Если мыслить процессами, или Несколько слов о Всечеловеке в нас

Автор: Светлана Коппел-Ковтун
Худ. Елена Черкасова

Из дневников

То, что называют концом истории, может быть увидено иначе, с другого ракурса, как смена вектора движения или разворот, но не вспять, не «назад к обезьянам», а в сторону от пути, которым шла история, и который условно можно назвать просвещенческим. Человечество развивалось, двигаясь от Бога вовне к Богу внутри, потому даже условная смерть Бога и смерть Автора (1 — и то, и другое сказано о философских концептах; 2 — смерть Бога предшествует воскресению Бога) не изменили вектор движения. Сегодня же человечество разворачивается в сторону от просвещения — в затемнение, мы движемся в сторону от человека, к постчеловеку, когда человеческая трансцендентность, определяющая человека (назовём её поэтической или божественной), будет отменена в пользу технической. Новые сверхспособности, которые человек неизбежно приобретёт техническим путём, всё равно оставляют его, даже в качестве технобога, в рамках «праха земного». И даже хуже — прежнее внутреннее развитие останавливается.

Благодаря новейшим научным открытиям, постепенно открывается техническая потусторонность в рамках человеческой посюсторонности (это предпосылка новой постчеловеческой онтологии). И эта техническая потусторонность, утверждаясь в своих правах на человека, будет воевать против природной, Богом устроенной человеческой потусторонности, именуемой нами трансцендентностью. То есть, техническая потусторонность по определению формируется как античеловечность, потому не следует обольщаться красивыми обещаниями помощи нездоровым людям (главная цель совсем другая).

Постчеловечество — это новое кастовое общество, в котором не больных спасают, а здоровых делают неполноценными (затемняют) — ибо могут (по Хаксли), и только избранным, т.е. богатым и власть имеющим, достаются технобонусы.

Таким образом главную проблему времени можно сформулировать так: намеренное создание технической трансцендентности — нечеловекомерности, где всё происходит на таких уровнях и скоростях, которые не доступны человеческому восприятию. Именно потому, что этот уровень будет закрытым для природного человеческого восприятия и сознания, не имеющего определенного спецдоступа, возникает потребность в создания кастового общества.

* * *

Злоумышленное зло — сравнительно редкое явление при том, что «мир во зле лежит», погружён во зло.

Мы живём во зле, хотя кажемся себе пусть и не идеальными, но не злыми же. Почему в принципе незлые (но и не добрые!) люди творят зло? Чтобы понять это, следует мыслить процессами, а не фактами.

Человек — это набор всяческих процессов, у которых есть своя логика нашего поведения, траектория пути, свои «альфа» и «омега». Наши поступки — это сумма этих процессов, в большинстве случаев выбор делаем не мы как личность, а процессы — мы влечёмся ими, следуя их логике. Чтобы не творить зла, надо не быть носителем процессов, приводящих ко злу. Более того, на самом деле и этого — мало, потому что надо творить добро, чтобы не творить зла. То есть, надо быть носителями процессов, творящих добро.

Когда говорят, что в человеке всего намешано, говорят о процессах в нём. А что такое процесс — это что-то вроде зерна, которое, попадая в почву нашей души, непременно развивается по заранее заданной схеме (из семени фасоли — фасоль, а не огурец).

Сорняки и плевелы в душе — это скрытые в нас процессы.

Самопознание — это процесс познания процессов, заложенных во мне.

Далее возникает вопрос кем и когда заложенных? Ответ на него не так прост, как нам хотелось бы. Но важно понять, что большинство наших процессов нам не известны, мы их не наблюдаем, хотя процесс — это единственно верный контекст для чтения совершенных в процессе поступков.

Понимать реальность — это наблюдать процессы, уметь видеть реальность как сумму текущих процессов. Понимать человека — это видеть процессы, которые им движут.

Понимать процесс — это видеть куда он устремлён, за чем он гонится в своём движении, обнаружить и осознать его «альфу» и «омегу».

Рассматривая факты вне процессов, невозможно их верно трактовать. Один и тот же факт, увиденный как фрагмент разных процессов становятся двумя разными фактами, вплоть до взаимоисключающих.

Факт — это точка (частица). Процесс — это направленная линия (волна), вектор, стремящийся от — к. Потому один и тот же факт действительно может принадлежать разным процессам и значить совершенно разное, вплоть до противоположного. Отсюда правило «не суди!». Собственно суд наш ошибочен именно потому, что не видит факты в контексте процессов, не видит человека как процесс.

Умение наблюдать явление в динамике требует внутренней тишины, созерцательности и правильной точки смотрения (не из каждой внутренней точки можно видеть), которая обеспечивает чистоту (бескорыстие) смотрения.

Понимать время — это наблюдать запущенные в нём процессы, по которым мы течём из прошлого в будущее (процессы — это пути). Знать будущее — это видеть процессы по которым оно движется. Время создают таким или другим, форматируя под него реальность.

Программировать будущее — это запускать процессы, зная их «альфу» и «омегу».

* * *

Социальное бессознательное оформляют пути, по которым его ведут и гонят, открывая движение по одним дорогам и препятствуя течению по другим. Проходя намеченный социальными технологиями путь, наше бессознательное получает определённые,  запланированные и заданные технологами, формы, которые в свою очередь определяют характер нашего поведения.

Учитывая угрозы времени подмен, следует внимательно рассматривать те социальные дороги, которые нам предлагают как единственно верные, т.к. пройдя по ним, мы уподобимся им и станем другими. Какими другими? Об этом следует думать в начале пути, а не в конце. Хотим ли мы  измениться в ту сторону, в которую изменят предложенные нам пути? Согласуются ли эти изменениями с нашими убеждениями и волей или они просто навязаны нам? И если навязаны, то с какой конкретно далеко идущей целью? Зачем и кому нужны эти изменения в нас?

* * *

Доверие к человеку сильно зависит от того, насколько человек самостоятелен, насколько даёт отчёт себе в своих мотивах и действиях. Сейчас очень много людей утративших личностную свободу и ведомых какой-то нездоровой алгоритмикой (внешнее управление). Такие не ведают, что творят и всецело зависят от спущенных кем-то установок. Ведомый извне или свободный  — первое, о чём думаю, когда решаю вопрос доверия. Другими словами: личность или её отсутствие, а потом уже зрелая личность или нет. Доверие возможно по большому счёту только к зрелой личности. Но и незрелая нуждается в нашей вере, а потому доверии - даже рискованном. Рождение другого в личность стоит того, чтобы рисковать, пусть даже зря (страдательно). А вот ведомая кем-то личность — не партнёр в любом случае (он даже сам себе — не партнёр). Внешнее управление делает человека предметом пользования, который принадлежит себе меньше, чем, скажем, расчёска. Ибо расчёска не может выйти за пределы своей расчёсочной сути (её вряд ли получится применить совсем уж не по назначению), а человек может. Человек как предмет и вещь — меньше, чем просто предмет и вещь, он легко падает в демоническое и может в состоянии одержания представлять опасность даже для себя самого.

* * *

«Мои пути — не ваши пути»* — говорит Бог человеку, т.е. процессы, в русле которых мы движемся, не те, по которым движется Бог. Но важно осознавать, что для связи с нами Бог использует наши пути, иначе не было бы возможности нам встретиться.

Если повредить эти пути в мозге человека, или если занять их место суетным, разговор с Богом станет невозможным.

* * *

Сами процессы тоже вписываются в другие процессы процессов — метапроцессы. Процессами можно управлять, встраивая их в метапроцессы.

Так называемый философский нарратив, который создаёт то или иное общество, такого или другого человека в процессе его сказывания, это и есть метапроцесс.

Идеи — это семена процессов. Любая идея раскрывается как процесс, приводящий к вполне предсказуемым результатам.

* * *

Что же тогда представляет из себя личность? Управителя процессами. А природа — это набор модульных процессов. Личность не сводима к процессам, когда она стоит над ними, а не погружена в них. Если же процессы доминируют над личностью, она — раба процессов, и тогда это не личность, а индивидуальность.

Личность в нас — это лично воспринятый Христос. Индивидуально воспринятый Христос есть личность,  индивидуальность восходит в личность во Христе. Во Христе всё человечество едино, это один Всечеловек. Христом и во Христе люди - единый Всечеловек.

* * *

Ошибка — думать, что человечность в людях это нечто само собой разумеющееся. Она, скорее, плод социального развития в определённом направлении (можно развиваться в другую сторону, сворачивая, а не разворачивая человеческое в нас). И если повернуть развитие вспять (современный человек не из пугливых — не испугается), бесчеловечность станет таким же обыденным явлением, какой нам кажется минимальная человечность.

Грядут времена, когда пороки в нашем нынешнем представлении покажутся добродетелями на фоне пороков, распространённых в постчеловечестве (сменившем вектор своего движения). Назад к обезьянам — это большой оптимизм. Обезьяны окажутся человечнее постчеловеков, ибо, как все животные, ограничены в падении природными рамками — в отличие от человека.

* * *

Св. Писание говорит, что Антихристу будет дана власть побеждать святых**. Каким образом такое станет возможным? Это вопрос чисто технический. Например, если человеку отрезать ноги, он не сможет ходить — потому что нечем. То же самое следует понимать о мозге, который суть инструмент нашего общения, в т.ч. общения с Богом. Так что притча о мудрых девах — наше всё. Вероятно, следует задуматься о невозможности полного самостояния (сами по себе, без Бога, мы не способны устоять в самих себе), однако если кто достаточно крепок, возможно, сохранит своё структурное подобие Христу довольно долго, так что накопленной благодати (масла в светильниках мудрых дев из притчи) хватит дотянуть до Второго Пришествия Христа.

Мы питаемся ниспосылаемым Духом и без него, сами, не способны бытийствовать. Время торжества Антихриста (технического вместоХриста и противХриста) — это будет своего рода духовный пост, когда придётся не кушать (доступ к Духу, вероятно, пререкроют). Тогда все посты — лишь репетиция главного Поста последних времён, научение человеческого вещества определенному состоянию и поведению, которое в последние дни придётся прилагать не только к пище телесной, но и духовной.

Становление личности в этот период станет невозможным, но сохраниться уже ставшим, наверное, всё-таки шанс есть — благодаря сравнительно небольшой длительности последних времён, т.е. исключительно на инерции и накопленной прежде благодати.

* * *

С преподобным преподобен будеши, и с мужем неповинным неповинен будеши, и со избранным избран будеши, и со строптивым развратишися (Пс.17:26-27)
А если на месте преподобного окажется компьютерная сеть, например, в которую включены разные люди и машины? Каким будет человек, физически встроенный без своего согласия на то, в такую сеть?

* * *

Христос телесный — это исторический Христос, прежде всего, но, вероятно, тела почивших в Боге святых, тела людей, носивших Христа, некоторым образом приобщены к Телу Христовому — именно ради такого приобщения существует в Церкви Причастие Телу и Крови Христовым.

А причастие душе и духу? Тело было носителем души и духа, т.е. через тело, принимая телесное телесно (просфора ведь материальна) мы приобщаемся целому Христу, если только способны своими душой и духом подняться на достаточную для этого высоту. Если не готовы, то можем постепенно расти во Христе, т.е. Христос начнёт расти в нас, прорастая и в наше душевное и духовное, и в наше телесное, если мы будем работать душой, телом и духом во Христе (если не работать во Христе — не прорастёт).

Итак, в нас один неразделившийся Христос: телесный, душевный, духовный.... и социальный. Христос в нас — это ещё и социальный Христос. И сейчас происходит именно над социальным Христом надругательство, которого мы словно не замечаем.

Судьба исторического Христа — Икона судьбы Христа социального, привычно именуемого в нашей традиции Всечеловеком. Всечеловек — это Христос в нас (в нас, а не во мне!).

Остаётся задать себе вопрос: далеко ли до Гефсимании Всечеловека? Или она длится именно сейчас? Тогда далеко ли до Суда и Казни?

* * *

Человек раздроблен: и человек-индивид, и Целый, социальный Человек. Последний настолько разобщён, что его атомы-индивиды понятия не имеют друг о друге (представим, что так обстоит дело с клетками нашего тела — это смертельно опасно). Социальный человек разобщён и в том смысле, что его различные социальные группы почти нигде не встречаются, не пересекаются, не обмениваются достижениями и провалами, успехами и ошибками. И, главное, они никак не соотносятся друг с другом. Учёное сообщество точно так же разобщено, потому и ведутся разговоры о междисциплинарных контактах, какие-то даже происходят, связи помалу налаживаются, но это меньше капли в море. Учёным надо видеть друг друга, общаться. Иначе социальный Человек, в т.ч. учёные, не видит себя как целое, он не в состоянии дать себе отчёт о происходящем с ним даже на академическом уровне. Какие-то его элементы вырвались вперёд в научных дисциплинах и стараются держаться особняком от других, чтобы никто не помешал познанию, даже социально опасному, грозящему большими проблемами социальному Человеку — человечеству. Любопытно же!
Так и живём — каждый про своё, без оглядки на другого (других), а потому и распадаемся, разлагаемся всё больше и больше. Это и есть смерть Адама, растянувшаяся на века — во времени.

* * *

Сейчас многие люди жалуются на память. Слишком велика плотность информации, слишком многое постоянно течёт, изменяется и при этом требуется включение в измененное и изменяемое. Мир стал более текучим (но вспомним Гераклита — текучесть лишь стала более явной), и наша память подстраивается. Мы меньше пользуемся длительной памятью, но сильно нуждаемся в длении короткой. Это перестройка под новый формат жизни.

Но что такое короткая память? Это нечто близкое к состоянию озарения — замирания перед откровением Прекрасного. Длить мгновение — это совсем не то, что длить время. Возможно, мы становимся более восприимчивыми к измерению вечности***, а не просто деградируем. Или, точнее, параллельно идут сразу два процесса: утончения и деградации, каждый выбирает своё и/или следует навязанным извне правилам.

* * *

Бог — единственное утешение, которое было есть и будет, которое неизбежно грядёт в конце всех исторических мытарств. Человек окажется слишком слабым перед искушениями и предаст сам себя, предав Бога.

Судьба исторического Христа — это своего рода Икона судьбы Всечеловека в истории, который, подобно Христу, будет распят наукообразными пошляками. Но воскреснет во Христе!

---

* «Мои мысли — не ваши мысли, ни ваши пути — пути Мои, говорит Господь. Но как небо выше земли, так пути Мои выше путей ваших, и мысли Мои выше мыслей ваших (Исаия 55:8-9)

** «И дано было ему вести войну со Святыми и победить их; и дана была ему власть над всяким коленом и народом, и языком и племенем. И поклонятся ему все живущие на земле, которых имена не написаны в книге жизни у Агнца, закланнаго от создания миpa» ( Откр. 13:7-8)

*** Возможно, так Бог пытается продлить нашу человечность в условиях агрессивной посюсторонности.

 

Дневники 4 августа, 26 октября, 5 ноября 2019, 18 апреля; 8, 11, 12 октября 2020

1

Сайт Светланы Анатольевны Коппел-Ковтун

Добавить комментарий

Содержимое данного поля является приватным и не предназначено для показа.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.