Миниатюры

Далеко ли до Гефсимании Всечеловека?

...Итак, в нас один неразделившийся Христос: телесный, душевный, духовный.... и социальный. Христос в нас — это ещё и социальный Христос. И сейчас происходит именно над социальным Христом надругательство, которого мы словно не замечаем.Судьба исторического Христа — Икона судьбы Христа социального, привычно именуемого в нашей традиции Всечеловеком. Всечеловек — это Христос в нас (в нас, а не во мне!)...

Люди превращаются в заборы

Люди превращаются в заборы. Внутреннее пространство перестаёт быть актуальным и действующим, в нём постепенно поселяется пустота. А человек словно переселяется из дома внутреннего в забор, но не замечает этого. Именно потому, что не замечает происходящих внутри него перемен, он перестаёт видеть и свой дом, и себя - начинаются злоупотребления забором...

Что такое инобытие?

Понять, что такое инобытие невозможно прежде, чем попадёшь в него. Так, бабочка никогда не сумеет сказать: «я — гусеница» (и ведь она правда не гусеница, хоть и была ею — она УЖЕ НЕ гусеница) и не сумеет понять, что значит быть гусеницей.
Гусеница, впрочем, тоже не сумеет соврать: «я — бабочка» (она даже не была ею — она ЕЩЁ НЕ бабочка)...

Поэт и тайна

Поэт и тайна, Тайна и поэт -
иного, может быть, на свете нет.

Это не о том, что не поэты - не люди, а о том, что все люди - поэты, только позабыли об этом. И Бог - Поэт, значит и у Него есть своя тайна.
И тут может увидеться неожиданный вопрос: Бог как Поэт познаёт Тайну или тайну? Или же и тайну, и Тайну - как и человек. И Его тайна и Тайна, как и человеческие, связаны друг с другом...

Нить времени, судьбы и поэзии

Жизнь  — это рубаха, которая связана (сплетена) кем-то где-то там, здесь мы её день ото дня всё больше распускаем, а нить сматываем в клубок. Там  — рубаха, а здесь  — просто клубок? Клубок  — это наше время, которое там отмерено в согласии с тамошним изделием. Но если начать и здесь плести какие-то вещи, а не просто распускать тамошнее и сматывать в клубок (наверное, сматываем всё-таки не мы сами, а кто-то другой  — за нас, мы же только распускаем)...

Пошлость — это неподлинность

Плоский ум не способен вмещать объёмные смыслы, для него их наличие, присутствие — всё равно, что отсутствие. Плоский ум не способен вместить истину, которая объёмна по самой природе вещей. Проекция объёмной истины на плоский ум — это пошлость... Пошлость — это низость, рядящаяся под немощь (или что-то  другое — неважно). Пошлость — это низменное, изображающее из себя высокое. Пошлость — это неподлинность...

Пища богов — стихи

Пища богов  — стихи, поэзия. Нектар  — это и есть поэзия. Слова внутри полны этим божественным нектаром, который собирают поэты, словно пчёлы, для своих творений. Чтобы прочесть стихотворение, надо впитывать в себя нектар Слова, а не считывать внешние слова. Внешнее  — лишь упаковка...

Подвижник и обыватель

В каждом из нас живёт и подвижник, и обыватель, но кому мы даём «зелёный свет», в качестве кого преимущественно существуем - в этом сказывается различие. И, в зависимости от этого выбора, мы по-разному относимся к подвижнику/обывателю в другом... Подвижник от обывателя отличается тем, что подвижен, а подвижен он потому, что практикует разного себя, пытаясь найти себя истинного.

О поэтической самости

Поэт как представитель рода человеческого, конечно, не лишён самости. Более того, в отличие от обычного человека, она у него двойная: у поэта две самости - человеческая и поэтическая (здешняя и тамошняя). Но они по хорошему не совместимы, т.е. в нём есть либо одна, либо другая. Здешняя мешает быть нездешей, нездешняя - здешней, они в нём всё время спорят...

Настоящие стихи творят втроём

Добросить слово до небес не каждому дано потому, что для этого надо чтобы слово было целым, живым, тогда в этом акте соединяются воедино три силы, три целостности: сила человека, сила слова и сила благого Бога, всегда готового помочь, выйти навстречу. Настоящие стихи творят втроём...

Мужество поэта

Мужество поэта и мужество обычного человека - не одно и то же. Поэт живёт в ином мире, у него нет нужной мускулатуры для жизни в этом. Обычный человек не имеет нужной мускулатуры для жизни в ином мире. То есть, трудно им - разное, и боятся они разного.
Всякий человек боится, прежде всего, выпадения из своего мира, из своей обычной системы координат, к которой он приобщён, приноровлен не только по личным причинам, но и по дарованиям свыше...

Христианин - это не человек своей толпы, а Христов человек

В этом мире не бывает толпы, идущей в рай, даже если эта толпа марширует с иконами и крестами. Каждый, кто ищет такую топу, заблуждается и оказывается в плену своих иллюзий. В конечном итоге дьявол соберёт все возможные толпы под свои знамёна, в том числе марширующих с иконами и крестами - они-то и будут, вероятно, убивать святых, думая что тем служат Богу. Потому христианам важно не превращаться в толпу с какими-то СВОИМИ интересами, несмотря на то, что именно в это состояние всех гонят политтехнологи. Христианин - это не человек своей толпы, своей тусовки, а Христов человек.

Такова жизнь

...Единственное, что у него хорошо получалось - скандал. Вот закатит концерт на несколько часов и, глядишь, чувствует себя живым. Жена пришла с работы, устала, ребёнок орёт о переутомления - неважно, потому что такова жизнь. Не зря же от неё  умирают.

Тайна становления богом

Человек смертен потому, что не выбирает бессмертие, т.е. Бога. А что значит выбрать Бога не на словах, а на деле? Как минимум, надо перестать желать урвать что-то только для себя. Все мы делаем это - заботимся о себе, о своей безопасности, и потому хотим хорошее и лучшее присвоить себе, и желательно так, чтобы ТОЛЬКО себе - это повышает статусность. Богу это несвойственно. Бог - богат и щедро делится всем, что имеет, Он может потому и богат, что не присваивает ТОЛЬКО себе ничего. Другое дело, что взять у Бога божье можно только богоподобием своим - т.е. не всем дано взять то, что даёт Бог (но всем дана возможность стать таким)...

Солнечное пятно на тёмном фоне старого пальто

Женщина - ломовая лошадь, женщина - тяжеловоз... Быть может, только 8 марта они, слегка смущаясь, вспоминают, что в них тоже когда-то цвела женщина. Что с ней стало, вспоминать не хочется - отсюда некая сконфуженность. Цветок в руках выглядит как-то неуместно, странно. Русские женщины стареют рано, потому что не берегут себя: других жалеют больше, а их самих редко кто жалеет...

Человек, Бог и нищенка

Просил человек у Бога показать ему святого человека. Много лет просил. И вот однажды оказался он в зимнем парке на одной скамье с нищенкой, потому что Бог сказал ему, что она – святая. Сидит, глядит на неё в упор, словно требуя: докажи, яви благодать! А она не являет: устала до смерти, есть хочет, пить хочет, спать хочет, а жить не хочет...

Дружба, Любовь и Песня

Дружба — поиск песни сердца другого (петь навстречу), вызывание своей песней песни другого. Это бережное внимание к песне другого. Светящийся шар на картине Чюрлёниса «Дружба» — и есть Песня. Её принимают или передают — всё это пение Одной Песни. 

О чём говорят пазлы?

О чём могут поговорить два пазла? Ну, конечно, только о целой картинке - она их соединяет, даже если они расположены на её противоположных краях и не соприкасаются. Общая картинка - целое - это всё, что есть у них обоих. Можно наверное попытаться предложить друг другу рассмотреть тот фрагмент общего рисунка, который их различает, но чтобы его увидеть и воспринять...

Одна песня

Уважение к чужой песне сердца - критерий человечности. Равнодушие в людях и мертвенная глупость развиваются от равнодушия к песне: и своей, и чужой. Своя песня напрямую связана с песней другого, потому что это в принципе ОДНА ПЕСНЯ, но спетая разными голосами. Люди порой свою болтовню ценят выше чужой песни - верный признак того, что и своя песня им мало знакома.

Почему мир погибнет?

Мой сосед сегодня слишком громко говорил со своим Богом, и я невольно всё слышала и даже записала их разговор.
- Бог, - сказал сосед, смеясь, - я так много позитивных картинок размещаю в социальных сетях, столько ставлю лайков под красивыми изречениями мудрецов, всё это делают и многие другие люди - почему же мир становится всё хуже?
- Я смотрю в твоё сердце, - ответил Бог...

Глупое сердце

Глупое, глупое сердце... Оно слышит рёв и ярость надвигающейся на мир волны, оно слышит подлость мира — в себе, и плачет. Его песня — плач.
О, сердце, в тебе столько радости сокрыто, и вся она — прогоркла: к ней примешалась горечь  слёз и преступлений. Сердце плачет, ибо скоро и слёзы высохнут от страданий, для них не хватит жизни...

Единственное, что я умею...

Единственное, что я умею - искать и находить истину. Почему умею? Потому что Она меня тоже ищет, и ещё потому что я знаю, что ничего не знаю. Это главное, чему я научилась в своей жизни. Единственный способ знать истину - это её не знать, но всегда искать (жаждать, умирать без неё). Всегда - в смысле непрерывно. Истина тоже непрерывна. Как только перестал искать истину или  решил, что сам что-то знаешь, тут же утрачиваешь её.

Духовная валюта постмодерна

«Кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку». Это - плохо и некрасиво. «Давайте говорить друг другу комплименты, ведь это всё любви счастливые моменты». Это - хорошо и красиво. В чём разница? Внешне - одно и то же, а по сути - противоположное. Разница в том, что в первом случае явлено абсолютное равнодушие к истине. Корысть и ничего кроме корысти. А во втором случае, наоборот...

Трёхмерный человек в двухмерном мире

Трёхмерный человек в двухмерном мире - это трагедия. В нём есть все необходимые для полноценной жизни структуры, но они не развёрнуты, не могут развернуться, и потому не функционируют. Он томится ими, он не может реализоваться. Если говорить с ним из трёхмерного мира, где все структуры развернуты, говорить о проблемах трёхмерного человека, которым он является, но не вполне...