Что проще: устоять в Боге или устоять в человеке?

Автор: Светлана Коппел-Ковтун

Поломанная человечность всё чаще встречается в людях. «Злоумышленник» Чехова, Акакий Акакиевич или Коробочка Гоголя — эти персонажи появляются уже в нашей нелитературной реальности. Более того, оказывается, что человек может упасть гораздо ниже. Как когда-то падал уже в фашистской Германии, и даже ниже, гораздо ниже... Не хотелось бы это наблюдать воочию.

Мы все хотим жить в человечном обществе. Человечном хотя бы по отношению к нам лично, раз уж не всем интересно заботиться о человечном отношении к другому. Однако степень человечности, быть может, тем и определяется — приятнее получать какие-то привилегии наравне со всеми, потому что ты — человек, как и другие, или только для себя, превознося себя и своё, себя считая человеком более других. Тщеславие выбирает последнее. Но высоконравственная личность нуждается в уважении к человеку как таковому, потому что Христос — в каждом. При этом уважение к человеку как таковому должно быть безусловным, без всяких «если», иначе мы легко оказываемся в ловушке. У каждого может быть своё «если», необходимое на его взгляд для уважения другого (требование, претензия) — форма черепа, цвет кожи, размер заработка, социальный статус, вес, рост, образование, даже просто привлекательность, наконец (нравится/не нравится)... Нет, человека надо уважать «по умолчанию» просто за то, что он человек. И если об этом забыли, то, вероятно, потому что устали носиться с человечностью, желая сбросить её как ненужное, избыточное бремя.

Но откуда к нам приходит человечность? Как говорит Хайдеггер, «Что есть человек?.. Этот вопрос — как раз если он должен составлять основание метафизики — совсем не антропологический!» («Немецкий идеализм»).

В новорожденном человеке откуда и как появляется человечность? Врождённое качество — из биологии, как воспитание, культура — из социальности? От Бога или от другого человека (человеков) мы принимаем в себя человека? Ответов существует немало, правильных ответов, тем не менее человечность исчезает, словно испаряется,  её становится всё меньше в людях — почему? Может быть надо найти новый ответ или новый вопрос?

«Вертикальное стояние бодрствующего человека, который держит (поскольку он бодрствует) на своих плечах дление мира. Или дление смысла, который совершается внутри агонии Христа. Этот смысл без нашего усилия не длится. Но если есть наше усилие, мы внутри него, то он длится бесконечно» (Мамардашвили. «Психологическая топология пути»)

 Что проще: устоять в Боге или устоять в человеке?

ВОПРОС-ОТВЕТ 1

Вопрос: Человеку?

Мой ответ: Да, а кому еще? Больше некому предложить такой вопрос.

Вопрос: А Богу? В смысле конкретно Христу?

Мой ответ: Правильный вопрос. Он ведь БОГО-человек, само это наименование говорит о том, в чём Он стоит. Тут и все подсказки.

Вопрос: Для меня Назарет, Гефсимания и Голгофа, — вопросы, леденящие душу! Богу переживания человеком грядущей смерти и самой смерти недоступны по определению. Христос–человек же до кровавого пота боролся с собой. Бого–человечество неразгаданная тайна велика есть.

Мой ответ: Тайна сия зовётся личностью. Страдания человека настигли и Бога — в единой личности. Но опора человеку — Бог.

Разным людям — разное? Возможно, но, вероятно, проще всё-таки устоять в Боге, т.к. в Боге держит Бог — надо только, чтобы в тебе было актуализировано Божье, чтобы слышимость и видимость были технически возможны. В человеке же удержаться сложнее — нужен человек, наличие которого не гарантировано (человек как бог — одаривающий, хотя и Бог нужен — без Бога в человеке не устоять: об этом постчеловек). Человека может не оказаться рядом — как расслабленный у овечьей купели не имел человека, который бы послужил его спасению, и тогда должного человеческого не получишь, а не получив, окажешься в лучшем случае только Божьим — способным устоять в Боге (Бог всегда даёт такую возможность, в отличие от человека).

В тебе не сбыться — знает мудрый Бог,
а я, назло, пожалуй, всё же буду.
Я в жизнь войду смиреннейшим верблюдом —
протиснусь через щёлочки свобод.

Мой лютый друг, своей февральской стужей
я заслонюсь от холода пустот —
возможно, что-то нежное умрёт,
закутанное в мужество из кружев.

В тебе не сбыться... Но возможен Бог —
Он дарит каждому небесную квартиру,
чтоб мы бродили странными по миру
и не искали вне Его дорог.

8 сентября 2020

ВОПРОС-ОТВЕТ 2

Вопрос: Ни то, ни другое невозможно без помощи Божией.

Мой ответ: Да, но вопрос в другом. Я думаю, что в Боге устоять проще, ибо есть юродивые.

ВОПРОС-ОТВЕТ 3

Вопрос: Без Бога нет человека...?!?...

Мой ответ: Движение к вечному Богу и есть человек, и движется он своей жаждой, но не своей силой. Хотя и жажда своя условно, ибо если бы Бог не внушал её, откуда бы она взялась. Но человек её принимает, воспринимает как свою или, наоборот, не принимает. Вот это принимающее или не принимающее молчание — наше.

* * *

Человечность в людях — как дерево: в ком-то оно разрослось ветвями, цветёт и благоухает, в ком-то росточек человечности едва проклюнулся, кто-то сумел вырастить две-три веточки, а у кого-то одна ветвь, но, возможно, мощная. Нынешние социальные технологии рассчитывают посадить наше деревце человечности в слишком маленький «ящик», чтобы оно не имело возможности полноценно расти и развиваться. Люди с маленьким росточком человечности наверное и не заметят, что их уже ограничили, что на пути их роста возникли многие новые препятствия. Люди же с пышно развитой ветвистостью, с пышными кронами человечности, не вмещаются в те узкие рамки, которые им предложены, т.к. они в разы больше предложенного им пространства.

ВОПРОС-ОТВЕТ 4

Вопрос: Проще не стоять ни там, ни там. А вот действительно сложно устоять в Боге, оставаясь человеком.

Мой ответ: Сразу падаешь в Бога? В смысле — богом становишься, переставая быть человеком — так?

Вопрос: Нет, я не об этом. Часто вижу, как люди вроде бы полностью погружены в веру, ну совсем божии... а людей не любят и удивительно жестокосердны и недобры...

Мой ответ: Ну, это же не потому, что они в Боге, а как раз наоборот. Самомнение творит такое с душой — там Бога как раз меньше, чем в любом небуйном атеисте. А в буйном, возможно, столько же. Потому важно вещи называть своими именами. Стоять в Боге и мнить о себе, что в Боге — разное, и как раз подлинность проверяется отношением к другому. В Боге невозможно не любить человека — принципиально невозможно.

Вопрос: Но ведь это как раз самое трудное — действительно любить человека, то есть устоять в человеке.
  
Мой ответ: Да, чтобы устоять в человеке, нужен человек — дающий бога человек (богатый человеком). Человек — существо социальное и в этом смысле. А чтобы устоять в Боге нужен Бог (с Богом проще обстоят дела — Он всегда даёт бога).
Устоять в человеке не всегда возможно. Например, юродивый выбрасывает из себя человека ради Бога (человеческое слишком человеческое ему мешает), оставаясь человеком в Боге. Отсюда нормальность юродивого, когда он общается с человеком, который в Боге, и ненормальность с человеком, который стоит только в человеке (у юрода нет этого пространства для стояния — он стоит только в Боге.)

Люди, способные стоять в человеке, редко отдают себе отчёт в том, что это умение они взяли у других людей (от осознания рождается благодарность) - родителей, педагогов, встреченных по жизни близких и далёких. Человек человеку передаётся социальным путём - через других людей. А Бог? Бог тоже  передаётся от человека к человеку, однако Бог может вступить и в прямые отношения, минуя человеков, когда нет никого подходящего, но более угодно Богу, чтобы человек человеку помогал, служа другому полученными от Творца дарами.

И Тебе среди нас одиноко, Господи —
знаю, это моё одиночество и есть Ты.

Если вынуть Бога, не так одиноко будет, —
сказал старик и умер.

Если выйти из Бога, забудешь зачем Он был.

Вот дорога, по ней идём мы вместе:
я и Бог. И обоим известно, чем кончится ожидание.

Нет других дорог, кроме ведущих в Бога,
но мы умудряемся строить такие дороги,
чтобы сбежать от одинокого Лика,
который верит.

Лик — верит, лицо — не верит. И то, и другое
просит меня быть им.

Но мне лучше здесь, с Тобой, Господи —
без себя.

Может поэтому так одиноко Тебе с нами?

27 октября 2019

* * *

Уходят люди, сквозь их уход смотрю на имена — тёплые и холодные. Тёплые, даже если ушли, теплы. Холодные, даже если живы ещё — холодны.
Вот эта теплота и есть человечность, наверное. Можно одним прикосновением согреть другого или охладить и без того холодного и/или прозябшего, т.е. прикоснуться к другому жизнью или смертью.

Человечность — главный герой человеческих отношений: её передают или оставляют себе, теряя. Её отнимают у другого, и умирают сами, или, наоборот, отдают, приобретая ещё больше. Нам всем не хватает человечности, но обретается она путём самоотдачи, дарения себя другому. Сколько по силам отдать, столько и отдай (что отдал, то твоё).

* * *

Верю ли я в судьбу? И да, и нет. Человек сам себе судьба — от этого никуда не деться. И если он меняется, меняется и судьба. Было ли это запланировано Богом? И да, и нет. Да — потому что Бог создал все условия этому человеку, чтобы он стал вполне человеком, учитывая его специфические таланты и немощи. Но человек всегда может пойти или направо, или налево, может стоять недвижно или двигаться вспять. Потому если есть судьба, то только многовариантная - как тот камень у дороги «налево пойдёшь — смерть найдёшь, направо — коня потеряешь». И без потерь не обойтись, и без ошибок. Ошибки, говорят умные люди, даже важны - они нас людьми делают.
Но и отрицать судьбу неразумно — человек обладает набором всяческих алгоритмов (процессов), которые непременно двигают его в заданном направлении. Неалгоритмичного в нас крайне мало, но именно эта малость — гарантия свободы, в т.ч. от заранее уготованной судьбы. Всегда можно изменить вектор своего движения - и человеку, и человечеству. Другое дело, что умирать всё равно придётся — рано или поздно.

* * *

Как через «тусклое стекло» , гляжу на жизнь и пытаюсь увидеть суть, чтобы её понять. Я давно не знаю, не думаю — только смотрю. И вижу, что сама история человечества о том, что устоять получится только в Боге (благодаря Богу, а не нам), Бог — единственное основание, в котором можно устоять. Люди снова предадут, «распнут» и Бога, и человека, верным останется человеку только Бог.

Дневники 16 сентября 2018; 21, 23 , 31 октября 2020

1

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.