У Христа — своя алгоритмика, у антихриста — своя...

Автор: Светлана Коппел-Ковтун

Культура — что дышло: куда повернули, туда и вышло

Из дневников

Человек становится всё более алгоритмичным, машиноподобным — это упрощает управление и даже создаёт возможность программирования. У Христа — своя алгоритмика («бремя Моё легко»), у антихриста — своя: это позволяет нам различать истинное и ложное, выбирать доброе и отвергать недоброе, потому что Христово — соответствует Его алгоритмике, чуждое Ему — не соответствует. Угождать Богу — значит всяким делом и помышлением, всяким чувствованием следовать в русле Христовой алгоритмики.
Более того, в зависимости от того, в какой алгоритмике функционирует человек, в нём растёт либо Христос, либо Антихрист — на этом построены технологии искривления массового сознания. Втягивание в ту или иную алгоритмику на социальном уровне и есть созидание мира и человека для Христа или для антихриста.

Сегодняшние христиане, призванные созидать в мире Христово пространство — в душах людей,  оказываются втянутыми социальными технологиями в созидание антихристова мира. И даже не замечают этого. Почему не замечают? Потому что не понимают, что такое Христос в этом мире, и что значит быть Христовым в мире.

Комната кривых зеркал, в которую превращается мир, создаёт любопытный эффект. Чтобы внятно разобраться и понять, что происходит на самом деле, человек обращается к своему духовному центру, и делает выбор, согласованный с ним. То есть, именно наше духовное содержание осуществляет трактовку событий и других людей — больше, чем когда-либо прежде. Мы вступаем во время разделения зёрен и плевел, отделения козлищ от овец. И, как ни странно, сумятица вокруг и каша в головах — не помеха для распределения по сердечному признаку, а, наоборот, подспорье. От ума мало кто способен сегодня действовать, а может даже никто, зато все действуют от сердца: есть оно или нет его, Христу оно отдано или чему-то другому, более мелкому или даже низменному — это становится очевидным. А это значит, что сымитировать себя становится всё сложнее, обмануть себя и другого, действуя по уму, изображая то, чего нет, не получится.

* * *

Культура — что дышло: куда повернули, туда и вышло. Антихрист — это тоже культура, а культура — инструмент для создания новой природы (хочешь — Христова природа, хочешь — антихристова). Культура стала рычагом, сбрасывающим планету в ад. Вернее, конечно, антикультура — но она ведь разновидность культуры. Просто кто-то активнее пользовался её возможностями и свободой, которая дарована человеку. Свободой преодолевать свою природу (хочешь — в плюс, хочешь — в минус). И всё это — человеку по силам. Побеждает тот, кто активнее работает. Социальный уровень захвачен. Почему не умными и добрыми — кто ответит?

Социум как машина штампует людей по своему образу и подобию. Можно ведь выбрать любой образ, почему именно звероподобный побеждает? Ответ на этот вопрос позволяет поставить правильный диагноз происходящим процессам.

* * *

Как говорит один современный историк, 10% народа всегда будут хорошими, выше среднего — независимо от системы, 10% всегда ниже нормы, а основная масса (80%) — это социальные люди, которые всецело зависят от социальной системы. Именно социальное штампует массового человека по своему образу и подобию, потому важно интересоваться состоянием социума. Именно в этом наша ошибка — каждый ушёл в свою «норку», кроме тех, которые теперь правят и направляют.

* * *

Именно с сердцем работают сейчас технологии, искривляющие сознание. Вернее — против сердца. Технологии эти работают по демонскому принципу, только в отличие от бесов работают не с индивидуальным, а с массовым сознанием. Суть метода — втягивание человека в ту или иную заранее срежессированную социальную роль. Взаимодействие с миром по заданному ролью алгоритму создаёт нового человека — неестественного. Технологии безотказно работают с большинством, т.к. большинство — это социальные люди, через социум их удобно портить. Сердца не будет в людях не только потому, что технологии, но и потому, что жить сердечной жизнью станет неудобно в новом мире — оно не будет даже востребовано, а люди без сердца — это неумные люди. Важно заметить, что технологии работают прежде всего именно с сердцем, и только потом с умом — чтобы разрушить прежний и создать новый — безумный.

* * *

Когда люди становятся слишком умными, без сердца они глупеют.

* * *

Ищите Христа — всё остальное непременно обманет.

* * *

Много зла сотворят люди, пытающиеся быть правильными и умными, но не знающие Христа, не стремящиеся познать Его — думающие, что и так всё знают и понимают.

* * *

Весь мир театр, так что все играют, только не осознавая. Подлинного в нас — капля или даже четверть капли, и то не во всех, а в очень немногих. Всё остальное пошлая и подлая игра всевозможных сил нами и в нас.

Человек человеку — стихия, а не личность, увы.

* * *

Человек боится деградации - это здоровый, природный страх. Человек до последнего борется, чтобы миновала его участь деграданта, и если чувствует, что негативные обстоятельства сильнее и что деградация побеждает,  - начинается запределье, в котором каждый вершит себе суд сам, осуществляя выбор траектории своего дальнейшего движения в запределье. Точнее, выбор делает уже не человек-личность, а его природа, которую он сотворил,  природа делает выбор (не КТО выбирает, а ЧТО выбирает - шестерёнки и алгоритмы).

Про это Цветаева говорила, когда сказала, что есть что-то, что не можешь, даже если хочешь, то, что сильнее меня.

* * *

Очень важно наблюдать за тем, какие базовые алгоритмы во мне работают в моём отношении к другому — по умолчанию, т.е. без связи даже с конкретным человеком. Всегда работают.

У большинства современных людей по умолчанию включена функция осуждения и высокомерного смотрения на другого как на более глупого. Это и есть результат воздействия искривляющих сознание технологий, которые работают на уровне социального человека, когда втягивают индивида в ту или иную деятельность посредством навязанной социальной роли в некотором социальном, заранее срежессированном, спектакле. Причём упор всегда делается на самостное начало в человеке, а потому, только тот, кто контролирует свою самость, может быть свободен от повреждающих воздействий технологий.

Наше социальное заражено: если кто не наблюдает себя, не контролирует и не созидает активно своё отношение к другому, по умолчанию оно работает в заданном технологиями алгоритме — на осуждение и унижение ближнего.

Что с этим делать? Творить обратное — личной волей, личным усилием, личным творческим актом во Христе. По умолчанию, т.е. когда оно само по себе работает, человек погружается в процессы затемнения личности — в озверение.

* * *

Вся хорошо познанная алгоритмика человека развёрнута нынче против человека и против человечного в нём.

* * *

Чтобы разделить народ на множество противостоящих друг другу социальных групп и группок, ума много не надо — люди охотно встают в позу праведника, чтобы выказать своё превосходство над другим. Мол, надо же, как он/она мог! Как такое возможно?! 

Технологии разобщения не упускают ни одной возможности разделять — чтобы властвовать, чтобы диктовать порядок вещей, повестку дня. Там, где была бы лишь небольшая трещинка в отношениях, благодаря технологиям  появляется  пропасть, преодолеть которую нет сил и ресурсов ни у кого — даже при наличии желания. Так зачем участвовать в образовании всё новых и новых пропастей между людьми, между социальными группами? И всё ведь ради какой-то правды....  Той ли, что угодна Христу?

Этих правдочек наплодили так много, что каждый может выбрать себе по вкусу и следовать, ухватившись за неё, в указанном технологами направлении — в разобщение.

Что с этим делать? Не поддаваться на соблазн встать в позу праведника. Поза праведника — не праведность. Наоборот! Ведь она всегда результат надменного взгляда на другого, а это богопротивный взгляд. Богу угодно совсем не это, не нужны ему эти куцые правдочки, утверждающие людей в самости и раздоре. Они нужны политтехнологам, а не нам. Тогда зачем в этом участвовать?

Угождать себе? Угождать другим? Ни то, ни другое. Надо угождать Христу — единственно верная дорога. Что это значит? Вот этим и надо вплотную заняться — учиться этому следует у Христа (больше не у кого). Как? Христом и во Христе! И опять встаёт вопрос — что это значит? Вот в чём следует разобраться как следует, чтобы жить по-настоящему и чтобы быть настоящим.

* * *

Ложное МЫ создаёт ложное Я — это базовый алгоритм искривляющих сознание технологий. Почему ложное МЫ так сильно? Потому что неложного МЫ не слышно, оно пассивно, подавлено.

Подлинное МЫ — не конструкт, а форма жизни.

* * *

Хотелки в людях совсем распоясались. Люди их распустили настолько, что уже не только нападают на ближних хотелками, но и травят других людей своими хотелками, как собаками.
О своих правах все помнят избыточно сильно, но не понимают и ничего не хотят понимать о правах другого/других. Торжество наглости, распущенности, пошлости — и это всё мнит себя имеющим право учить, поучать и требовать....
Это уже — катастрофа...

* * *

Чистота души — это чистый взгляд на другого, прежде всего, чистота моего отношения к другому. Надо смотреть на другого без негативизма и злых предположений, не предугадывать зло, которого возможно и нет, а, наоборот, предугадывать добро, которое есть всегда или почти всегда (смотря о чём говорить).

Добрая трактовка другого — вот качество, присущее людям с чистым сердцем

* * *

Не надо пытаться работать дешифратором, не надо переводить другого на язык своих шаблонов. Другой не может поместиться в рамки моих шаблонов. Сквозь эти рамки он не сможет и достучаться до меня — мы не встретимся из-за тьмы шаблонов (они встанут между нами). Шаблоны, а не Христос! Чтобы встретиться, между нами должен быть Христос. Он — мост, на котором встречаются два человека в любви Христовой.

Евангельское «Да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого» (Мтф. 5:37) — и про это. Не надо мудрить, чтобы не перемудрить. Надо смотреть просто — это-то и есть самое сложное.

* * *

Один и тот же поступок может совершить лучшая часть человека и худшая — не разберёшь. Понятно, что самостная натура всегда склонна пойти на поводу у самости, но ведь не факт. Человек, возможно, обнуляет путь, который никуда не ведёт. Понял это и не хочет двигаться по траектории своей пустоты, своего недостоинства.

Бросить вызов судьбе и начать всё сначала — всегда вариант, если чувствуешь, что зашёл в тупик. И никто не вправе судить другого, ибо никто кроме Бога не может ясно видеть что происходит и куда приведёт человека его новая стезя. Бог в любом случае (правильный выбор сделал человек или нет) будет лечить его язвы обстоятельствами и направлять на путь истины.

Тому, кто решил бросить всё прежнее, надо пожелать успеха на пути угождения воле Божьей. Осуждать, умничать, поучать — глупость. Человек свободен в выборе своего пути к Истине.

* * *

Суд Божий — это совсем не суд, это встреча с абсолютной Любовью.
Любящий не судит. Наша совесть нас осудит, наша правда невостребованная, наша любовь неизрасходованная нас осудят.
А Бог просто любит — всегда.
Всё, что лишено любви — грех против Бога.

* * *

Алгоритмика зло иди добро? Алгоритмы лежат в основании всех заложенных природой (Творцом — в природу) возможностей, потому считать злом алгоритмику недопустимо. Зло — это неправильное пользование добром. Алгоритмика плоха, когда оказывается не на своём месте, когда пытается вытеснить или подменить собой личность. Но если вы попробуете обойтись без алгоритмики, например, когда дышите, пострадаете нешуточно. Человек — это сложнейшая система систем, потому Господь снабдил нас способностью алгоритмичных действий, которые исполняются сами по себе — без нашего участия. Только в вопросах выбора меду добром и злом, при личностном общении надо включаться лично — чтобы полноценно участвовать в отношениях.

* * *

Ни ума, ни сердца, ни совести — подумала я об одной очень дурного нрава особе. И тут же поняла, что это, вероятно, минимальный набор достоинств (атрибуты, необходимые для Песни сердца), без которого порядочным человеком быть невозможно. Любопытно, что все три нуждаются в согласовании с Целым, а значит у социального человека могут быть травмированы и повреждены через подменённое, испорченное технологиями социальное целое.

Ум, честь и совесть... Да-да, знакомое сочетание. Тогда сердце и честь — про одно и то же.

Эти три хранить в массах можно только через правильно устроенное социальное. Так же как и ликвидировать их в массах несложно через неправильно устроенное социальное.

* * *

Даже у Христа есть своя алгоритмика. Именно благодаря этому мы отличаем истинное от ложного — ложное иной алгоритмики.

Но именно поэтому работают безотказно технологии, втягивая массы в ложную алгоритмику и тем наводя «порчу» на массового человека — он становится ложным, функционируя в ложной алгоритмике. Он становится запрограммированным по заданному образцу — ибо технологии создают вполне конкретного ложного человека, с заранее заданными параметрами.

Следование в русле Христовой алгоритмики — спасает, следование в русле антихристовой алгоритмики — губит.

* * *

Бисер перед свиньями — это общение личное, на личном уровне, там, где личность отсутствует, а присутствует только алгоритмика. При контакте важно наблюдать наличие или отсутствие в человеке личностного уровня, чтобы общаться соответственно ситуации.

Бисер перед свиньями — это общение личности с алгоритмикой.

* * *

Человек таков, какова его любовь: что любит, тем он и становится. Можно ли увлечь человека ложной любовью, ложной правдой, ложной красотой? Ещё как можно! На том и построены технологии оболванивания, что соблазняют духовно неопытных людей и приводят их в состояние, известное христианам как прелесть — т. е. ложное представление о реальности и себе, а значит и неверное толкование происходящих процессов, в которые втянуты обманутые.

* * *

Людей, способных откликнуться сердцем на прекрасное, становится всё меньше. Скоро никто не сможет понять, в чём красота Христа. Люди будут думать, что  «безумные древние», т.е. мы с вами,  верили во всякую чепуху. Даже сочтут это неким извращением чувств - страшно вредным для здоровья.

Предельная посюсторонность - начало конца человека. Образное мышление «отваливается», как хвост — за ненадобностью. А значит становится недоступно целостное мышление. Становится недоступным поэтическое измерение жизни человека. Человек — это поэзия, а не алгоритмика. Алгоритмика — это биологическая машина, которая должна служить человеку на его пути в вечность.

Скоро человек перестанет куда-либо идти, кроме как за угол дома, на работу, в магазин. Служение? Скорее всего служение сохранят, только это будет подменённое служение вещам мира — посюстороннему, здешнему. Нездешнее перестанут даже хотеть, потому что перестанут понимать.

ВОПРОС-ОТВЕТ:

Вопрос: Степень свободы человека — до каких берегов она простирается? Где территория антихриста начинается?

Мой ответ: До каких берегов? До разрушения мира. У меня про это есть — немало, я тоже их искала.
Мир будет разрушен именно потому, что берегов нет, предела нет — сам человек полагает пределы.
И потому так сильно зло.
Добро в нас нежится в добре, оно лениво. А зло — «творит» своё дело.
Мы же Христово дело не творим, а просто пользуем Его добро для себя: наслаждаемся, тешимся, нежимся, любуемся.
Пассивное добро — причина всех зол.
А почему так? Потому что только во Христе добро активно.
Вот предел.
Добра вне Христа нет.

Пассивное добро рушит мир — это теперь приём технологий. Деструкцию прежнего мира творят дураки — по добрым соображениям, мысля о каком-то своём добре, но мысля в рамках кем-то заданной технологии и не замечая этого. Дураками умело манипулируют специалисты, направляя их пассивное добро не туда. Это уже антихрист — вместохристос. В этом дух антихриста

Вопрос: В книгах много неточностей, как не обмануться?

Мой ответ: Потому и надо искать Христа — Его Самого. Тот, кто слушает Голос Пастыря, тот всё сравнивает с ним как с камертоном. Что согласуется с Голосом Христа — истинно, что не согласуется — нет. Ненастоящее остаётся словно в тени, вне поля зрения. Звучит только подлинное во Христе — Христом звучит и для Христа звучит.

Тексты — помощники до того как произошла Встреча. Потом, Христом и во Христе, человек сам становится таким текстом.
Тексты ведь пишут и читают Христом — иначе нельзя понять, нельзя прочесть.

Но когда во Христе, тогда всё, что неточно — словно не видишь, оно не касается ничего Христового, что звучит и светится Христом и во Христе

Звучит, оживает во Христе, только точное, истинное. Но это всегда очень конкретное точное и истинное — для тебя актуального. Всё, что актуализировано — вопрошает и получает ответы: нет ничего недоступного и сокрытого. ВСЁ открыто актуальному, куда бы ни устремился он взором — всё видит и знает. Ограничение одно — что не актуализировано, т.е. что не нужно по-настоящему, то и нельзя знать. Ничего нет от праздного любопытства. Совсем другой метод и подход. И это потрясающе красиво.

Как манна небесная — впрок не запастись, так и знание небесное. Всё здесь и сейчас. Но именно ВСЁ — в доступе. Берёшь то, что можешь взять. открывается всё, чему ты сам открыт.

Вопрос: Впрок нельзя —  отлично. Открывается то, чему сам открыт. Вопрос, дилемма — чему человек хочет открыться: вчера патриот, сегодня не интересно, вчера футбол, сегодня не интересно, вчера рай, ад сегодня, не интересно. Это философия конечно уже...

Мой ответ: Футбол и Христос... Слишком разное. Христос сначала — на своём месте, в центре мира, в центре сердца, иначе футбол может даже занять место Христово, а это ад уже. Гарантированный!

В этом смысле родина христианина — Христос. И пока не обрёл он эту родину, пока и нет христианина.

 

Дневники: Июль, август, сентябрь 2020

2

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.