Мир требует, чтобы человек встал на животные рельсы игры в доминантность

Автор: Светлана Коппел-Ковтун

Не от мира сего

Мир требует, чтобы человек встал на животные рельсы и стремился к доминантности. Доминантностью вечно озабочены звери. Но Христос предложил иной путь — подставь себя под удар, а не бей: не стремись доминировать.

Этот мир избивает всех, кто не дерётся за доминирование, люди этого мира втаптывают в грязь того, кого принимают за слабака — он не доминирует. Отказ от доминирования — это отказ от животного поведенческого модуля в пользу действительно человеческого.

Люди-звери знают только два статуса: либо ты, либо тебя, потому не чувствуя, что в некоем пространстве есть доминирующий, автоматически, на уровне рефлексов, себя назначают «царём». А если не могут сами доминировать, то стараются быть как можно ближе к тому, кто доминирует, стараются сделать себя приближенными

Играть в  доминирование скучно, даже дружба и любовь людей-зверей не выходят за рамки доминантности: либо ты, либо тебя. Это дружбы, построенные на подчинении одного и доминировании другого. Дружить по-настоящему, без игры в доминирование, способны очень немногие. Они-то и есть - не от мира сего.

Не ситуативное, а структурное

Слова Христа «кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Мф. 5: 39) следует понимать не ситуативно, а на уровне структур. То есть, это отказ от присущего животным поведенческого модуля, отказ от стремления к доминированию. Необходимым дополнением являются слова «Больший из вас да будет вам слуга: ибо, кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится» (Мф. 23:11). Таким образом происходит структурное переключение: доминирование сменяется служением, которое вне поведенческого модуля «либо ты либо тебя».

Больший из вас да будет вам слуга

Прп. Иустин (Попович) уточняет: «Большiй изъ васъ чем великий, чем больший? Богочеловеком. В чем величие Богочеловека? В смиренном служении людям, всем людям. „Я посреди васъ, какъ служащiй“ (Лк. 22:27). В этом вся евангельская социология. Больший тем больший, что смиренно служит всем; меньший большего это тот, кто служит меньшему числу людей; малый тот, кто служит только близким родственникам, а самый меньший тот, кто не служит никому, кроме самого себя. Вот шкала величины людей. И ещё: малый, малюсенький, самый маленький тот, кто требует, чтобы другие ему служили. Все такие нехристова духа. Они в действительности и не знают, что есть главная, творческая, синтетическая, взаимосвязующая сила общества человеческого. Как не знают они, что такое человек, так не знают, и что такое общество. На самом деле, смирение — это основа и человека, и общества. Когда человек евангельски познает и измерит себя, тогда он бесконечно смиряется перед Богом Творцом и Жизнодавцем, Душедавцем и Телодавцем, Вседавцем. Он всем существом чувствует и знает: от Бога идёт все прочное, бессмертное, вечное, ценное, богочеловеческое. Поэтому ему никогда не достаточно смиряться перед Богом. Он всегда искренно считает, что он недостаточно смирен перед Господом. Поэтому он постоянно унижаетъ себя и перед Богом, и перед людьми, и перед всеми тварями Божиими. Но, унижая себя, смиренный человек возвышаетъ себя в бессмертную и вечную Жизнь, в бессмертную и вечную Истину, в бессмертное и вечное Царство небесное. Насупротив смиренного человека стоит горделивец. Гордость? Чем же человек имеет право гордиться? Что он имеет, чего не получил: душа ли это, или сердце, или глаза, или совесть, или сознание, или ум, или разум, или тело, или чувства, или красота? Гордость — это самая разрушительная сила в человеческом мире: она разрушает и человека, и общество. На самом деле, ничто так не принижает и не уничтожает человека, как гордость. Она в основном есть сердце каждого греха, каждого порока, каждого падения, каждой гибели. Как смирение приводит ко всякой добродетели, так гордость ведёт ко всякому пороку. Нет греха, которому гордость не была бы матерью, ни добродетели, которой не было бы матерью смирение» (Толкование на Евангелие от Матфея).

Самоутверждение, желание доминировать, а ради доминирования желание всяческих почестей — тщеславие — и есть основа отношений в падшем во зло мире. Христианин же видит и чувствует Христом, а не эгоизмом, а потому видит в каждом человеке Христа: распятого или прославленного. Потому и служит Христу в ближнем, не опускаясь до человекоугодничества, которым больны люди мира сего. Человекоугодие и лицемерие — это вместолюбовь, антилюбовь.

Нечто, что нельзя присвоить себе

Есть нечто, что нельзя присвоить себе, не разделив с другими. Таковы все дары благодати. Дар — это то, что досталось даром и должно быть отдано даром. Его нельзя взять впрок, как и манну небесную, его нельзя использовать во зло против ближних, им нельзя не служить — отнимется. 
Многие христианские смыслы как дары Божии потому и отпадают от современных христиан подобно хвосту — за ненадобностью, что они ими не служат на благо всем.

24 августа 2017

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.