивилизации. И именно необходимость концентрировать ресурсы для борьбы привела к тому, что «Красный» проект был вынужден (скорее всего, временно), отступить. Хотя по формальным обстоятельствам, в 70-е годы прошлого века, скорее всего, выиграл.  

Михаил Хазин. Кто с какой стороны истории?

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.