О любви к животным

Автор: Светлана Коппел-Ковтун

По отношению к животным люди делятся на три группы: любящие животных, равнодушные к животным и садисты, причиняющие животным страдания. Представители второй группы не в состоянии понять ни первых, ни последних, они зачастую и выступают в роли обличителей за избыточную любовь к братьям меньшим: мол, она неугодна Богу. В христианской среде таких немало, потому я, как представитель первой группы, постаралась додумать вопрос до конца и разобраться в том, как надо относиться к животным.

Слова апостола Павла «и поклонялись, и служили твари вместо Творца» (Рим. 1:25) нередко приводятся как аргумент против любви к животным. И совершенно напрасно. Вот что говорит по этому поводу свт. Феофан Затворник: «И почтоша и послужиша твари паче Творца. Вот в чем состояло пременение истины Божией во лжу, или, как выше сказано, содержание истины в неправде! Вместо Творца, явно о Себе свидетельствовавшего, тварь почтили и ей послужили». Речь о создании идола, кумира, «вместобога».

О здравом же отношении к животным говорит прп. Иустин (Попович): «Личность: целостность — самосознание — богообразное самосознание —  богосознание, —  проникает через всю физическую часть личности, которая до падения органически простиралась на весь мир твари: всю совокупную тварь Адам ощущал как свое тело, как свое расширенное естество, оживляемое, поддерживаемое космической, всеединящей благодатью богообразного самосознания. Падение Адама: разрыв, отпадение, умаление личности, расстройство: тварь становится не своей, не личной, безличной, чужой...» (Подвижнические и богословские главы).

Животные помогают человеку оставаться в рамках человеческой природы (не падать ниже), их роль трудно переоценить в период тотального обесчеловечивания. И, как ни странно это прозвучит, у животных люди учатся человечности. Мода на любовь к животным — это костыль времени, помогающий устоять в адском водовороте. 
Человек — словно канат, натянутый между тремя мирами, помогающими его становлению: миром животных, миром людей и Богом.  Животные внушают любовь, они — живой призыв к человечности. Люди необходимы для обретения человеческого лица, которое по определению стремится к Богу и обожению. Получается некое триединство путей спасения. Потому уничижать тех, кто любит животных как братьев наших меньших — бесчеловечно.

А ведь есть ещё сердце милующее. «И что такое сердце милующее? — и сказал: возгорение сердца у человека о всем творении, о человеках, о птицах, о животных, о демонах и о всякой твари. При воспоминании о них и при воззрении на них очи у человека источают слезы. От великой и сильной жалости, объемлющей сердце, и от великого терпения умаляется сердце его, и не может оно вынести, или слышать, или видеть какого-либо вреда или малой печали, претерпеваемых тварию. А посему и о бессловесных, и о врагах истины, и о делающих ему вред ежечасно со слезами приносит молитву, чтобы сохранились и были они помилованы; а также и об естестве пресмыкающихся молится с великою жалостию, какая без меры возбуждается в сердце его до уподобления в сем Богу» (прп. Исаак Сирин. Слово 48).

Можно сказать, что обычный человек мечется как бы меж двух полюсов, не достигая золотой середины. Но в связи с теми или иными наклонностями души, каждый держится ближе к тому или иному берегу.

И всё же, мне кажется жестокостью обвинение, к примеру, старушки, за то, что кормит бездомных котов, а не бездомных детей. Это передёргивание и неправда. Во-первых, по силам и милостыня: чтобы помогать детям и вообще людям надо иметь гораздо больше средств и сил. И зачастую лучше делать посильное доброе дело, чем не делать. Во-вторых, нельзя к человеку относиться как к машине по производству добрых дел. Человек — не функция, а бытие, и мы знаем на примере очень многих людей, что бремя бытия порой вдавливает в землю слишком сильно. Порой любовь к животным — спасительная соломинка для тонущего в неустроенности сердца, для одинокого и несчастного человека.

Нетрудно встать в красивую позу судии, но важнее явить милость. Ригоризм по отношению к другому очень часто подменяет собой любовь, вытесняет её даже в зачаточных состояниях. Кичение своей праведность, чаще всего мнимой, напускной, являющейся скорее бесчувственностью, делает человека злым, как бес. Бессердечность потому и встречается так часто в среде верующих людей, что им неведома милость, рождающаяся в сердце из любви к Богу и сострадания к страждущей твари.

Более того, помня, что безвинные животные страдают по вине человека — тварь подчинилась суете не по своей воле (Рим. 8:20), по создании Богом она была хороша (Быт. 1:31) — человек непременно будет чувствовать обязанность помогать им в беде, в нужде. Как братьям меньшим. И ведь неоднократно замечено, что милующие животных, более добры и к людям, а люди недобрые по отношению к животным, легко скатываются в злобу и по отношению к себе подобным.

Так что не будем маскировать своё равнодушие под что-то сверхправедное, не будем мнить себя святее той бабушки, что кормит кошек. И уж тем более, не будем мешать людям исполнять веления их милующих сердец. На Западе вон уже и нищие вне закона, и милость по отношению к людям — в статусе преступления.

Животные — наши помощники уже потому, что делают нас добрее, отзывчивее. Они приходят на помощь всякому страждущему сердцу. Мы должны быть благодарны им за это, должны помогать им там, где они без нас совершенно беспомощны.

Вспомним добрым словом знаменитого кота Липу — любимца старца Николая (Гурьянова). Рассказывают, что старец отучил его от охоты на птиц. А когда отец Николай умер, кот шёл следом за гробом старца, отказывался уходить с его могилы и по-настоящему плакал.

Вспомним и кота оптинского старца Нектария. В житии преподобного, написанном в форме рассказа о его любимом коте, старец говорит: «Вот, преподобный Герасим (Иорданский, святой V века) был велик, и у него был лев, а мы малы, и у нас — кот». Преподобный Нектарий рассказывал легенду о том, как дьявол под видом мыши пробрался в Ноев ковчег и хотел прогрызть дно, да кот не растерялся, и изловил ту мышь. «И за это все кошки, — говорил старец, — непременно будут в раю».

О послесмертной участи животных обычно не говорят, т. к. у них нет бессмертной души, а значит невозможно и пребывание в вечности. Но это утверждение — не последняя правда о животных. По большому счёту, они от нас не дальше, чем мы от Бога. И если Божия любовь приобщает нас к Нему, недостижимо высокому и великому Абсолюту, то и наша любовь к животным в некотором смысле должна приобщать наших четвероногих любимцев к нам. Общение — это уподобление, и, как знать, быть может животные, приобщённые любовью к миру людей, получат некий дар от любящего Бога-Отца уже хотя бы ради той любви, что испытывают к ним люди.

Сентябрь, 2015

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Комментарии

Profile picture for user Светлана Коппел-Ковтун

1)
- Геронда, что означает сказанное псалмопевцем "Человеки и скоты спасеши, Господи" (Пс.35,7)?

- Это означает, что Бог помогает и животным тоже. Сколько есть святых покровителей животных! А самим животным, что им приходится терпеть, бедным! Мы и неделю не смогли бы понести того послушания, какое они несут, служа человеку. Если их накормят - хорошо, а если нет, остаются голодными. Если не делают того, что хочет хозяин, их бьют. А как трудятся без всякого вознаграждения! Мы за одно "Господи, помилуй" можем получить рай. Разве этого мало? Так что животные превзошли нас и в нестяжании, и в терпении, и в послушании.

Преподобный Паисий Святогорец

2)
— Да я во всем нахожу Бога! И в растениях, и в животных — во всем. Да и как тут не удивляться! Крошечная пичужка отправляется в путешествие, достигает Африки, потом — без компаса — возвращается обратно и находит свое гнездышко! А люди — имея карты, дорожные указатели — сбиваются с пути. И ведь птицы путешествуют по небу, а не по суше — то есть зарубок после себя не оставляют. Летят в вышине, над морем! Ну скажи, пожалуйста, на чем там оставишь зарубки? А есть еще такие малые птахи, так они садятся на спины аистам — все равно что на самолеты! Настоящие авиапассажиры! Птицы, летя над морем, садятся на какой-нибудь остров и отдыхают. Однажды, живя в каливе Честного Креста, я увидел, как с востока летят птицы, похожие на воробьев, только крупнее и красивее. Их была целая стая. Но вот, четыре-пять птиц, по всей вероятности, выбились из сил и не могли лететь дальше. Тогда от стаи оторвалось еще около пятнадцати птиц, — остальные продолжали лететь, — сели на дерево вместе с уставшими птицами, посидели, немножко отдохнули, а потом все вместе взмыли в небо и продолжили полет. И первым делом они поднялись очень высоко, чтобы сориентироваться и догнать остальных. На меня произвело впечатление то, что стая не оставила уставших птиц одних, но выделила им еще пятнадцать товарищей — “группу содействия.”

3)
Один раз к старцу Паисию Святогорцу приехал очень образованный и учёный человек. Он изучил много наук, но не верил в Бога.
Он сказал старцу Паисию:
- Мне трудно поверить в то, что Бог есть. Я так много всего знаю, и могу объяснить, почему и как всё происходит. И я не могу принять то, что ты говоришь о Христе.
Старец внимательно выслушал его и сказал:
- А ведь ты глупее ящерицы.
Учёный сильно обиделся и стал возражать. Но старец сказал:
Ты глупее ящерицы, я это тебе докажу.
Рядом с домом старца жила одна его знакомая ящерица, и старец её позвал.
Она подбежала к старцу. Отец Паисий спросил её, есть ли Бог? Тогда она поднялась, села на задние лапки и кивнула головой.
Тут учёный растерялся и заплакал. А старец сказал ему:
- Теперь видишь, что ты глупее ящерицы? Она знает, что есть Бог. Ты человек, а не хочешь понять, что Бог существует.
Ученый ушёл от старца растроганный и потрясённый.

Profile picture for user Светлана Коппел-Ковтун

Умер человек. Его пес рядом лег и тоже умер. И вот душа человека стоит перед вратами с надписью "Рай" и рядом душа собаки. На вратах надпись: "с собаками вход воспрещен!". Не вошел человек в эти врата, прошел мимо. Идут они по дороге, вторые врата, на которых ничего не написано, только рядом старец сидит.
— Простите, уважаемый...
— Петр я
— А что за этими воротами?
— Рай.
— А с собакой можно?
— Конечно!
— А там, раньше, что за врата?
— В Ад. До рая доходят только те, кто не бросает друзей...

Profile picture for user Светлана Коппел-Ковтун

Я эту собаку запомнил, как человека...
Случилось такое в сорок четвёртом. Зимой.
Игрался спектакль "Охота XX века"
Перед шеренгой, застывшей от страха, немой.

У коменданта была привязанность к догам.
И был экземпляр - казался слоном среди всех.
Даже эсэсовцы боялись верзилу-дога,
И вот этот зверь шагнул величаво на снег.

И вывели жертву...
Стоял мальчишка продрогнув.
Куда тут бежать? Он давно ослабел.
Комендант наклонился, подал команду догу,
И тот в два прыжка расстояние преодолел,

Обнюхав смертника, прошёлся спокойно рядом.
Был он великолепен в размашистом, лёгком шагу!
Вернулся дог к коменданту и честным собачьим взглядом
Сказал человеку пёс:
"Ребёнок ведь - не могу..."

Лагфюрер пожал плечами; ему-то разницы нету.
Раскрыл кобуру у пряжки с надписью "С нами Бог"
Но, едва сверкнула воронёная сталь пистолета,
В эсэсовское горло впился красавец дог!

...Дога четвертовали, пустив под лопасти шнека...
Я вряд ли теперь найду в Сан-Пельтене свой барак...
Но эту собаку я вспоминаю, как человека,
Единственного человека среди фашистских собак.

Э.Асадов

Profile picture for user Светлана Коппел-Ковтун

Святитель Крымский и Симферопольский Лука (Войно-Ясенецкий) о животных :

"Се, творю все новое" относится, конечно, не к одному человеку, а ко всему творению, ко всей твари. Мы говорили уже, что дух животных, - хотя бы и самый малый начаток его, дух жизни, не может быть смертным, ибо и он от Духа Святого. И у животных дух связан с телом, как у человека, и поэтому есть полное основание ожидать, что и их тела будут существовать в новой природе, новом мироздании после гибели нынешнего мира... Вся тварь жила бы в свете и радости, если бы грехопадение Адамово не изменило судеб мира... В новом Иерусалиме, новом мироздании и животным будет место; там не будет ничего нечистого, и новая тварь получит древнее оправдание и освящение Словом Божиим: "И увидел Бог все, что создал, и вот, хорошо весьма(Быт.1,31). Конечно, бессмертие не будет иметь для твари того значения, как для человека. Её примитивный дух не может бесконечно развиваться и нравственно совершенствоваться. Жизнь вечная для низкой твари будет лишь тихой радостью в наслаждении новой светозарной природой и в общении с человеком, который уже не будет мучить и истреблять её."

Из главы "Бессмертие" книги "Дух, Душа и Тело". Есть главы, где святитель Лука размышляет, приводя цитаты из Евангелия, о духе растений и животных.

Profile picture for user Светлана Коппел-Ковтун

19. Личность: целостность - самосознание - богообразное самосознание - богосознание, - проникает через всю физическую часть личности, которая до падения органически простиралась на весь мир твари: всю совокупную тварь Адам ощущал как свое тело, как свое расширенное естество, оживляемое, поддерживаемое космической, всеединящей благодатью богообразного самосознания. Падение Адама: разрыв, отпадение, умаление личности, расстройство: тварь становится не своей, не личной, безличной, чужой... (8. IX. 1920. Вране).

Прп. Иустин (Попович). Подвижнические и богословские главы. Стословие первое

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.