Поэт длится в «радости после отчаянья» бесконечно

Автор: Светлана Коппел-Ковтун

Вопрос: Вероятно, самое невозможное из невозможного в этом мире - это счастливый поэт. Он либо не поэт, либо не счастлив.

Мой ответ: Неточная трактовка. Поэты, наоборот - самые счастливые люди. Их несчастность - кажимость, она кажется таковой для внешнего наблюдателя. Как-то в беседе с Марком Захаровым Мераб Мамардашвили хорошо сформулировал про радость после отчаянья: мол, надо «выходить в ровное веселье, которое наступает, когда отказался от призрачных надежд». Понимаете, у людей слишком много необоснованных, нафантазированных надежд, а подлинная радость приходит после пережитого отчаянья. Не до и не вместо, а после. Поэт длится в этом «после» бесконечно, ибо бесконечно преодолевает переживаемый им трагизм мира. Он страдает, но преодолевает страдание поэзией и длится в своём преодолении - т.е. в поэзии. Поэт не кажется, а реально, бытийно длится в поэзии  - большее счастье невозможно.

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.