Спасительность поэзии как разновидности юродства

Автор: Светлана Коппел-Ковтун

Мужчина самоутверждается через Я, а женщина через МОЁ. Кстати именно поэтому женщины остаются со Христом, а мужчины не справляются, кроме Иоанна Богослова - т.е. поэта.
Человек может переживать трагедию как мужчина или женщина, а может как поэт. Это разное. Хотя и поэт завязан отчасти на свой пол, но лишь отчасти, а это уже некая свобода ОТ*. При наличии развитой личности возможна и свобода ДЛЯ. А уж если они соединяются, становятся возможными чудеса.

Путь юродивых - подсказка для наших дней. Сбрасывание с себя человеческого если оно помеха Богу. Травмированная человечность может стать орудием в руках недобрых, но её можно как бы отстегнуть, блокировать в себе. Мы падаем в Бога, если не падаем в дьявола. Задача в том, чтобы не падать в дьявола - наша (т.е. надо удерживаться в человечности), а Христос сделал всё, чтобы можно было падать в Бога. И это уже не падение, а полёт.
Отсюда спасительность поэзии как разновидности юродства.
(Из письма к Д.Б 30.07.2021)

Бог хранит человечное человека, а не человек. Человек же призван искать и хранить себя в Боге и бога в себе - чтобы оставаться человеком.  Охраняя человечность человека, общество хранит человека в Боге.

------

* Именно поэтому Ахматова не ровня Цветаевой как поэту, Ахматова воспримает мир как самка, в ней это доминирует. Это верно почувствовал Блок, когда сказал, что Ахматова пишет как перед мужчиной, а надо как перед Богом.

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Оставить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.