Миниатюры

Виновата ли «белая ворона» в том, что она «белая»?

Виновата ли «белая ворона» в том, что она «белая»? Вряд ли, хотя кто знает - может ей хочется быть таковой. Виновата ли она, если хочется? Смотря в каком смысле хочется: желание выделяться любой ценой - дурное, а желание быть собой - нет. Имеет ли право «белая ворона» быть собой?
Под ответ на этот вопрос подогнана вся тематика прав меньшинств, развёрнутая в наше лукавое время. Если следовать этой нечестной логике, то и убийца имеет право быть убийцей (мозг у него такой) - и такое понимание транслируется в определённых кругах. С какой-то сомнительной целью, вероятно...

Служение Родине — это форма служения Богу

Наверное можно начать от противного: Родина - не идол, нельзя позволять превращать служение Родине в служение идолу. Служение Родине - это форма служения Богу, иначе вырождение и гибель неизбежны. 
Ближе всего к понятию «родина» понятие «народ». Как говорил свт. Иоанн Златоуст, народ - это святые, а не толпа народа. Народ и население - про разное. Так и с родиной обстоит дело, потому эту Родину пишут с большой буквы.

Полёт дороже птицы

- Птица, к твоим крыльям хотят привязать верёвки. Потому что верёвки не летают иначе.
Тем более цепи...
Птица на цепи - птица? 

- Зачем верёвкам и цепям небо?...

Ткани. О покровах

Нет-нет, я не шью покрывала из лоскутов. И не рву вещи на части, чтобы понять из чего они сделаны - для меня это больно. Я только штопаю - латаю дыры, пытаясь сберечь истончённое временем целое в сохранности.
Люблю тонкие ткани - они как дымка неуловимы и потому крепки. Прозрачное - лукаво, неправдиво, оно прозрачно лишь там, где хочет, и потому, что хочет себя показать кому-то. А вдруг не мне? Сокрытое - тоже обманно, оно не умеет быть открытым и оставаться собой: сокрытое право, пока таится.
Ткани - не только покров и защита, они высокий дар, который не ценят. Покрытое - не сокрытое...

На что жалуетесь?

- На что жалуетесь?
- На себя. Я оказался не тем, кем хотел быть.
- Неожиданно получилось?
- Сначала было неожиданно, а потом уже предсказуемо. Но неисправимо.
- Почему неисправимо?
- Оказалось мало желания быть вообще. Всё равно не быть, так какая разница каким быть. Начинаешь охотиться за сиюминутным, а не за вечным, за мелким, а не глобальным...
- Потеряли вечность в себе? 
- Не знаю, может не обрёл. Или мало дорожил ею. Я теперь ничем не дорожу. Ничего не жаль по-настоящему, чтобы за это сражаться...

Время — это стиль

Время — это стиль. Его надевают как одежду и/или носят внутри как истину. Время рядит людей в себя извне и изнутри.
Как когда-то время рядило людей в коммунистов, стахановцев, героев во благо со всеми возможными перегибами, так теперь рядит в торгашей, в аполитичных или протестующих мечтателей, которые погрязли в чужих сказках и не в состоянии сочинять свои. Героями становятся на пути воплощения в жизнь своей сказки, потому теперь не время героев. Хотя они, конечно же, есть — вопреки времени. А может и не вопреки, может они тоже порождаются временем, но как-то иначе...

Друг — тот, кто не любуется собой на фоне твоего страдания

Друг познаётся в беде, причём не обязательно твоей личной — может, общей. Беда — время трагедии многих.
Люди по-разному смотрят, разное видят, по-разному оценивают увиденное, по-разному ставят диагноз ситуации, ищут решение проблем, спасения. А беда обостряет все эти различия.
Глядишь, тот, кто казался близким, уже далёк. Тем более тот, кто таковым прикидывался. А тот, кто совсем не близок, вдруг неожиданно оказывается рядом...

Каким будет закат?

Каким будет закат? Бывает, что похожим на рассвет - у счастливчиков. В своё время старость-болезнь съест рассвет, как чёрная дыра - со всем миром и так трудно добытым счастьем. Но она съест не всё, кое-что останется. Отрадно знать, что не всё. У надвигающейся тьмы есть пределы.
Сжаться бы в точку света - такую плотную-преплотную, чтобы и во тьме светиться. Кому? Тому кто дарит свет. И всякому, кто готов светиться...

Быть или не быть?

- Почему бы мне не быть тем, кто я есть?
- Не позволят.
- Надо быть кем-то другим? Для чего?
- Так положено.
- Кем?
- Ну, так принято. Надо надеть социальную маску, иначе опасно.
- А если я не хочу.
- Никто не спрашивает о желаниях.
- А я ни у кого ничего не прошу, мне ничего не надо от других. Воздух, которым дышу - ничейный, кому-то его жалко для меня?
- Не знаю, может и не жалко, но не положено.
- Новые маски избыточно агрессивны по отношению к лицу, мне лицо слишком дорого...

Мы все немножко диогены

Мы все немножко диогены, в том смысле, что ищем человека, которого и с фонарём в руках средь бела дня найти непросто. Но благодаря христианству мы продвинулись в понимании того, что или кого мы ищем.
Во-первых,  фонарь - это наш внутренний человек во Христе. В ком не горит этот фонарь, тот ничего настоящего не сможет отыскать, потому что не увидит.
Во-вторых, эти самые «фонари в нас» общаются между собой и чувствуют друг друга, а потому человеки, словно бабочки, «летят» на свет. Так что наличие фонаря - уже некая гарантия встречи...

Спасается спасающий

Себя спасать невозможно иначе, чем помогая спасаться другим. Человек - существо социальное. Любовь к себе - это любовь к Богу в нас (к Богу в себе). Это одна любовь на всех. Нельзя любить Бога, не любя ближнего, нельзя любить себя, не любя ближнего и не любя Бога. Потому голод другого - это и мой голод, и Христа голод. Накормить его - это накормить и Христа, и себя...

Может ли ИИ судить человека справедливо, если человек по определению тот, кто ошибается?

Мышление осуществляется в Боге. Человек мыслит богом в себе - если мыслит. Животные не мыслят, но думать они умеют. Мыслить и думать - разное. Но и животное живёт благодаря Богу, жизнь животного осуществляется тоже в Боге. Как думают животные можем понять по аналогии с собой, люди ведь тоже во многом - животные, в каждом из нас присутствует и человек, и животное. И растение, кстати, тоже - человек может жить, как растение и думать, как растение - клеточный уровень сознания тоже существует...

Я тебя не вижу, значит, тебя нет...

- Я тебя не вижу, значит, тебя нет.
- А я тебя вижу. Значит есть я, и есть ты.
- Я - есть, а тебя - нет. Потому что я тебя не вижу.
- Я тебя вижу, и значит я есть. А раз ты меня не видишь, то тебя нет - для тебя. Для меня ты есть, раз я вижу. 
Если для тебя я не существую, то и ты не существуешь - для себя. Тебя нет, если нет меня.
- Ерунда! Вот, пощупай меня - я есть.
- Ты это говоришь тому, кого нет?
- Может, если ты ко мне прикоснёшься, я изменю своё мнение насчёт тебя. 
- Прикоснуться к тебе можно, а пообщаться нельзя - именно потому, что ты меня отрицаешь...

Люди — существа сказочные

Люди — существа сказочные, всякий человек таков, как он есть, в зависимости от сказки, в которую верит, от сказки, которую он сам себе рассказывает: о себе, о мире, о соседе, о кошке..., о небе. Люди живут в пространстве, создаваемом их сказками о себе, потому надо быть очень внимательными к своим сказкам...

Запрещаю запрещать...

- Я запрещаю вам запрещать меня!

- Так вот и вы запрещаете...

- Я запрещаю запрещать, а не быть - не чувствуете разницы?

- Нет.

- Если вы не позволите мне быть, я исчезну: совсем или только из вашей жизни - это как повезёт, но исчезну. Хотя... 
Чтобы исчезнуть, надо быть, а был ли я? У себя, кажется был. А у вас, кажется, нет...

«Не надо очеловечивать животных»? Или всё-таки надо?

Не надо очеловечивать животных. Эта расхожая формула требует пояснения, потому что в одном случае она верна, в другом случае — ложна, и, как правило, понимается она, к сожалению, ложно. Дело в том, что очеловечивать — качество человечности. Об этом свидетельствует вся культура. Очеловечивая, очеловечиваемся. Так же и расчеловечивая, расчеловечиваемся...

Птица на перроне

Голуби — постовые наших улиц. Кто им платит зарплату за то, что с утра до вечера они ищут в нас человека?

*  * *

Струями ливня художник смывает мир со своих полотен. 
По стёклам течёт уныние наше и страхи. 
Остывает пожар страстей на время дождя. 
Гроза озаряет промокшего пса нашей жизни. 
Человек смотрит на пейзаж за окном электрички...

О разнице между несовершенством и преступлением

Быть несовершенным — можно, — сказал Господь. 
Не вини ближнего за несовершенство — он невиновен. 
Человеческое несовершенство — не преступление, а беда. 
Но я научу тебя любить, и ты станешь совершенным — пока любишь.
Ты будешь мудрым, всё знающим и понимающим — пока любишь.
И тогда ты увидишь разницу между несовершенством и преступлением.
Преступник выбирает нелюбовь, когда может выбрать любовь,
преступник выбирает несовершенство, потому что совершенство ему неприятно...

Подлинные слова приходят в ответ на вопрошание

Подлинный поэтический текст вовлекает читателя в действие (приобщает), он не просто информирует, но ведёт по пути, он есть путь. Неподлинная поэзия этого не творит с читателем, в ней есть слова, но нет силы Слова - в слова не вложен зов Целого. И, разумеется, сам читатель должен быть способен воспринимать тот дар, который есть в поэтическом слове.

Теперь я знаю...

Небо моё искрится, а твоё — темно, как дождливой ночью. Тебе больно? «Да, мне очень больно, — говоришь ты. — Бог меня не любит».
Любит! Он всех любит! Вот тебе искра моего сердца — зажги свою звёздочку. «О, как красиво!», — говоришь ты, и кладёшь в карман свет, который надо отдать, чтобы он вырос. От звезды к звезде идём дорогой Солнца. Тебе теплее? «О, мне больно! Больно!», — говоришь ты и тянешься рукой к очередной звезде на моём небе, чтобы сорвать её...

Камертон вкуса

Вкус хлеба, вкус к хорошей жизни, эстетический вкус, духовный, вкус яблока — того самого, символического... Вкусовщина?  Пища для ума, и пища для тела. «Я его не перевариваю». Вино жизни. Пища души и духовная трапеза. Нектар богов и нектар растений. Сок жизни и сок апельсиновый...

Когда горя слишком много...

Когда горя слишком много, о нём не говорят, не жалуются (разве только песни слагают). Никто не услышит, не сможет вместить большое - целое горе, даже его кроху, даже каплю, которая может просочиться сквозь ветхое человеческое. Только Бог собеседник страдающему.  И радующегося по-настоящему слышит только тот, кто слышит страдающего, потому и радость разделить возможно только с Богом и в Боге.

Как отпраздновать человека в человеке?

Как отпраздновать человека в человеке? Кого поздравлять - себя или его? Лучший способ поздравить себя, поздравив его - ибо он причина радости. Человек, взрастивший в себе человека, сохранивший в себе человека - это герой. Он подобен солнышку в непогоду - согревает и радует, веселит душу посреди ада мира...

Люди как клумбы

Порой я смотрю на людей, как на клумбы. Всё, что растёт на них, кем-то было посажено или, наоборот, не растёт, потому что некому было посадить. Или кем-то вытоптана клумба. Только сорняки распространяются самосевом (а то и при участии ближайших родственников и друзей). Цветы же на клумбе — всегда плод чьих-то усилий. Но человек — это тот, кто делает и выбирает сам. Не всякому везёт с роднёй и окружением, потому верно судить о «клумбе» не так-то просто...