Святая Росвита, первый немецкий поэт

Автор
Марина Алёшина

Годы жизни: 930/5 — ок. 975.

А

Славен был Лиудольф, дед Генриха Птицелова, в свои времена. Владетель обширных земель, отважный воин, он собрал под свои знамена всю местную знать, одержал победу над датчанами, укрепил границы родной земли. Его признал первым князем Восточной Саксонии сам народ, а официально — Людовик Немецкий.

Но одно желание еще оставалось невыполненным: основать родовой монастырь. Поэтому вместе с супругой Одой князь совершил долгое паломничество в Рим, принял от папы необходимые для закладки нового храма мощи, и с 865 года стала расти Гандерсхаймская[i] обитель, настоятельницами которой сделались поочередно три княжны, его дочери: Хатумода, Герберга и Кристина.

Одна из здешних монахинь, Росвита[ii], блиставшая незаурядным литературным талантом, прославилась как первая немецкая поэтесса.

В

Судьба и творчество этой святой — неожиданные, удивительные. При самом мимолетном знакомстве с ней слишком многое поражает и не укладывается в голове.

На дворе эпоха раннего средневековья — а она поэтесса-новатор; c юности добровольно связанная монастырским уставом — но уже вскоре находит время перечитать всю библиотеку; первый немецкий поэт — а пишет на превосходной высокой латыни; монахиня — а создает стихотворные пьесы-драмы; не должна бы выходить из каменных стен — а становится одним из важнейших хронистов и описателей жизни Оттона Великого и вообще событий своего времени.

С

О святой мы знаем лишь то, что она сама пожелала открыть.

Обитель находилась под покровительством Саксонской династии, хранила связи с королевской семьей. Полагают, что преподобная происходила из знатного саксонского рода.

В юности поступила она в Гандерсхайм, игумения которой с 919 по 927 годы, также Росвита, была ее теткой. А наставницей стала предприимчивая и проницательная Герберга, вторая дочь Генриха Птицелова и сестра Оттона Великого.

Когда-то великая княгиня получила прекрасное образование у ученых отцов Эммеранской обители в Регенсбурге. За похоронами второго мужа последовал монашеский постриг в 954 году.

В родовом монастыре она обратила особое внимание на Росвиту, которая к двадцати четырем годам прочла не только все книги, находившиеся под рукой, но и все те, что сумела отыскать. Высокородная покровительница поощряла девушку к дальнейшему изучению наук. Со временем превосходно начитанная Росвита ощутила тягу и призвание к литературному труду.

D

Местность близ Гандерсхайма прекрасна. Покрытые лесом холмы вздымаются над равнинами. Осенью кажется, что художник смыл палитру на эти леса, — так пестро стареет листва, готовясь к зиме.

В окружении дивных пейзажей, обращающих ум к благодарению Создавшему их, делала матушка первые пробы пера, а начала со стихотворного пересказа житийных сюжетов, известных в Германии в те годы, и плавная речь ее струилась, складываясь в леонинские шестистопные стихи[iii] и элегические двустишья.

Не живописность природы восхищали внутренний взор поэта, а душевная красота и жизненный путь угодивших Богу людей.

Одной из первых составилась пьеса «Авраам».

Е

Всякий, кто хоть немного знаком с раннехристианской сирийской литературой или относит себя к почитателям одного из ее блестящих авторов — преподобного Ефрема Сирина, с первых же строк узнает повесть. Она — о друге святого, Аврааме и племяннице его Марии.

Угодник Божий Ефрем, работая в описательном жанре, последовательно раскрывает жизнь отшельника, и голос повествователя иногда затмевает голос героя: последний хранит безмолвие, когда его избивают, молчит, потеряв единственную голубку, а заговаривает уже в публичном доме — с его владельцем, и, наконец, с Марией.

Вот почему ярче воспринимается в этот момент каждое слово, и оно — о радости спасения и надежде. То, чего так жаждет человек, если он еще человек.

Но святая Росвита пишет пьесу, да еще в стихах, а не в прозе, и у нее преподобный Авраам сразу же начинает беседу с другом Ефремом.

И до чего же легко матушкино перо!

«Авраам. Слезными стенаниями я воздух потрясал,
Вопрошал:
что за волк овечку мою растерзал,
Что за разбойник дочь мою украл?
Ефрем. И впрямь, как же тебе не плакать о той,
Которую вскормил ты собственною рукой.
Авраам. Наконец, пришли те, кто истину знал,
И поведали все то, что я тебе пересказал,
И сказали, что в мирскую суету она ушла.
Ефрем. Куда?
Авраам. Неведомо.
Ефрем. Что же делать?
Авраам, Есть у меня верный друг,
Обойдет он города и села вокруг,
Пока не узнает, где,
В какой она есть земле?»

Пока еще поэт — пересказчик, пока еще следует за оригиналом след в след, но со своим собственным стилем, ясным, светлым, воздушным.

F

О другой обратившейся блуднице — драма «Пафнутий».

История покаянии богатейшей куртизанки была известна издревле. Около V века ее перевели на греческий, а в следующем столетии за переложение на латынь взялся Дионисий Малый. Его труд „Vita Taisis“ (Жизнь Таисии) стал широко известен и вошел в приложение к «Vitae Patrum» (Жизнь Отцов), сборник, который можно было найти в любом средневековом монастыре запада.

Пьеса — жанр прикладной, пишется, имея в виду постановку. Мы не знаем, кто именно имелся в виду как зритель, но поэтесса вступает с ним в разоговор о важности того образования, которое тогда получали в Германии. Воспеть его она поручает… самому преподобному Пафнутию, беседующему с учениками. Он ведет речь не о тривии, первой ступени гуманитарного образования, включающего грамматику, логику (диалектику) и риторику, а о квадривии.

«Ученики. ... что есть квадривий?
Пафнутий. Арифметика, геометрия, музыка, астрономия.
Ученики. Почему сие зовется квадривий?
Пафнутий. Квадривий есть четверопутие,
и как от четверопутия дороги,
так от единого начала философии исходят сии науки».

И хотя далее есть оговорка «не многое могу сказать, ибо не отшельнику об этом знать», но продолжается краткое объяснение законов музыки, а перед завершением первой сценой предлагается такой вывод:

«— Не знание знаемого
Господу претит,
но неправосудие знающего.
— Воистину.
— А кому достойннее
и кому справедливее
знание наук посвятить,
если не Тому, Кто знаемое сотворил
и знанием нас одарил?
— Никому.
— Кто больше знает,
сколь предивно Господь все на свете
числу, мере и весу подчиняет,
тот и любовию к Нему жарче пылает».

G

Но с какой же целью писались строфы? Для чего оттачивался стиль превосходной латыни?

Послушаем, как сама святая отвечает на этот вопрос в предисловии к драмам.

«Многие обретаются [правоверные],
коим вряд ли можем мы простить таковые проступки,
что ради изощренного
красноречия словесного
языческих книг суетность бренную
предпочитают пользе Писания священного.
Есть и другие,
святым страницам прилежащие,
кои, хотя все языческое вообще презирают,
Теренциевы вымыслы, однако же, частенько читают,
и пока сладостью речи упиваются,
познанием нечестивых вещей оскверняются.
А посему я, Громкий Глагол Гандерсгеймский[iv], не погнушалась подражать тому писанием,
кого многие почтили чтением,
дабы в том роде сочинительства, в коем постыдное
распутных жен многоблудие воспевалось,
ныне достохвальное
святых [дев] целомудрие
по силе ума моего прославилось»[v].

Другими словами, стихотворные строки, выходившие из-под пера поэтессы, изяществом слога и мастерством подражали комедиям древнеримского драматурга Публия Теренция Афра, а жанром и содержанием противопоставлялись им. Шесть комедий успел составить римлянин, — шесть драм оставила нам святая.

H

Между тем в Германии вступила в свои права новая эпоха, Оттоновское возрождение. Ее веяния ощутили все подданные, в том числе и насельницы обители, которую правящая династия считала своей. Настоятельница Герберга, сестра императора[vi], сумела сделать из нее превосходное училище, где занимались изучением не только Священного писания и творений Отцов, но и классической литературы.

Императорская семья, по-видимому, часто посещала родовой монастырь, и в один из приездов юный десятилетний наследник трона попросил сестру Росвиту описать для него деяния прославленного отца.

Матушка взялась за перо. Ясно мысля и излагая, она создала великолепную поэму о правлении императора, которая дошла до нас с купюрами: из более чем полутора тысяч гекзаметров сохранились восемьсот тридцать семь. У нее была возможность пользоваться уникальными источниками, которые не дошли до нас. Она могла видеть и расспросить святых очевидцев: мать Оттона, праведную Матильду и его младшего брата, священномученика Бруно.

Вот как описывает поэт возвращение императора из Италии, выражая свое и общее мнение о нем:

С радостными кликами принял его народ,
когда он возвращался назад,
вознося к небу мольбы благодарные Вышнему
за мирное возвращение короля,
избранника Божия,
по-прежнему с любовью взиравшего на свой народ.

Работа длилась с 965 по 968 годы. И хотя многим не нравятся панигирические отступления в ней, но справедливости ради нужно отметить, что не так уж и преувеличивала дочь своего народа, воспевая любимого всеми и воистину милостивого, простившего даже мятежного брата, царя.

I

На исходе жизни матушка собрала все творения в три рукописных книги. В первой она разместила житийные произведения в леонинских шестистопных стихах[vii], а одно — в элегических двустишьях.

Второй том составили драмы в рифмованой прозе; среди них уже известные нам «Авраам» и «Пафнутий», а также «Галликан», «Дульциций» (мученичество святых дев Агапии, Хионии и Ирины), «Каллимах», «Мученичество святых дев Веры, Надежды, Любови».

И, наконец, исторические произведения разместились в третьем и заключительном томе. Кроме уже известной нам поэмы о деяниях Оттона, в него вошли также «Начала истории Гандерсхаймской обители» посвященное основанию и жизни родного монастыря с 846 по 919 годы и насчитывающего до 600 дактилических гекзаметров. Оба произведения поражают исследователей изяществом стиля и превосходным владением поэтическим языком.

И справедливо! Ведь это были первые стихотворения на высокой латыни во времен крушения старой Римской империи.

К

Мы помним, что наставница преподобной Росвиты Герберга получила образование в Эммермском монастыре. Видно, духовная связь обителей не прерывалась, потому что в именно в Эммерме рукописный трехтомник святой поэтессы пять столетий хранился под спудом, пока однажды другой поэт совсем иной эпохи, Кондрад Цельтис, работая тут, не наткнулся на них.

Можно представить его радость и изумление!

Он листал слежавшиеся страницы, которых так долго не касалась человеческая рука, и понимал: в век, когда драматического жанра в литературе не существовало, святая писала драмы; в век, когда рифмованная проза только начинала утверждаться в латинской словесности, она пользовалась ею столь широко и свободно!

В 1501 году в Нюрнберге вышло первое печатное издание творений преподобной, с гравюрами А. Дюрера и В. Траута.

Затем четыре рукописи в авторской редакции нашлись в историческом архиве Кёльна.

L

Когда-то латынь была языком Православия, Священного Писания и творений святых, противостоя, особенно в Испании, натиску готфского — языка ариан. А теперь среди нас исчезающе мало тех, кто мог бы насладиться богатствами мудрой Росвиты в оригинале.

В 1864, в Петербурге, вышла книга «История средних веков в ее писателях…», во втором томе которого напечатан переведенный М.М. Стасюлевичем на русский язык отрывок исторической поэмы об Оттоне.

Много потрудился над переложениями пьес в середине XX века М. Л. Гаспаров. С «Авраамом», «Каллимахом», отрывками из «Дульциция» мы можем ознакомиться в его переводе.

Но это поле широко, и велико, и еще ожидает своих делателей.

M

Преподобная Росвита включена в список местночтимых православных святых Германских земель первого тысячелетия. Память ее — 5 сентября.

Более чем десять веков спустя память о ней возвращается к нам как почитание православной святой.

 

 

Источники и литература

Dümmler E.. Gerberga // Allgemeine Deutsche Biographie (ADB). — Bd. 8. — Lpz.: Duncker & Humblot, 1878. — S. 723—725. (нем.)

Памятники средневековой латинской литературы Х — XI века. М.: Наука, 2011.

Поньон Эдмон. Повседневная жизнь Европы в 1000 году. — М.: 2009.

Электронный ресурс: страница о святой на сайте Энциклопедии «Всемирная история».

Электронный ресурс: Творения святой Росвиты в переводе Гаспарова.

Электронный ресурс: «Предисловие к драмам», «Дульциций» (пер. Б.И.Ярхо), «Каллимах», «Авраам», «Пафнутий» (пер. М.Л.Гаспарова), «История страдания св. Агнессы, девы и мученицы» (пер. М.Р.Ненароковй) // Памятники средневековой латинской литературы X-XI века. М.: «Наука», 2011. С.690—738.

Электронный ресурс: Отрывок из поэмы о деяниях Оттона.

[i] Гандерсхайм — ближе к немецкому произношению. При методе транслитерации выходит часто используемый вариант Гандерсгейм.

[ii] Варианты написания имени: Гротсвита, Хросвита, Хротсвита; лат. Hrotsvit, Hrotsvith, Hrotsuitha, Hroswitha, Roswitha. Годы жизни: 930/5 ‒ ок. 975. Росвита — самый немецкий, не латинский вариант. Кроме того, под именем Росвита святая включена в список почитаемых православными святых.

[iii] Рифмуются начало и конец.

[iv] «Громкий глагол» — преподобная считала, что так переводится ее имя, Росвита.

[v] Предисловие к драмам. Цит. По: «Памятники средневековой латинской литературы Х-ХII веков. М., 1972. Перевод Б. И. Ярхо.

[vi] В сети широко распространена ошибочная информация о том, что настоятельницей Гандерсхайма при святой Росвите была племянница Оттона Великого, дочь мятежного его брата Генриха. По немецким же книгам она — сестра императора. Об этом можно прочесть, например, в авторитетном издании  «Allgemeine Deutsche Biographie (ADB)». — Bd. 8. — Lpz.: Duncker & Humblot, 1878. — S. 723—725. (нем.) Простая логика подскажет, что племянница Оттона Герберга, родившаяся в 940 году, была младше Росвиты, и в возрасте 10 лет вряд ли могла стать ее наставницей. Путаница возникла из-за схожести имен.

[vii] Рифмуются начало и конец.

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.