Люди легко заражаются ложными мнениями, особенно встречаясь с чем-то неопознанным

Автор: Светлана Коппел-Ковтун

Люди легко заражаются ложными мнениями, особенно встречаясь с чем-то новым, непонятным. Самостные структуры обеспокоены: непонятное воспринимают как угрозу. Именно ветхий страх делает многих не в меру и не к месту агрессивными. Ветхий человек склонен бояться даже собственной тени, если видит её впервые. Точно так же реагирует наш чихуахуа на что-то неожиданно появившееся, стоящее, где прежде ничего или никого не было, и начинает лаять - лает на всё из ряда вон выходящее, непривычное («вас тут не стояло!»). Он атакует то, чего опасается - вполне логично. Я бы сказала, что бытие животного слишком слабо укоренено, и потому страх в нём доминирует - он помогает самосохраниться.

Обычному человеку тяжело называть вещи своими именами (понимать), если они  выходят за рамки привычной матрицы восприятий. Из страха он подбирает первое попавшееся (примитивное и, часто, испуганное) наименование-объяснение, втягивая неопознанный объект в своё понимание под более-менее подходящим на его взгляд именем (имя диктует правила обращения с предметом). И уже не важно верно опознан предмет или нет, если неверно, тем хуже для предмета. В этом смысле поиск истины - это и есть усилия по обретению правильных имён, т.е. правильного понимания окружающих вещей, людей и происходящего - ради правильных отношений.

Вообще люди не склонны менять свою картину мира (пусть и упрощённую, зато надёжную - даже если сильно устаревшую и потому неверную) ради познания нового, они боятся по-настоящему познавать. Один из примеров реализации этого принципа - то, что живущие рядом с концлагерями люди, видя бесчеловечное обращение с лагерными заключёнными, думали, что эти несчастные совершили какие-то ужасные преступления, раз с ними ТАК обращаются, раз с ними ТАК - МОЖНО. В их голове не укладывалась правда, они к ней не были готовы и потому видя происходящее, больше не видели - не понимали его. Точно так же, по той же схеме, даже порядочные люди бывают втянуты в поле сплетен, не предполагая, что можно просто оболгать человека, навешать ложных ярлыков и пр. Зная, что это возможно, они как бы не знают этого.

Ну, а верить в дурное о другом - дело несложное и даже приятное: подчёркивает, хоть и косвенно, что сам-то я - хороший.

* * *

Что такое опыт? Вот беру я в руки нечто шарообразное, оранжевого цвета, с определённым запахом, текстурой поверхности и пр. Это описание опыта, но понимание того, что в руках у меня именно апельсин - уже больше, чем опыт, здесь подключается моё внутреннее знание и матрица чужого опыта.

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Оставить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.