Либо ты христианин, либо агностик

Автор: Светлана Коппел-Ковтун

«Бог стал человеком, чтобы человек стал богом».
Свт.Афанасий Великий

Либо ты христианин, либо агностик. Агностик-христианин — это примерно как сахар солёный, т.е. нечто не только ненормальное, но и невозможное*.

Агностик — это последователь агностицизма, философской концепции, согласно которой мир непознаваем и люди не могут знать ничего достоверного о действительной сущности вещей. Позиция религиозного агностицизма заключается в том, что люди не могут знать ничего достоверного о Боге. Кроме того, что Бог Сам открыл — добавит христианин, ибо он верует в богочеловека Христа, который являет нам в себе откровение о Боге.

Да, главное откровение Бога — не сказанные кому-то слова, а Сын Бога Отца, вторая ипостась Троицы, ставший одним из нас, пострадавший, умерший и воскресший, вознесшийся на небеса и пославший Св. Духа любящим Его. Приобщение ко Христу — приобщение к Богу Троице. А что такое приобщение?

Посмотрим на сообщающиеся сосуды — в них налита одна жидкость, они знают содержимое друг друга по себе. Можно ли Бога Троицу сравнить с тремя сообщающимися сосудами? Если помнить об упрощении, можно. Это и означает, что Бог один, несмотря на Три Лица. Подобно тому, как жидкость в сообщающихся сосудах одна, Божественная природа тоже одна, но лица у неё три. Три Лица владеют единой природой, причём так, что никто из них не владеет ею больше или меньше.

Более того, Христос единосущен и Отцу, и нам, людям. Это и означает быть богочеловеком — носителем сразу двух природ, соединившихся во Христе неслитно, неизменно, неразлучно и нераздельно.

Как же можно после этого быть агностиком? Тем не менее в головах у современных христиан творится какой-то несусветный бардак. Некоторые умудряются быть и агностиками, и сугубыми позитивистами — т.е. совершенно посюсторонними людьми, словно и не знают о том, что Царство Христово, которое внутрь нас есть — не от мира сего. То есть, оно совершенно нездешнее, а всё, что здешнее — от мира сего.

И ведь биологи-позитивисты уже заявляют о том, что Бог — это всего лишь природный феномен (посюсторонний т.е.). Они обнаружили Его присутствие в человеке, но намерены «хакнуть» этот «феномен», потому что богами мнят себя. Им Бог не нужен, Он мешает и противоречит их концепциям.

Получается, что агностик-христианин живёт в духовном поле таких биологов, т.е. он так же, как и они не верит в реальную возможность взаимоотношений с Богом. Бог как абстрактное понятие — да, как философский термин — да, но как доступная нам реальность — нет. Тогда в чём же христианство?

Кому Бог не нужен, кто в Нём не нуждается как в воздухе, тому не понять, что Бог есть. Человеческое самодовольство, самодостаточность — вот преграда на пути познания Бога.

Христианин — тот, кто призван к общению со Христом, а не просто банальному стоянию в храме со свечкой. Пока ложная скромность, ложное смирение говорят нам, что мы такие никчемные, что нам всё высокое недоступно, мы по факту отрицаем смысл прихода Христа в мир людей. Мы отказываем Богу в приёме, потому что кажемся себе слишком благочестивыми для того, чтобы допустить такую «богохульную» мысль, что общение с Богом не только возможно, но и является необходимостью.

Бог — достижим! Но не потому что человек может Его достигнуть, а потому что Бог Сам уже достиг его. Христианином делает человека Христос, а не катехизатор.

* * *

Подлинный секуляризм — это отрыв от Бога, а не от религиозной организации, потому и возможна секулярная «церковь». И, в то же время, художник, даже не воцерковлённый, приобщает к Богу — в опыте творчества художник сам приобщается и через приобщение к творчеству приобщает других. Этим, кстати, отличается художник от моралиста — приобщением.

Самое ценное в творчестве — состояние, а вовсе не акт и его продукты (произведения). Но без акта состояния не бывает. Про это, кстати, и известное «вера без дел мертва», хотя спасаются не делами, а верой. Это о творчестве, о художественном акте созидания своей личности во Христе. Произведения художника также ценны возможностью приобщения к состоянию творческого делания, они суть хранилище путей в такие состояния. Причём каждый входит в свой личный творческий акт, а не в тот, в котором творил художник, произведения которого стали проводниками в жизнь — если Встреча произошла.

Я говорю о настоящем творчестве. Встреча с Богом — всегда суд, мы сами себя осуждаем перед Истиной, когда ей не соответствуем. То же самое и с искусством. Без Бога творить невозможно! Но тут есть ещё один ракурс, свобода открывает человека и небу, и аду. Обыватель, к примеру, ограниченный посюсторонними хотелками, не только не взлетает высоко, но и не падает слишком низко. Художник в свободе может пасть до уровня демона, именно в этом главное искушение искусства — надо устоять свободным в добре, и это, опять же, возможно только с Богом и в Боге — только в приобщении. Или творчество будет банальным, ни о чём новом не сообщающим — ненастоящим.

Итак, или через приобщение — к Богу, или без приобщения — «человеческое, слишком человеческое», или приобщение к нечисти — и демоническое, что тоже не есть подлинное творчество — скорее эрзац («дьявол — обезьяна Бога»).

Истина — это приобщение к Истине, Жизни, Вечности — к Богу. Именно приобщение! Наши правды — это стереотипы. Понимаемая нами своими собственными усилиями человеческая истина и Истина — это разное. Сильно разное. И сегодня многие уже не просто не различают, но даже отвергают возможность приобщения. Актуальнейшая тема. Остаться свободным — вот задача. И она осуществима только во Христе, посредством приобщения

* * *

Что полезнее — ломать стереотипы и вести людей к свободе от них или, наоборот, созидать стереотипы, стратегически просчитывая результат. Кто добрее — освободитель или закабалитель «во благо»? Великий инквизитор Достоевского против освобождения, т.к. свобода людям не по силам.

А Христос, нарушитель субботы ради любви к человеку, защититель блудницы, Спаситель, выведший ветхозаветных праведников из ада и приглашающий нас в рай, Он бы что ответил? Когда Христос говорил: «Идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков» (Мтф. 4:19), Он говорил об освобождении или закабалении во благо?

Люди по-разному это видят, по-разному понимают и разное считают благом. Я, конечно, считаю, что надо освобождать людей от мышления стереотипами, т.к. это не мышление. А в чём же тогда смысл «ловли» человеков? В приобщении к истине! Вкусивший в личном опыте счастье быть приобщённым к истине, уже привязан к источнику истины своей жаждой.

Стереотипы делают людей глупыми, слепыми и злыми, т.к. они противятся всему истинно живому, не стереотипному — чужому, нездешнему. Именно поэтому проще людей увлекать, создавая стереотипных идолов, имитирующих подлинные ценности, обманывающих людей, которые и сами рады обманываться — это дешевле стоит. Настоящий прорыв к истине — слишком дорогое удовольствие, мало кто готов заплатить реальную цену за свободу. Иллюзии свободы людям более, чем достаточно... Инквизитор прав? Нет, но исторический выбор людей, к сожалению, совпадает с инквизиторским.

---

* Хотя при засолке рыбы, например, мы смешиваем соль и сахар, и получаем смесь с такими характеристиками, но это всё-таки смесь сахара и соли, а не солёный сахар.

ВОПРОС-ОТВЕТ:

Вопрос: Как вы относитесь к всеядному (или адогматическому) христианству?
Плюрализм, толерантность, свобода слова – это прекрасно. Но представьте ситуацию: христианская община-церковь, где провозглашается, что догматы веры не важны. Ну, "анафема Иисус" не скажут, а в остальном... верь более-менее во что хочешь.

Мой ответ: В главном — единство, во второстепенном — свобода и во всём любовь — идеальная формула. У нас зачастую то неглавное пытаются контролировать и «вещать» (и увещевать), то главное как-то странно понимаемое навязывать. Мышления нет, здравого смысла и той самой любви. Не могут различить главное и второстепенное. Самость царствует в душах, а не Христос — отсюда вся та глупость, от которой хочется бежать.
Мы все приходим из своей темноты, идущему во тьме необходимы маяки. Зовы! Догматы — это не только информирование о правильном направлении мысли, не только форма, в которую можно и нужно пробовать уложить свою мысль (как примерка у портного — сверка), это ещё и зов в подлинное, живое мышление (мышление-общение во Христе). Наши заблуждения нас разделяют, а правомыслие — единит. Странным образом субъективное мышление объективируется в истине, приобщается, а не просто научается чему-то. В этом приобщении возможно и состоит главный смысл догматов. Надо ведь через века пронести и сохранить Зов (не память о нём, а сам Зов).
Истинное представление о Боге — путь к Богу, оно ведёт к Богу в самом прямом смысле слова. Истинное субъективное представление — объективно.

 

Дневники 2, 3, 5, 8, 11 января 2021

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.